ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

ЛАВИНА И ГЕНЕРАЛ



Да, действительно, официально дан старт патрулированию воздушного пространства над Черным морем, как над "зоной особых интересов" Альянса, и более того, вчера вечером в Черное море вошли корабли 2-й постоянной военно-морской группы НАТО, - британский ракетный эсминец, испанские, турецкие, немецкие  фрегаты, а также суда классом пониже,  и к ним присоединились ВМС Румынии и Болгарии,  на что российские ромочки, в самом деле, откликнулись бодреньким "Всё пучком!",


а вот г-н Пасечник, глава ЛНР, настроен не так лучезарно: по его мнению, конфликт в Донбассе перешел в «горячую стадию», то есть, "минску нет альтернативы" только для московских, а что самое поразительное, так это впервые озвученная готовность Штатов "обсуждать с КНДР вывод своих войск с Корейского полуострова", то есть, выполнить главное требование Пхеньяна. Иными словами, связка Пекин-Пхеньян дала плоды, Штаты, обнюхав, решили не рисковать и сосредоточиться на мягкой, податливой Москве.

И что я на сей счет могу сказать? Да, в общем, ничего, кроме того, что по-человечески грустно, но в профессиональном смысле получаю удовольствие, как оно всегда и бывает, когда новые осколки смальты укладываются в набросанный эскиз мозаики, подтверждая верность отмеченной тенденции, и констатировав сей объективный факт, могу еще сказать пару слов о помянутом в письме Алоисе Элиаше, поскольку, думается, есть люди, которым об этом человеке ничего не известно...



Вот: блестящий чехословацкий генерал. Один из немногих  военных Первой Республики, открыто придерживавшихся стойкой прогерманской ориентации.  Тем не менее, за честность, патриотизм и административные таланты процветал и при Масарике, и при Бенеше, а после Мюнхена, "как высокую честь" принял предложение Эмиля Гахи стать военным министром Второй (ободранной) Республики,  и 27 апреля 1939 года, когда Чехия превратилась в Протекторат  Богемия и Моравия, автоматически превратился в премьера Протектората, благо, с протектором, Константином фон Нейратом, давно дружил.

Вот только никто не знал, что превращение Чешской Республики в Протекторат изменило взгляды генерала Элиаша чуть больше, чем полностью. Он, мечтая о "прогерманской Чехии", не смог принять уничтожение независимости, и с первых же недель "нового порядка" включился в Сопротивление, оказывая всю возможную помощь оппозиции, более того, установив связи с эмигрантским правительством Бенеша, - и никто его ни в чем не подозревал, потому что даже подумать что-то в таком роде было бы дикостью: в Рейхе, на всех уровнях, пан Алоис считался в доску своим.

Были, правда, и сомневавшиеся: лучшие журналисты Первой Республики, некогда воспевавший курс Масарика-Бенеша на "вечную дружбу с Англией и Францией" и бранившие Рейх, а после изменения обстановке сразу и в полном составе начавшие воспевать гений Фюрера, на премьера откровенно обижались. И было за что: генерал Элиаш подчеркнуто презирал их, не подавал руки, избегая общаться, и откровенно объяснял, почему: дескать, больше всего на свете презренны подлость и приспособленчество, и он скорее пожмет руку генлейновцу или  коммунисту, чем "продажным пачкунам без чести и совести".

Естественно, "стучали", но на доносы ни Берлин, ни,  тем паче, протектор фон Нейрат не реагировали, - а между тем, в начале сентября 1941 года пан Алоис внезапно разослал презираемым им "золотым перьям" официальные приглашение встретиться, чтобы "в дружеской обстановке покончить со всеми недоразумениями". Естественно, 18 сентября пришли все, и после очень милой беседы состоялся междусобойчик, по итогам которого один из главных тамошних ромочек, Карел Лажновский, умер, а еще с десяток ведущих ирочек и шунечек заболели так тяжело, что аж до конца войны ничего уже не писали.

Уже после войны стало известно, что приглашение было ловушкой: перед фуршетом генерал Элиаш лично, с помощью своего уролога, пережившего все невзгоды и дожившего до Освобождения, нашпиговал бутерброд и пирожные всякой пакостью типа    ботулического токсина, туберкулёзных палочек и прочей бякой. Ибо "эта бесчестная грязь в костюмах  своим существованием позорила имя чеха,  род людской и образ Божий". И вновь никто ничего не заподозрил. А попался пан Алоис много позже, 27 сентября 1941 года, на провале связного, был брошен в тюрьму и 19 июля 1942,  после убийства Гейдриха, расстрелян.

Такая вот история. Но какое отношение она имеет к переходу Черного моря под контроль Альянса и патриотическим российским журналистам, своевременно, профессионально и, разумеется, совершенно бесплатно разъясняющим мураве, что все в порядке, лично я решительно не понимаю. Где имение, а где вода...

Tags: былое и думы, мёртвое, пустота, тенденции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 36 comments