ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

МИССИЯ ПРЕКРАСНОЙ ДАМЫ



Итак,  чисто по Стругацким,  тройка собралась в полном составе, все четверо, включая собаку. Впрочем, это уже Джером Джером, - но хрен с ним.  Речь не о классике. Главное, что встретились, поговорили (полный текст здесь) и договорились договариваться дальше. О чем? А тут опять начинается классика...


Начал, как положено младшему, Владимир из Киева, сообщив, что вопрос о Крыме не снят и снят не будет, а что касается Донбасса, так ему очень хотелось бы, чтобы выборы, - естественно, по украинским стандартам, - состоялись все-таки не до, а после установления контроля укров над границей, и никаких амнистий-федерализаций, и вообще, чтобы все пункты "минска" были переписаны в пользу Украины.

Далее подключилась фрау из Берлина: дескать, Oh, ja, ja, "Этот документ окаменевший, или его можно менять? Ведь есть определенные предложения президента Зеленского по его изменению", в связи с чем,"Мы надеемся, что этот документ вновь будет гибким, и он будет живым", - то есть, "минску" есть альтернатива, и судя по "Мы", с мнением фрау согласен и барин из Парижа.

Таким образом, все бла-бла насчет "Европа устала" накрылись, напротив, партнеры впервые заявили, что "минску" есть альтернатива, - и московские нервничают, а тезке Владимира из Киева приходится огрызаться. Он  "в основном" согласен с киевским тезкой (даже про Крым не поправляет), но насчет "гибкости" все же упорствует: есть, мол, "вещи, которые прописаны прямо, и с ними сложно спорить".

И знаете...

Мало кто уже, наверное, помнит, но на темных окраинных улицах послевоенных городов случалось так, что навстречу одинокому прохожему из подворотни выходил щуплый шкет и спрашивал: "Дядь, скока время?", затем требовал "Подари часы", а потом начинал хныкать, после чего из мрака звучало "Не мучь ребенка, жлоб,  отдай бочата!", вокруг бедняги возникали тени, и бежать было поздно,

а разговаривать бессмысленно. Оставалось только безропотно подчиняться или хватать первое, что под руку подвернется, - хоть камень, хоть штакетину, - и бить первым, самого наглого, без пощады, на убой. Тогда, поскольку шпана силу понимала, а психов побаивалась, могло и обойтись. Могло, правда, и не обойтись, но тут, по крайней мере, по законам улицы был какой-то шанс.

Лично я, правда, - дитя центра, воспитанный не улицей, а домом, да и родившийся попозже, - этого уже не застал, а знаю по рассказам тех самых шкетов, уже подросших, старше меня лет на пять-шесть, но кремлевский тезка Владимира из Киева как раз и старше меня на пять лет, и рос на окраине, и уроки жизни получал на улице, которая его многому научила, - и он не может этого не понимать.

Но, тем не менее, сами видите: есть "вещи, которые прописаны прямо, и с ними сложно спорить". То есть, трудно, но не исключено, а значит, можно. Стало быть, инициатива Киева не отметается с порога, - и это не спишешь на трусость, ибо уникальный геостратеги общеизвестно храбр и решителен, а коль скоро так, интересно понять, почему он вместо категорического "Нет!" избрал "Ну-у...",

и при этом "I'm happy". А тут без альтернативы: потому, что так хочет фрау из Берлина. Ведь великий человек, - Европа осведомлена, - джентльмен старой школы, основанной на принципах благородной рыцарственности, в частности, и на том, что желание Дамы - закон. Тем паче, если с Дамой его связывают давние отношения, и тем более, если он этой Даме, как вассал, многим обязан.

Нет, разумеется, речь не о том, чтобы прям ща, преклонив колена, склонить голову и отдать меч. Даже самый эталонный кабальеро во имя своей Дульсинеи бросается на ветряные мельницы только в иронических романах, в жизни же, дабы рейтинг не опал, все надо взвесить и учесть, - но это не проблема: на подготовку общественного мнения великому человеку даны аж четыре месяца...



Tags: величественное, вероятное, вопросы теории, сказания о титанах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →