?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ХОЗЯЕВА МЕДНЫХ ГОР (33)



Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.




Медное время

На самом деле, Артуро Алессандри не был «вторым Бальмаседой», как шипели враги. То есть, в какой-то степени был, ибо хотел ограничить власть и вседозволенность олигархии (давайте уж наконец-то назовем все своими именами), пожирающей будущее страны. Но ни о какой «Великой Чили», кусочке Европы в Америке, как умный человек, уже не мечтал, сознавая, что время ушло безвозвратно. Его целью была социальная стабильность, невозможная без формирования хоть какого-то гражданского общество, без всякого потрясения основ и без всяких революций.

По сути, не так уж и много. Но олигархи, - во фраках, сутанах и мундирах с большими звездами, - считали, что чересчур, видя в нем человека, мало того, что посягающего на их наследственные права, но и пытающегося подпустить к власти, а стало быть, и к финансовым потокам «чернь». Раздражала и «странная» привычка разрешать войскам стрелять на поражение только «при явных признаках мятежа», пусть даже эти признаки трактовались очень широко. «Чернь» же (слово «масса» быстро выходило из моды), в свою очередь, видела в нем человека, которые обещал никогда не стрелять по толпе, а все равно, приказывает стрелять. И к тому же, заботится не «черни», а о тех, у кого и так что-то есть.

Так что, жизнь у дона Артуро сахарной не была. Конгресс, где олигархи имели абсолютное большинство в обеих палатах, начал ставить ему палки в колеса с самого начала, а «чернь» перестала ему верить, и убедившись в том, что «рабочие социалисты» все пророчили верно, начала краснеть на тему «весь мир насилья мы разрушим».

В конце декабря 1921 года начал работу IV съезд OPC, а уже 2 января было решено переименовать партию в Коммунистическую. Причем, если обычно, - везде и всюду, - на такой шаг шло меньшинство, а основная часть социалистов оставалась «розовой», то здесь голосов «против» на съезде не прозвучало: Чили стала единственной страной, где в Коминтерн на правах секции вошли все левые социал-демократы, сразу же став реальной и влиятельной силой в шахтерских районах, слово которых звучало весомо.

Так обстояли дела внутри страны. Но и на внешней арене возникали неизбежные сложности. Видя, что Чили стремительно превращается в колонию, Алессандри пытался найти способ остановить этот процесс. Опять-таки, не как Бальмаседа, не претендуя на роль «младшего партнера», - эта опция тоже была потеряна безвозвратно, - но балансируя на очень разных интересах кандидатов в хозяева. Иными словами, пытаясь как-то ограничить влияние Штатов, - уже не дружественных, как при Бальмаседе, - а впившихся в страну на полную катушку, четко расставляя по местам, кто хозяин, а кто «свой сукин сын».

Дон Артуро искал противовес, противовесом же могла быть только Англия, немало способствовавшая превращению Чили в то, во что она превратились, но теперь, после войны, потеряв многие позиции, стремившаяся хотя бы частично их восстановить, а потому готовая говорить мягче. Лондон, изрядно подкошенный войной, все же был еще очень силен, быстро восстанавливал силы, и дон Артуро, разумеется, не хамя Вашингтону, вел сложнейшую игру, стараясь найти формулу равновесия, оставлявшую Чили возможность что-то решать самой.

Кое-что даже получалось. Скажем, в марте 1923 года, на V Панамериканской конференции, проходившей как раз в Сантьяго, зачитали запрос Лиги Наций об участии в мероприятии. Реакция Чарьза Эванса Хьюза, госсекретаря Штатов, была мгновенной и крайне резкой: дескать, тут обсуждают свои американские дела только американцы, а Лига Наций может даже не мечтать. И все гондурасы с эквадорами послушно сказали «Ага».

Против выступили Аргентина, Уругвай и Бразилия, где влияние Лондона война не пошатнула, - и Чили, хотя по всем раскладам обязана была, как минимум, воздержаться. Причем, даже более жестко, чем британские клиенты: как с приятным удивлением отмечали ведущие газеты Альбиона, «Достойно удивления, но, оказывается, в Чили еще есть здоровые силы, удерживающие страну от закабаления США».

Учитывая, что технологический рывок того времени делал медь все более необходимой, - автомобильные заводы, заводы электрооборудования, оборонка требовали “More, more!”, - игра получалась опасной. Но президенту Алессандри помогала общая ситуация: с 1923 года в мировой экономике начался подъем, и чилийская экономика тоже ожила, даже пошла в рост. Не резкий, не быстрый, но стабильный. Все, что производила страна, опять вошло в цену, и пусть селитра теперь ютилась на обочине, зато экспорт руды и металлов позволял дышать.

Прогнозы были хороши, ничто не предвещало конца бума. Бюджету стало легче, прибыли хозяев выросли, несколько улучшилась и ситуация на «низах», и накал снизился. Забастовки, конечно, продолжались, но уже не такие мощные. И самое главное, «народ», перестав нищать, успокоился, а «чернь», как ни напористо работали коммунисты, сама по себе была не так уж страшна.

В такой, в целом, неплохой ситуации, однако, таилась и опасность. Если раньше олигархи, ворча и бурча, все-таки нуждались в президенте, который, пусть и потеряв доверие «черни», все же был популярен среди обычного «народа», ценившего заботу о «маленьком хозяине», и среди «приличных профсоюзов», то теперь, когда жить стало легче, «маленький хозяин» полностью ушел в свои дела, изрядно утратив интерес к политике.

Соответственно, положение Алессандри стало куда более зыбким, он уже не мог диктовать, приходилось вести сложные кулуарные престидижитации с фракциями, мягко говоря, не любивших его политиканов, и поскольку это было справедливо сочтено за слабость, к весне 1924 года политика страны оказалась в состоянии если не полного паралича, то около того.

Конгресс, как когда-то, во времена Бальмаседы, уже ничего не стесняясь, проваливал все законопроекты, предлагаемые доном Артуро, ведя дело к импичменту, - однако проделать этот фокус до мартовских выборов никак не получалось. А на выборах, когда «маленький хозяин», оторвавшись от прилавка, верстака или кружки пива, на время вспомнил о политике, выяснилось, что президент все еще достаточно популярен.

В Сенате соотношение сил осталось прежним, а вот в нижней палате Либеральный союз усилился, и саботировать стало сложно, идея же импичмента вовсе сошла на нет. Явственно нарисовалась перспектива избрания следующего президента по рекомендации действующего, и олигархи, поговорив с послом США, весьма недовольным неудачей некоего м-ра Каммерера, посетившего Сантьяго с миссией от Уолл-стрит, решили не деликатничать.



Танец с саблями

Начнем со скобок. К этому времени армия Чили стала гораздо больше, чем четверть века назад, и с вербовки перешла на призыв. Правда, призывали не всех, - в основном, «чернь», по разверстке, - это была уже не старая, фактически, наемная армия. Количество офицеров, естественно, возросло на порядок, причем, кто ниже майора, в основном, были выходцы из «народа», которым дорасти до полковника и дальше не очень светило, ибо все места были заняты отпрысками «хороших семей».

Несложно понять, что к «парламентской» системе эти парни относились без пиетета, вполне разделяя мнение «народа». А вот генералы и полковники, напротив, свою Систему любили, флотские же традиционно и вовсе мыслили категориями полувековой давности. И все они дружно считали себя «особым сословием», этакой кастой, которая чище и выше жалких штафирок, способных только воровать, не зная, что такое «за Державу обидно».

Порой такие настроения облекались в слово, а изредка кое-кто пытался и перевести слово в дело. За два десятка лет случались и попытки переворота, правда, несерьезные, на уровне разговорчиков, и пресеченные на корню без серьезных репрессий. За этим политики следили очень внимательно, - а вот теперь лыко легло в строку.

Примерно в апреле 1924 года разговоры о «сильной руке» стали конкретны, несколько влиятельных депутатов и сенаторов вкупе с банкирами, завязанными на Уолл-стрит, дружески побеседовав с друзьями в погонах, убедились, что генералы, в принципе, не против, а адмиралы обеими руками за, и как в 1891-м сформировали «гражданский революционный комитет», что-то типа подпольного штаба.

Быстро выработали план. Предполагалось сместить президента и распустить «неправильный» Конгресс, а затем, под надежными контролем «нашей героической армии», провести «настоящие выборы». К июлю все было готово, но чтобы действовать наверняка, не получив отпора, не спешили, вовлекая в круг посвященных новые «большие звезды», - и по всем получалось там, что в сентябре можно будет начинать.

Поскольку конспирацию заговорщики наладили первоклассную, о подготовке путча президент не знал. Но, опытный политик, чувствовал что-то нехорошее, и понимал, откуда ветер дует, в связи с чем, принимал меры. Сам будучи человеком «высшего класса», он знал, что армейская мелочь очень не любит «людей со статусом» и мечтает потеснить «большие звезды» с мест, к которым они прикипели навечно, грея их для собственных детей.

А потому, не имея ни прав, ни оснований начинать чистки кадров, начал, строго в рамках своих полномочий, упразднять «лишние» генеральские должности. Вернее, вводить новые, пышные и шикарные, типа «главный контролер пехоты», «высший контролер флота» и так далее, но без четко прописанных полномочий, и на эти, в сущности, синекуры с орденами и надбавками уходили «самые лучшие и заслуженные, которые только и могут справиться со столь сложным заданием».

На должности же мелкие, рутинные, - командиров полков, капитанов судов, начальников баз, - назначались обычные майоры, а то и капитаны, простые парни, о таком даже не мечтавшие. Нетрудно понять, что популярность сеньора Алессандри в этой среде резко возросла, а поскольку многие понимали, что в их резком карьерном росте без политики не обошлось, появился интерес к политике, и в столичном Военном клубе, где ранее, главным образом, пили вино, играли в биллиард и обсуждали девочек, возник «кружок по интересам».

Мужики от лейтенанта до майора включительно обсуждали «горячие темы», на что высшее командование смотрело сквозь пальцы, не одобряя, но и не воспрещая, поскольку не сомневалось в том, что любой приказ подчиненные выполнят, а для дела некоторая политическая подкованность даже полезна. Но и президент, выслушивая доклады об этих беседах, благожелательно кивал, не требуя принимать никаких мер. У него были все основания полагать, что если вдруг что-то этакое грянет, будет на кого опереться.

И наконец, разразилось. Без сигнала, спонтанно. В связи с падением курса песо Конгрессе начали обсуждать законопроект о резком повышении жалованья депутатам. Эта тема широко освещалась в прессе, многие злились, поскольку денежного довольствия абсолютного большинства государственных служащих хватало разве лишь на то, чтобы как-то сводить концы с концами, и офицеры не были исключением. А потому, 3 сентября майоры Карлос Ибаньес и Мармадуке Грове вместе с  54 молодыми и злыми вояками в мелких чинах ввалились на заседание Конгресса и приняли в нем активное участие.

Обижать никого не обижали, огнестрелом в морду не тыкали, поскольку револьверов с собой не взяли. Но сабля была при каждом, и эти сабли очень звонко гремели о мрамор, когда кто-то доказывал, что без повышения оклада депутат эффективно работать не может, зато противникам закона (в основном, из президентской фракции) долго и громко аплодировали, и в конце концов, ушли, заявив, что офицер нуждается в прибавке больше, что пустая говорилка.

Естественно, перепуганные депутаты обратились к «большим звездам», однако генералы и адмиралы, причастные к заговоры и очень недовольные кадровыми экспериментами дона Артуро, никаких мер принимать не стали. Их инициатива подчиненных очень устраивала, поскольку позволяла использовать удобнейший случай, самим оставшись в стороне.

И потому 4 октября генерал Луис Альтамирано Талавера и его заместители сообщили правительству и Конгрессу, что не видят в случившемся ничего худого страшного и никаких мер принимать не намерены, а еще через сутки к главе государства явились представители некоей «мирной хунты», включая майора Ибаньеса, сообщившие, что на власть они не претендуют, законы и президента уважают, в политику не лезут, а выступают от имени армии, которая «есть единственная сила, способная спасти нацию от продажных политиканов».

