?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ



Далее здесь,  альтернативное же мнение (даже мнения), в целом, сводятся к тому,


что "Если мы будем в экономике делать все,  что только нам нравится, скорее всего, мы превратимся в отсталую и очень слабую страну" (то есть, то что они делают сейчас, превращает страну в развитую и очень сильную), а "некоторым в США придётся запасаться туалетной бумагой" (то есть, г-н Клинцевич в Думе не уникален, они там все такие),

и сравнивая аргументы сторон на предмет убедительности,
лично я хотел бы сказать,

что на досуге всегда славно почитать хорошую книгу, даже если некоторые мысли автора пока что представляются излишне фантастичными,

но на данный момент все-таки куда важнее держать под рукой (а еще полезнее заучить наизусть) серьезные справочники из серии "Сделай сам"...


Comments

shraick
Dec. 7th, 2018 06:03 pm (UTC)
Атоми в тему все сказал.
— И че, все воруют?
— Все, Сереж. Если спроса нет и люди знают, что не
будет, то самый твердый человек станет воровать. Может,
не сразу, через время, но станет. Внутри крови у нас
подляна сидит, ее не денешь никуда. У каждого, понял?
Ты, я, все — крысы в душе. Только надо гасить ее всю
жизнь, по башке бить, чтоб не могла, сука, рыло свое
поганое из грязи вытащить. Само по себе воровство,
Сереж, полбеды. Крыса — всегда означает кровь. Вот что
плохо. Когда ты выбираешь крысиную дорожку, она
кончится кровью, без вариантов. Хорошо, когда только
крысячьей — поймают, на железа подымут. В этом беды
нет, одна польза — когда крыс режут, люди радуются, а
крысы боятся, пределы знают. Хуже, когда крыса людей
жрать начинает. Если крысу вовремя не замочить, она
вырастет, пределы забудет и начнет у людей жизнь
крысить, мочить всех начнет. Это суть крысы — она рядом
с собой людей не терпит. Понял, душара?
Ахмет видел, что Сереге человеческое ложится без
вопросов. …Тоже Знак, наверное. Нет в пацане большого
гавна…
— И че, вот хозяйки — они че, все крысы, до одного?
Неужто среди них всех человека ни одного нет?
— Как нет, есть, конечно. Только тут есть такое: ты вот в
Доме Кирюхином жил, так?
— Ну.
— Гну. Ты за движения Дома отвечал?
— Ну… Нет. Дак и спроса не было, так ведь, Старый?
— Был. Дом весь лег.
— Старый, растолкуй. Что мы сделали?
— Ничего.
— Ну, я и говорю, что ничего.
— В этом и косяк. Если ты человек, то крысу терпеть
нельзя. А мы терпели, гнулись. Я раньше тоже не
понимал. За что мы вообще легли все, понимаешь?
Было ясно, что Сережику невдомек, о чем ему толкует
Ахмет. «Мы все» были для пацана самое большее —
Кирюхиным Домом.
…Бля, как все быстро… Вот уже и нет даже понятия,
что была когда-то Страна, что хуева туча людей
строила, жила в ней, отмахивала Страну от врагов,
что это были такие же люди… — Ахмет остановился,
как громом пораженный. — …Вот как бывает. Когда
начинаешь кому-то разжевывать, и сам вдруг все яснее
понимаешь… Ахмет вспомнил, ярко-ярко, как еще при
этом, мелком-бледном, по ящику крутили рекламу
какого-то дерьма, не то водки, не то пива: «Ведь страна —
не страницы истории, не границы и не территории…»
…Сука, а ведь тогда, тогда еще, за столько лет все
ясно было! Ну что, что мешало-то, а?! Все еще живы
были! Даже армия какая-никакая, а была ведь, была!
Мусора не все еще оскотинели тогда, и главное — все
живы были, и всю эту пидарасню, тащившую нас под
молотки, можно было вымести из нашей, нашей
Страны в один день. Как мы забыли, что это НАША
Страна, а не всей этой московской-америкосовской
шоблы…
Ахмета едва не порвало на части от брезгливой ненависти
к себе тогдашнему. Каким только дерьмом не морочил
себе голову, страшно вспомнить… Машины какие-то,
деньги, понты корявые…
…Главное, как это называлось — «Хочу жить по
человечески». Не, сука, надо же! Хотя че, вон,
некоторые и в жопу долбятся, а людьми себя назвать
язык поворачивается. Тьфу, сука, грязь, грязь дешевая,
поганая безмозглая помойня! Ничего человеческого не
было, ни одной мысли, ни одного поступка, ничего…
Трусость и тупость. Слизь, бля…
Тут Ахмет почувствовал, что задыхается; оказывается, он
сидел, согнувшись к самым коленям, переполненный самой
жгучей ненавистью, которую когда-либо испытывал.
Странно, только что ни малейшего намека, и вдруг едва
не пополам разрывает. Собрав все силы, он затолкал
бешено ревущее пламя куда-то в глубину себя, и с
облегчением перевел дух. Какие-то звуки настойчиво
толпились за краем внимания, пытаясь просочиться внутрь.
— Старый! Старый, ты че, ты не это, не помирать
собрался?
— Не-е-ет, Сереж… — тихо просипел Ахмет сдавленным,
чужим голосом. — Хуй вот я вам суки сдохну, хуй вам, во
все ваше рыло поганое! Рано, с-с-суки… Вы еще ништяка
хапнете, хапнете…

Latest Month

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner