ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

У ВОЙНЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО



Этот материал - прямое продолжение заметок "Без публичности", "Джеки-Из-Тени" и "Ост-Европейской компании" (поэтому пояснять, кто есть кто и что есть что, не стану) и напоминаю: ничего от себя. Вся информация к размышлению идет из кругов, откуда, по логике, помощи можно было ждать в самую последнюю очередь. Это удивляло, ибо оставалось только гадать,  в самом ли деле в этих кругах есть люди, которым "стыдно за свое участие", или там кто-то под кого-то копает,

но это не важно. Важно, что, во-первых, данные, присланные ими, сам я никогда не нашел бы, а во-вторых, что  сухая инфа, без каких-либо тезисов от адресантов, не может быть фейком. Сейчас многое прояснилось: насколько я понимаю, в случае победы Трампа никто мне эти данные не присылал бы, но поскольку сталось как сталось, кто-то  не прочь сделать гадость тем, кто, придя к власти в США, создал экспертным группам Трампа массу неудобств, да еще и хочет лакомиться плодами чужих трудов.

Прежде всего: практически сразу с провалом планов "силового сценария", готовившегося, насколько можно судить, при соучастии спецслужб США, вновь оживилась "мирная оппозиция", контакты с которой публично назвала своим приоритетом "посол США в РБ", осевшая в Вильнюсе. Если камлания "бешеных" в лице, скажем, Ольги Карач, вещающей о некоем "дне Х" и даже огласившей дату: 2 июня, смотрятся уже комично, то  "официальные штабы" настаивают

на возобновлении "мирных форм протеста". Франак Вечорка, выступая от имени жены блогера, заявляет о неизбежности новых санкций, давлении Запада и принуждении Минска к переговорам, а сама "лидер нации" 30 апреля разместила на своем сайте документ о "новом этапе", подчеркивая важность "ненасильственных" форм борьбы, и поскольку  авторы документа,  велевшие "лидеру нации" его озвучить, явно делают ставку на реанимацию массового участия

в акциях женщин, следует обратить внимание на этот вопрос. Но предупреждаю: легкого чтения не ждите; данная заметка - дайджест полученного инфомассива, проверенный, систематизированный, но не более. Все что дальше, - анализ, синтез, "веер вероятности", рекомендации, уже не для блога, а перед вами, по сути, болванка.Тяжело, рыхло, не всем посильно, до конца вряд ли прочтут многие, - но кто доберется до финала, тот, думаю, претензий предъявлять не станет...


Давайте вспомним:  в 2020 г. мы стали свидетелями массового участия женщин-активистов в “первых рядах” уличных протестов, не говоря уже о руководящем трио Колесниковой-Тихановской-Цепкало. После провала блицкрига в середине августа 2020 г. на улицах массово объявились “девушки в белом” с цветами, начались женские марши, женские цепи солидарности и т.д. И нет никаких сомнений в том, что  массовое участие женщин в "первых рядах протеста" в РБ - итог  многолетней работы "мозговых центров", изучавших вопрос "женской составляющей" в успехе цветных революций, - в первую очередь, группы экспертов в составе, - помимо уже известных нам Эрики Ченовет иМарии Стефан, - Мэри Кинг (Mary E. King) и Мари Принсипе (Marie A. Principe).

Мэри Кинг очень известный эксперт. Начинала еще в движении за гражданские права чернокожих в 1960-е г., была одним из лидеров Student Nonviolent Coordinating Committee – основной студенческой организации в движении. Член правления Albert Einstein Institution,  основанной Джином Шарпом в 1983 г. в рамках объявленной Рейганом войны соцлагерю и прочим неугодным посредством "демократизации", т.е. цветных революций. Мари Принсипе – сотрудница Women in Public Service Project and Global Women’s Leadership Initiative at the Woodrow Wilson International Center for Scholars.

О Стефан и Ченовет мы уже знаем. Но можно добавить: Ченовет работает с Weatherhead Center for International Affairs Гарвардского университета (ранее Center for International Affairs, поэтому его в свое время называли "ЦРУ при Гарварде" (CIA at Harvard”). Там же проработал большую часть жизни Джин Шарп, а также такие знаковые лица, как Киссинджер, Шеллинг и т.д. Стефан – экс-сотрудница Госдепа, работала в Афганистане, Сирии и Турции.  Как и Ченовет, штатный эксперт  International Center on Nonviolent Conflict (ICNC) и US Institute of Peace (USIP). Курировала начало деятельности «Отпора» и Nonviolence International, основанной идеологом и организатором первой Интифады Мубараком Авадом.

Именно эта группа ок. 2013 начала разработку схемы "женского участия" и подготовки кадров в рамках курсов USIP. В 2015 Кинг (в соавторстве с Anne-Marie Codur) опубликовала статью “Women in Civil Resistance”/«Женщины в гражданском сопротивлении» (главу в сборнике “Women, war and violence: Typography, resistance and hope” под ред. M. Kurtz и L. Kurtz). Тогда же исследования в этой области начала Ченовет, получив грант One Earth Future Foundation (OEF). Исследования проводились с использованием уже известной нам базы данных о госпереворотах и цветных революциях NAVCO 1.2 и методов статистического и корреляционного анализа.

Разработка NAVCO 1.2 велась Ченовет при финансовой поддержке ICNC. Тема штудий Ченовет широко обсуждалась в рамках “Inclusive Global Leadership Summer Institutes” (IGLI) – 2017/2018. Ченовет – сооснователь и координатор IGLI. В обсуждениях принимали участие, среди прочих,  Кинг и Стефан (на тот момент шеф Программы ненасильственных действий USIP). IGLI-2019 был проведен в партнерстве с USIP, соруководителем IGLI выступила Стефан. Вот типичный пример  «бесед» Ченовет и Кинг в рамках “Inclusive Global Leadership Initiative 2017” на тему участия женщин в "ненасильственном гражданском сопротивлении".

В 2017 USIP опубликовал первый специальный отчет SR 399 «Женщины в ненасильственных движениях» (“Women in Nonviolent Movements” с выводом: “In short, women’s meaningful involvement in civil resistance movements has shown to be a game changer“ (массовое участие женщин в цветных революциях «меняет правила игры»), с  перечислением показаний повышение успешности "ненасильственных кампаний" при участии в них женщин. Вывод сделан на основе детального изучения осуществленных кампаний такого рода, в частности:

а) значительное увеличение числа потенциальных сторонников; в качестве примера: цветная революция в Египте. Указано, что "Тахрир-майдан" приобрел "черты необратимости" в январе 2011 после  воззвания девочки по имени Asmaa Mahfouz к египетским мужчинам. Asmaa Mahfouz использовала "специфическую гендерную лексику", играя на "повышенной гордости египетских мужчин": "Я иду на площадь, если вы – мужчины, придите и защитите меня и других девушек от головорезов режима". Это прекрасно сработало как для выхода на улицу мужчин, так и для дезорганизации силовиков.

б) способность женщин использовать гендерные роли для ослабления противодействия силовиков.  Согласно отчету, женщины являются "эффективным моральным щитом". Дословно: “A mass gathering of women poses a particular moral dilemma to security forces and militaries, who are trained to respond aggressively. Women, however, along with children and the elderly, are deemed innocent victims during conflict and political strife, and statistically women do suffer disproportionally from conflict overall. This widely accepted notion creates a shield under which women can maneuver to disrupt the status quo, such as in Argentina and the Palestinian territories" (перевод).

в) креативные и тактические инновации, привносимые женщинами, которые по природе являются хорошими управляющими и организаторами ввиду обладания навыками по ведению домашнего хозяйства и созданию благополучия в семье. Пример: польская «Солидарность». В начале 1980-х, когда в Польше было введено военное положение и арестованы многие лидеры, сопротивление возглавила группа из семи женщин, которые сумели создать подпольные структуры, наладить выпуск оппозиционной литературы и организовать борьбу за освобождение арестованных лидеров. Еще один пример:  первая палестинская Интифада. Дословно: "Palestinian women played a major role in organizing the parallel structures and institutions, such as the committees and victory gardens that allowed the popular uprising begun in December 1987 to remain resilient in the face of Israeli repression” (перевод).

г) способность женщин использовать   «гендерные стереотипы» для проведения подрывных действий: “Many women in many instances have exploited notions that they are apolitical and more focused in the domestic sphere than the political one as a shield for subversion” (перевод). Пример из отчета: в Сирии (2011) оппозиция использовала девушек, одетых по-светски (короткая юбка и т.п.), как связных и наблюдателей. Таких девушек реже останавливали на блокпостах, поскольку, по словам одной такой девушки, “They were under the impression that the only supporters for this movement were the Islamists. The police would have never suspected a secular woman like me" (перевод). Примечание: вот почему Тихановскую подавали публике, как наивную домохозяйку, которая не разбирается и не интересуется политикой, а пошла в политику лишь по стечению обстоятельств, на недолгое время.

Подводя итоги, авторы отчет-2017 указали на настоятельную  необходимость проведения количественных исследований влияния женщин на успех цветных революций, - и уже в октябре 2019  OEF опубликовал подготовленный Ченовет отчет “Women's Participation and The Fate Of Nonviolent Campaigns” («Участие женщин и судьба ненасильственных кампаний»), где  были представлены  предварительные результаты  исследований роли женщин и женских организаций и их влияния на успех цветных революций. Дополнительно  Ченовет представила “The Women in Resistance data set” (WiRe) - разработанную ее группой базу данных об участии женщин и женских организаций в 338 госпереворотах, цветных революциях, сепаратистских движениях и т.п. в 1945-2014.

О важности этого отчета говорит то, что выводы из него были включены в доклад Генерального секретаря ООН «Женщины и мир и безопасность»: S/2020/946, 25.9.2020 (цитата по-русски), а также в доклад Генерального секретаря ООН  «Молодежь и мир и безопасность»: S/2020/16.2.3.2020. Особо важный момент: описывая базу  данных NAVCO  (госперевороты, цветные революции и т.п.) Ченовет именует их исключительно “maximalist campaigns" («максималистскими кампаниями»"), поясняя, что речь идет о “those campaigns that call for the toppling of an oppressive government, or territorial self-determination” (кампаниях, призывающих к свержению деспотического правительства или территориальному самоопределению).

Таким образом, «максималистские кампании» - «кодовое слово» в словаре конструкторов цветных революций, эвфемизм, используемый для того, чтобы  реальная тема их деятельности не была очевидна  и не  резала слух. Аналогичным образом, в отчете USIP госперевороты, цветные революции и т.п. называются только “movements with political aims” ("движениями с политическими целями"). То есть,  явное стремление скрыть реальные цели, и мировые элиты это политкорректно замалчивают, в связи с чем, уместно обратить внимание на тот же  доклад Генсека ООН «Женщины и мир и безопасность», где нет ни слова о подробностях "побед с использованием ненасильственных методов", - притом, что Ченовет прямо пишет: в своих исследованиях она не рассматривала кампании, в которых не шла речь о свержении власти.

Данная работа Ченовет содержит, хотя и предварительные, но все же количественные данные. Активно ссылаясь на публикацию Кинг (см. выше) и спецотчет USIP SR 399, она делает следующие выводы:

1. “The greater the role of women in the campaign (in terms of observed numerical participation), the larger the correlation with nonviolent methods, even in highly repressive contexts. Campaigns that feature greater women’s participation—in terms of both the extent of women’s frontline participation and the formal involvement of women’s organizations—are more likely to maintain nonviolent discipline (i.e., are less likely to have violent flanks)”, то есть,  чем больше женщин задействовано в «кампании» и находится в «первых рядах», тем выше вероятность того, что целей удастся достичь ненасильственными методами, хотя это и не отменяет участия  «насильственных флангов» - радикальных групп, склонных к насилию против силовиков, представителей власти, несогласных и т.п.

2. “Importantly, nonviolent campaigns with high degrees of frontline women’s participation are also likelier to elicit loyalty shifts from security forces. The same is true for campaigns in which women participants actively call for peaceful mobilization.”, то есть, чем больше женщин в «первых рядах», тем выше вероятность  смены лояльности силовиков от режима к протестующим. То же самое происходит, когда женщины-протестующие активно призывают к «мирной мобилизации» против режима. О том, что успех «кампании гражданского сопротивления»  зависит от того, насколько  «столпы режима» склонятся к сотрудничеству

с "протестующими"  (в форме дезертирства, неисполнения или неэффективного исполнении приказов и т.д.), Ченовет и Стефан писали еще в своей культовой монографии  2011 года, придя к выводу, что  массовое участие женщин в «первых рядах» увеличивает вероятность дезертирств (оригинал), и при достижении критической массы (450 000) явные, видимые признаки широкого участия женщин в протестах могут подтолкнуть службы безопасности к смене лояльности от режима к протестующим (оригинал), причем, чем более мирными выглядят протесты и призывы женщин, тем вероятнее дезертирства силовиков-мужчин (оригинал).

3. Важнейший вывод: чем больше женщин находится в «первых рядах», тем выше вероятность успеха (оригинал). При этом число женщин в «первых рядах» важнее, чем общее число протестующих, ибо согласно статданным,  массовые протесты, где протестующие - преимущественно мужского пола, менее эффективны, чем менее массовые протесты, но где большее число женщин находится в «первых рядах». Аналогичным образом, цветные революции, в которых оппозиция явным образом выражает гендер-инклюзивную идеологию (когда оппозиция явным образом призывает к включению женщин в публичную жизнь), имеют больше шансов на успех. А вот между участием женщин в вспомогательных ролях (обслуживание, изготовление информационных и других материалов) и успехом революции статистической связи не найдено (оригинал).

4. Чем больше женщин находится в формальном руководстве оппозиции, тем больше женщин участвует в «первых рядах» протестов (оригинал). Хотя не найдено статистической связи между количеством женщин в руководстве оппозиции и успехом цветной революции, такая связь найдена связь для массового участия женщин в «первых рядах» (см. п. 3). Из чего, к слову, становится совершенно ясна запрограммированность появления на авансцене трио Колесникова-Тихановская-Цепкало во главе протестов. Больше женщин во главе оппозиции – больше женщин в «первых рядах». Больше женщин в «первых рядах» - больше шансов на успех у цветной революции.

5. Подобно массовому участию женщин в «первых рядах» и использованию оппозицией гендер-инклюзивной идеологии, шансы цветной революции на успех повышает присутствие формальных женских организаций (оригинал). По мнению Ченовет, это объсняется  возможностью женских организаций обеспечить площадки для обсуждения, планирования, обучения и урегулирования конфликтов внутри оппозиции (о чем писала в своей публикации Кинг), а также их возможности по привлечению значительных женских ресурсов в ключевые моменты борьбы (оригинал).

6. И наконец пункт, который Ченовет не объясняет, указывая, что над ним нужно думать, но декларирует, как бесспорный:  массовое участие женщин в «первых рядах» в УСПЕШНЫХ цветных революциях в странах с высокой фертильностью у женщин коррелирует с уменьшением фертильности в постреволюционный период. Этого не наблюдается в странах с относительно низкой фертильностью и при участии относительно небольшого числа женщин в «первых рядах». К РБ, как  стране с относительно низкой фертильностью это не относится, зато в полной мере относится, например, к странам Африки и БВ, ставших в последние 10 лет ареной многочисленных цветных революций. Та же Ченовет писала, - “People Power Is Rising in Africa”, - что цветные революции в Африке находятся на подъеме),

подчеркивая, что к выводам о фертильности нужно относиться с осторожностью по причине недостатка  данных по многим параметрам, однако добавила, что работа в этом направлении ею продолжается – для этих целей разработанная ее группой база данных WiRe будет объединена с мощной базой данной VDem – «крупнейшим проектом по сбору данных по вопросам научных исследований в области политологии» . Чтобы понять уровень VDem, достаточно посмотреть, кто финансирует этот проект, а если учесть, что тот же OEF, формальный заказчик исследования Ченовет, во многом заточен на работу в Африке, Азии и Латинской Америке, возникает вопрос:  не собирается ли Запад контролировать, например, население Африки, в том числе, устраивая бесчисленные цветные революции?

Об этом можно только гадать, однако в отчете черным по белому сказано: “There are some signs that women’s participation is associated with a common measure of gender equality—lower fertility rates—after a nonviolent campaign has succeeded” ("Есть некоторые признаки того, что участие женщин связано с общепринятым показателем гендерного равенства - более низким уровнем фертильности - после успеха ненасильственной кампании"). И если принять за основу, что  уменьшение фертильности женщин -  признак увеличения гендерного равенства (а Запад провозглашает гендерное равенство как одну из своих главных целей), то вывод напрашивается довольно неутешительный.

В заключение осталось только показать наличие формальной связи между вышеупомянутыми американскими экспертами по цветным революциям, ICNC, USIP и белорусской оппозицией. Очевидно, что точек соприкосновения у них много. Одна из них, о чем уже писал я в блоге, – Action Institute, украинская подструктура ICNC, в числе тренеров и экспертов которой Бартковски из ICNC,  известный нам Пинкни (со-разработчик с Ченовет базы данных NAVCO) из USIP, а также Франак Вячорка – «старший советник» Тихановской, и все они тесно связаны. Скажем,  Бартковски 13.8.2020

спрашивал у Вячорки в Твиттере, работает ли оппозиция над руководством для белорусских силовиков по разложению силовых структур, а в октябре  сообщил Вячорке и Тихановской о подготовленном им проекте инструкции. Вячорка же неоднократно акцентировал тему важности участия женщин в "протестах" (WP:  “Women make the difference in Belarus”, 15.8.2020),   вышедшая практически одновременно с обращением Тихановской от 14.8.2020 о необходимости прекращения уличного насилия, аккурат к появлению на улицах Минска женских цепей солидарности.

Некоторые выводы.

Судя по всему сценарий для Минска готовили, комбинируя элементы действий "Солидарности"  в Польше, "бульдозерной  революции" в Югославии и первой палестинской Интифады. Поэтому важно напомнить детали их истории, чтобы понимать, что еще может ждать Белоруссию и что с неизбежностью будет апробировано в РФ.

(а) Польша. Уже в сентябре 2020 г. Бартковски выступал в эфире Action Institute и давал основы ведения забастовок по-польски эпохи Валенсы, убедительно разъясняя эффективность этой формы организации переворота (к слову, Бартковски бегло говорит по-русски).

2. Югославия. Сотрудничество Маровича в Action Institute не тайна. Из нового: в марте этого года ICNC опубликовал второе издание учебника по цветным революциям «Путь наибольшего сопротивления: пошаговое руководство по планированию ненасильственных кампаний» (“The Path of Most Resistance: A Step-by-Step Guide to Planning Nonviolent Campaigns”, авторы: Марович и президент ICNC  Hardy Merriman; в основе учебника – опыт «Отпора»". Кроме того, недавно «инкубатор» протестных проектов подготовил русский перевод  известной книги Серджи Поповича , еще одного лидера «Отпора»,  “Blueprint for Revolution: How to Use Rice Pudding, Lego Men, and Other Nonviolent Techniques to Galvanize Communities, Overthrow Dictators, or Simply Change the World” ("План революции: как использовать рисовый пудинг, конструкторы Lego Men и другие ненасильственные методы, чтобы вдохновить сообщества, свергнуть диктаторов или просто изменить мир").

Марович, Кинг, Стефан и Ченовет совместно готовят кадры для цветных революций в рамках курсов USIP. Попович готовит    кадры для цветных революций в рамках курсов Harvard Kennedy School, где работает Ченовет. И уместно отметить, что партия  «Вместе», о создании которой в заранее подготовленном ролике заявили Бабарико и Колесникова, ставящая целью, в частности, «на местных выборах, которые состоятся до конца 2021 года, выдвинуть тысячи кандидатов в депутаты местных советов», является калькой с  югославской коалиции «Вместе» (“Заједно”), устроившей "пробный майдан" в Югославии зимой 1996-97 г.г. после местных выборов, проходивших осенью 1996 г., когда Милошевич устоял с огромным трудом.

3. Палестина. Ассоциации прямые. Во-первых, вышеупомянутая Мэри Кинг – специалист по Интифаде. Во-вторых, роль женщин (а также стариков и детей) в Интифаде была очень велика, что явным образом подчёркнуто в отчете USIP SR 399. В-третьих, имеем отчет Ченовет. В-четвертых, в марте этого года ICNC опубликовал книгу “Civil Resistance Tactics in the 21st Century” ("Тактика гражданского сопротивления в 21 веке"). Автор Майкл Бир  (Michael Beer), директор Nonviolence International (основатель – Мубарак Авад идеолог и организатор первой Интифады, депортированный Израилем в связи с причастностью к событиям). После этого Nonviolence International принимала участие в организации множества цветных революций: сам Бир обучал сепаратистов Косова в 1990-е, активно сотрудничал с сербской женской организацией «Женщины в черном», а также,  совместно с Джином Шарпом и полковником военной разведки США Робертом Хелви (Robert Helvey), куратором  «Отпора», участвовал в организации майданов в Мьянме.

На мой взгляд, совершенно очевидно: Запад взялся за переформатирование республик бывшего Союза, пока еще не вполне попавших под его контроль, по-серьезному. В этой связи большое значение имеют публичные обсуждения стратегий противодействия. Очевидно, что работы одних только спецслужб и других профильных ведомств может не хватить для противодействия угрозе – в таком формате Запад сомнет жертву чисто технически, ресурсами, подключив  многочисленные экспертные сообщества и всех заинтересованных лиц для обсуждения и выработки стратегии и методов борьбы.

В скобках, возвращаясь к началу, о конкретике Белоруссии.

Публикацию "Культура ненасильственных действий" (сайт Тихановской, 30.4.2021), о котором шла речь на старте, по факту, инструкции остаткам паствы. Это даже не перепев разработок Ченовет и Стефан, это просто дайджест, - а в п. 5 даже с прямой ссылкой, - а смысл: чем больше участников, тем выше шансы на успех, чем ненасильственнее методы, тем больше участников (в среднем, в 11 раз) привлекут акции. При этом, заметьте,  Тихановская, шифруясь, называет госперевороты и свержения власти – предмет книги Ченовет и Стефан - "позитивными изменениями". И еще прошу заметить, что это, бесспорно, попытка возвращения к "августовскому формату 2.0".

Иначе говоря, кураторами "оппозиции", пишущими тексты ее формальным спикерам, принято к сведению, что масштабные сцены насилия против силовиков, имевшие место после 9.8.2020, самым негативным образом отразились на сценарии. Оппозиция показала свое настоящее лицо и свои настоящие цели. Насилие со стороны участников «мирных протестов» еще более сплотило сторонников Батьки. То есть, случилось то, что  в профессиональном словаре называется "негативным эффектом радикального фланга".  Его особенностью является то, что сплотившиеся сторонники режима перестают делать различия между "мирными" и "немирными" протестующими и начинают рассматривать их как угрозу одного порядка,

заслуживающую применения легального насилия . При этом известно, что широкое применение насилия по отношению к "мирным протестам" действует на протесты угнетающе. Однако ограниченное применение насилия со стороны части протестующих иногда усиливает давление "мирных протестов". Это  называется "позитивным эффектом радикального фланга". Его суть: иногда режим, начиная опасаться разрастания насилия, идет на переговоры и уступки "мирной" части протестующих, рассматривая ее как более умеренную и  приемлемую на фоне радикального крыла. "Умеренное" и "радикальное" крылья действуют сообща, чтобы заставить режим идти на компромиссы с "умеренными",

за которыми стоят заказчики  протестов. На это, собственно, и был расчет, - как на Украине, в Молдове, в Армении etc. В Белоруссии, однако, получилось иначе. Не знаю, почему (можно предполагать, что на какой-то момент верх взяли эксперты спецслужб, оттеснившие экспертов Госдепа), но оппозиция перегнула с насилием "прям ща", -  сработал "негативный эффект радикального фланга", а не "позитивный". Этого, очевидно, не ждали, о чем свидетельствует твит уже известного нам Бартковски  (ICNC, один из кураторов "блицкрига") в  ночь с 18 на 19.8.2020, в котором он констатирует: Лукашенко не пойдет на компромиссы с оппозицией, и видимо, дав волю эмоциям, призывает к "аресту" президента,

т.е. массовому переходу к насилию, - хотя для "мирных протестов" нет ничего пагубнее, чем открытые призывы к насилию. Проще говоря, структуры и персоналии, давшие "добро" на "блицкриг", (а) недооценили прочность белорусской власти, и (б) не учли, что провал "насильственной атаки" (на который они, похоже, не закладывались) негативно скажется на их поддержке со стороны широких масс. Ибо, во-первых, насилие всегда отталкивает нормальных людей. Во-вторых, применение насилия протестующими и, соответственно, адекватный ответ властей  увеличивают риски участия, так сказать, «повышают барьер», что тоже отталкивает население от активной поддержки. В-третьих, "радикальные фланги"

имеют тенденцию к неизбирательному применению насилию, настраивая против себя население еще больше. В-четвертых, при нарушении "мирными" протестующими принципа ненасилия возникает тенденция к гомогенизации и радикализации протестного движения, что ослабляет его поддержку со стороны населения и развязывает режиму руки. К чести режиссеров, провал они осознали быстро, и управление событиями практически сразу вернули себе сторонники медленных, постепенных действий по рецептам Ченовет и К*, понимавшие, что после краха "блицкрига"  нужно было менять стратегию, прежде всего, уменьшив вероятность применения насилия "мирными" протестующимии купировать неприятные последствия

"негативного эффекта радикального фланга". Что и было сделано: уже 14.8.2020 Тихановская заявила о необходимости прекращения насилия на улицах, анонсировала появление "цепей солидарности женщин с цветами" (подаваемых, если помните, как исключительно "спонтанное народное творчество", "инициатива снизу"), - поначалу, кстати, крошечных, разношерстных, явно собранных в спешке и плохо экипированных, и призвала власти к переговорам, - но ситуация, добела раскаленная в первые три ночи, в тот момент вышла из-под контроля, - насилие генерировало само себя, за счет инерции накопленной агрессии, чем с высокой эффективностью воспользовалась власть.

Пока всё. Я обещал, что легкого чтения не будет, и сдержал слово. Но, надеюсь, те, кто сумел дочитать до конца, сделали какие-то выводы. И совершенно уверен, что там, куда послан полный текст данной записки, куда более упорядоченный и дополненный некоторыми соображениями, не сочтут этот материал вовсе уж недостойным внимания. Чистая фактология, разъясняющая подтекст "женского лица" попытки переворота в Белоруссии, полезна и в плане "предупрежден - вооружен" (ибо повысит устойчивость силовиков, элит и обычных граждан к манипуляциям с широкомасштабным использованием женщин), и потому, что, будучи широко распиарена, поможет уберечь "расходное мясо", особенно - женское, от ошибок.



Tags: белоруссия, война, игра в бисер, изнанка тьмы, империя добра, российская федерация, схема, тенденции, терроризм, технологии
Subscribe

  • БІДНА ЛІЗА

    По мощам и елей. Депутаты Верховной Рады, известное дело, ума палаты, а депутатки и вовсе ума палаты, причудливо обставленные, и вот:…

  • ЖОПОФРЕНИЯ НАЦИОНАЛ-ОБИЖЕННАЯ

    В преддверии 22 июня посол бУ обиделся на президента ФРГ, и в резкой форме отказался от участия в церемонии, на которой Франк-Вальтер…

  • НЫНЧЕ НЕ ПОРОК

    Насколько я понимаю, присутствие вуза в рейтинге лучших вузов мира определяется исключительно качеством обучения, квалификацией преподавателей и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • БІДНА ЛІЗА

    По мощам и елей. Депутаты Верховной Рады, известное дело, ума палаты, а депутатки и вовсе ума палаты, причудливо обставленные, и вот:…

  • ЖОПОФРЕНИЯ НАЦИОНАЛ-ОБИЖЕННАЯ

    В преддверии 22 июня посол бУ обиделся на президента ФРГ, и в резкой форме отказался от участия в церемонии, на которой Франк-Вальтер…

  • НЫНЧЕ НЕ ПОРОК

    Насколько я понимаю, присутствие вуза в рейтинге лучших вузов мира определяется исключительно качеством обучения, квалификацией преподавателей и…