Далее последовали требования: немедленно убрать куда угодно трех самых нехороших министров, включая военного, повысить жалованье офицерскому корпусу и немедленно принять трудовой кодекс, - то есть, придать президентским декретам «о рабочих» статус полноценных законов, чего упорно не хотел делать Конгресс. Против чего дон Артуро, хотя терять министров было жалко, в принципе, не возражал, и назначил главой МВД, - то есть, фактически, главой кабинета, - генерала Альтамирано, как самого главного военного страны, против чего, в свою очередь, не возражали посетители.



В Сантьяго идет дождь

События понеслись. Уже 7 сентября новый вице-президент de facto потребовал от Конгресса немедленно принять восемь законов, «необходимость которых очевидна всей Чили», пояснив, что противодействие может «заставить армию принять весьма жесткие персональные меры». На сей раз, как ни странно, никакого саботажа не случилось: всего за пару часов депутаты единодушно проголосовали за все, что раньше проваливали. Сперва утвердили бюджет, а затем проштамповали все президентские «рабочие» декреты.

Для сеньора Алессандри все это стало приятным сюрпризом. Но ненадолго. В этот же день, поздно вечером, после совещания генерала Альтамирано с равными по званию, в хунту были введены «большие звезды», представляющие «гражданский революционный комитет», и адмирал Франсиско Неф Хара сразу после этого поставил вопрос о персональной ответственности президента за «поведение некоторых министров».

Конечно, поставить вопрос еще не значит что-то решить, но к вечеру следующего дня посол США, попросив у дона Артуро аудиенции, сообщил главе государства, что по имеющимся у него данным хунта намерена президента арестовать «с возможными последствиями», причем, «укрыться в посольстве Великобритании военные, вероятно, воспрепятствуют, но Соединенные Штаты полностью гарантируют защиту».

Возможно, конечно, посол и блефовал, однако  сеньор Алессандри решил судьбу не испытывать, и попрощавшись с гостем, тотчас написал прошение об отставке «по состоянию здоровья», а 9 сентября уже наслаждался полной безопасностью в американском посольстве. Временным президентом по статусу стал Луис Альтамирано. Однако коса нашла на камень: 10 сентября посол Великобритании навестил генерала, и 11 сентября хунта предложила Конгрессу отклонить отставку президента, вместо того дав ему «отпуск на шесть месяцев для проведения лечебных процедур».

Далее новый руководитель сообщил депутатам, что никакого переворота не было, поскольку президента никто не прогонял, он сам поехал лечиться, и соответственно, он, как глава МВД, просто вынужден был принять всю полноту власти. Однако раз уж так вышло, Конгресс, к которому у граждан Чили накопилась масса справедливых претензий, с этого дня распущен, а править страной в «период отсутствия» президента будет Junta de Gobierno, - то есть, Правительственный Совет, - в составе его, как законного главы государства, и командующих родами войск.

Таким образом, формально у «комитетчиков» все как бы получилось. И нелюбимый президент за океаном (дон Артуро уехал в Европу), и неудобный Конгресс распущен, и свои люди у власти. Но получилось именно «как бы», и когда сеньор Алессандри писал близкому другу, что «не мог даже подумать, что люди из простых честных семей превратятся в лакеев этих каналий», он был не совсем прав: у «людей из простых честных семей» имелись свои планы, никак не укладывающиеся в генеральско-адмиральское понимание субординации.

Бывшие майоры Ибаньес и Грове, как оказалось, вовсе не намеревались удовлетворяться полковничьими погонами, важными должностями и перспективой стать своими для олигархов. Заработав в ходе событий серьезный авторитет в кругу равных, они действовали без оглядки на указания руководства, установив связи с рабочими организациями, кроме коммунистов, и 23 января 1925 года, спокойно придя в Ла-Монеду, арестовали сеньора Альтамирано. После чего, объявили высшей властью в стране себя, пояснив, что «идеалы революции преданы высшими офицерами», а теперь все в порядке.

Естественно, «большие звезды» попытались взбрыкнуть, но как когда-то с Бальмаседой не вышло: в ответ на приказ по флоту давить мятеж рядовой состав (невиданное ранее дело) не подчинился, эскадра в море не вышла и морская пехота Вальпараисо не захватила. И решить вопрос в столице тоже не получилось: элитный пехотный полк «Вальдивия», 27 февраля выйдя из казарм с оружием, столкнулся с полным непониманием всех остальных частей гарнизона и после короткой перестрелки передумал бунтовать, - после чего были приняты меры.

Три десятка самых влиятельных политиков от олигархии получили настоятельное предложение покинуть страну «во избежание непредсказуемых последствий», и рисковать не стали, а «январисты» опубликовали серию декретов, полностью изменивших политическую структуру страны. Все ограничения, наложенные на президентскую власть после гражданской войны, - в первую очередь, право Конгресса назначать и смещать министров, - были отменены. Президент вновь становился реальным главой государства с широкими полномочиями сроком уже не на пять, но на шесть лет, а в Рим, где «лечился» изгнанник, полетела телеграмма: дона Артуро просили вернуться к исполнению обязанностей.

«Ты победил, Галилеянин!», - вопили газеты, публикуя коллажи с портретами Алессандри и Бальмаседы в одеяниях римских триумфаторов, к могиле Бальмаседы и на дом к Алессандри несли цветы, и ответ из Рима пришел почти сразу. «Лев Тарапаки» согласился, подчеркнув, что «готов во имя Отечества прервать курс лечения», но при условии, что военные будут подчиняться ему беспрекословно, поскольку не намерен превращаться в марионетку, и «Январская хунта» подтвердила, что никак иначе.

Короче говоря, опять по Толкиену: The Return of the King. Вживе и в яви. В мощи и в силе. Но. Интересный нюанс: пока новая хунта «спасала революцию», а дон Артуро собирался в путь, в Сантьяго прибыла т. н. «комиссия Каммерера», та самая, которая год назад, не найдя с «Львом из Тарапаки» общего языка, убыла восвояси не солоно хлебавши, а после его отбытия в Европу была вновь приглашена «сентябристами», гарантировавшими подписание.

Казалось бы, «люди января» к этому вопросу должны были бы отнестись иначе, однако нет: гостей из Нью-Йорка приняли с полным почтением, подписав соглашение о «свободном и эксклюзивном» обмене песо на золото для американских партнеров, тем самый создав «режим полной открытости» для укрепления позиций США в чилийской экономике.

Тихий, незаметный, но очень важный для всего дальнейшего шаг, и есть ощущение, что «все политические бури этого года, включая и возвращение Артуро Алессандри», как пишет Питер Майнкрофт в «Новой истории меди», действительно, «стали внешним отражением начавшихся в это время переговоров Copper Exporters с заинтересованными европейцами о создании мегакартеля, о чем президента, видимо, поставили в известность через Джозефа Барнса».

Иными словами, чего бы ни хотели чилийцы, как бы ни интриговали и ни стучали саблями, политика Сантьяго определялась уже не в Сантьяго, а там, где осели контрольные пакеты акций на медь. Вряд ли Бальмаседу и прочих великих покойников, мечтавших при жизни о «Великом Чили», такая ситуация обрадовала бы, но 35 безвозвратно и бездарно растраченных лет взяли свое, и поздно было пить «Боржоми»…

Окончание следует.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
exarchmk
Dec. 28th, 2017 07:25 pm (UTC)
--но 35 безвозвратно и бездарно растраченных лет взяли свое, и
--поздно было пить «Боржоми»…

Всего 35 лет правления потерявших края олигархов и страна, имевшая все шансы доминировать в регионе превратилась в полностью зависимую от сторонних игроков помойку. без возможности восстановления.
У нас уже 27 лет прошло...
Aron Ramhalcom
Dec. 28th, 2017 07:50 pm (UTC)
В первом абзаце:
невозможная БЕЗ формирования

Edited at 2017-12-28 09:20 pm (UTC)
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner