?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.




Пламенные революционеры

И вот вопрос: для чего организовываются блокады? Правильно, чтобы создать трудности с торговлей и снабжением. Которые, естественно, влекут за собой рост напряженности в обществе, порождают недовольство властью, даже если она была популярной, и подрывают стабильность. В этом заключался план французов, и в нем был смысл.

Действительно, торговля уменьшилась в разы, доходы от пошлин перестали заполнять бюджет, как раньше, и лодка начала покачиваться. Особенно в южных районах провинции, причин же тому было несколько. Во-первых, скотоводы с севера имели возможность продавать свои рога и копыта в портах на Паране, и по ним блокада ударила не очень сильно, а во-вторых, на севере почти не было emfiteusis.

На всякий случай, напомню: эту систему передачи земли в долгосрочную аренду мелким фермерам, но с правом отдавать ее в залог за долги в свое время придумал очень либерально-«унитарный» президент Ривадавия, и все бы хорошо, но в итоге, поскольку денег у потенциальных фермеров не было, их земли взяли как бы в субаренду «новые помещики», - естественно, из «унитариев», потому что, кроме emfiteusis, землю, отбитую у индейцев, раздавали просто своим людям, а кто был для Ривадавии своим, понятно.

Формально все это было строго по закону, по сути же издевательство, на которое, однако, долгое время никто не обращал внимания. Но теперь, когда срочно нужны были деньги, государство увидело в коллизии неплохой способ пополнить бюджет, потребовав от «южан» либо выкупить фактически присвоенные им участки, либо вернуть их государству, которое продаст кому-то другому.

Естественно, такое мало кому понравится, а тут еще и транспортировать коров морским путем стало категорически невозможно, и множество южан, вспомнив о своих «унитарных» симпатиях, резко осуждало Росаса, который ради своих амбиций подставил страну под пагубные санкции. А поскольку в те приятные времена и в тех местах люди, обидевшись на власть, не скулили и не ныли, - тем паче, военный опыт был практически у всех, - «Аргентинская комиссия» в Монтевидео проявляла к теме особый интерес, и французы, которым сделали доклад, не только заинтересовались, но выделили под проект много франков.

После чего, на юг поехали курьеры, старые знакомые, которым тамошний люд верил, с интереснейшими предложениями. Типа, вы только восстаньте, а у нас есть армия Хуана Лавалье, крутого вояки, и он сразу же придет вам на помощь, - а в столице у нас тоже есть люди, готовые свергать тирана, так что вам придется только поддержать их, когда они станут властью.

Тут, правда, курьеры «правительства в изгнании» слегка лукавили. Не лгали, упаси Боже, но и всей правды не говорили. Вся же правда заключалась в том, что «оппозиция» в Байресе, в самом деле, имелась, и регулярные контакты с ней поддерживались, и ценные сведения от нее получали, но в качественном смысле была она довольно сомнительна.

Молодые люди из хороших семей, так называемое Generación del '37Поколение 37 года») или «Романтики», - о них речь уже шла в предыдущей главе, - действительно, молились на Францию, как на «идеал цивилизации». Беззаветно и безоглядно, и точнейшей характеристикой им служат слова «прозревшего народовольца» Льва Тихомирова, сказанные, правда о российских камрадах:

«Анархист немецкий или французский ненавидит вообще современное общество, а не специально свое — немецкое или французское. Наш космополит, в сущности, даже не космополит, для его сердца не все страны одинаковы, а все приятнее, нежели отечество. Духовное отечество для него — Франция или Англия, вообще «Европа»; по отношению к ним он не космополит, а самый пристрастный патриот».

То есть, смердяковщина как она есть, - и когда эскадра из любимой Франции блокировала Ла-Плату, «романтики» сделали выбор без сомнений. От сбора данных обо всем, о чем просили узнать французские друзья, и вплоть до готовности взять пистолеты, выйти на улицу и призвать народ к восстанию. Как в Париже. Романтично и с полной верой в себя, потому что во французских книжках Революция всегда побеждает.

Вот только люди, разрабатывавшие проект, - и прожженные политиканы из Монтевидео, и «специальные советники» французского адмирала, - прекрасно понимали, что такой выстрел будет холостым. Ибо сами по себе «романтики», говоруны с огромным самомнением, не значили ровным счетом ничего, даже притом, что в их салонах тусовалось несколько мелких офицеров. Равно как южные диссиденты сами по себе, даже при поддержке армии Лавалье, скорее всего, будут разгромлены.

Необходимо было найти некое ключевое звено, способное, связав все нити воедино, обеспечить успех и на местах, и в столице, если и не захватив там власть, то, как минимум, ликвидировав Росаса, без которого, как все понимали, вертикаль с треском посыпется. И такое звено нашлось, - но, признаться, лично я затрудняюсь понять.

Знакомьтесь: Рамон Маса. Потомственный «чистый федералист», сын Мануэля Висенте Маса друга детства «Тигра» и вернейшего его сподвижника, спикера Ассамблеи. В 29 лет - уже полковник, и не паркетный: чины, ордена и славу заслужил в битвах с индейцами, где был адъютантом у Росаса, знавшего его еще ребенком. Умный, красивый, очень популярный, жених любимой племянницы покойной сеньоры Энкарнасьон. Командовал крупным гарнизоном на юге, причем был послан на юг специально, чтобы в войне с «немирными» мапуче заработать «под свадьбу» генеральские эполеты.

Что побудило его связаться с посланцами «Аргентинского центра»? Загадка, по сей день озадачивающая даже перерывших все архивы тамошних историков. В целом, сходятся только в одном: о «французском следе» молодой полковник не знал ничего, он был уверен, что «армия Лавалье» существует исключительно на «пожертвования патриотов». Дальше – разнобой.

Но, как бы то ни было, Рамон Маса дал согласие, - и дело пошло. Местные сеньоры восхитились. Начальники местных гарнизонов ответили уклончиво, но, по крайней мере, дали понять, что против Лавалье не выступят. С таким заделом вождь предстоящей революции прибыл в Байрес, поговорил с рядом серьезных офицеров, женился на суженой и попросил разрешения остаться в городе месяца на два, чтобы 3 июля быть на свадьбе Педро Бельграно, приемного сына   «Тигра» . Излишне говорить, что дата выступления была назначена именно на этот день, и хотя этого не произносили вслух, по умолчанию предполагалось, что из церкви губернатор живым не выйдет.



Цену смерти спроси у мертвых

Росас, однако, уже имел информацию о заговоре от своего агента в Монтевидео, полковника Бласа Пинильи, внедренного в «Аргентинский комитет» под шикарным прикрытием: «тиран» расстрелял его брата-близнеца, расстрел видели многие, и никто не сомневался, что полковник жаждет мести, - но никто и не знал, что Уго Пинилья жив-живехонек и пребывает в Англии. Так что, многое (но не все) зная, «Тигр», не раскрывая карт, предложил Рамону поехать в свадебное путешествие в Европу.

Рамон отказался: дескать, качки не переносит. Отказался и возвращаться на юг, в гарнизон, сказавшись больным. А тем временем, один из уже завербованных офицеров, подумав хорошенько, решил, что лучше все-таки не рисковать, и 26 июня сообщил о затее властям, назвав Рамона, как руководителя заговора, а тот, будучи немедленно взят под арест, во всем признался.

Разумеется, отец, Маса-старший, бросился к Росасу, и получил ответ: пиши прошение о помиловании и сразу заявление по собственному желанию, я рассмотрю, - но чтобы через три дня духа вашего в Байресе не было. После чего немедля помчался писать указанные бумаги, однако около полуночи был зарезан двумя неизвестными в своем кабинете, прямо в здании Ассамблеи. Кто убил, в точности неизвестно по сей день. Естественно, обвинили Mazorca, и обвинение это, основанное исключительно на сплетнях,  стало основной версией на полтора века,

но одна деталь бросалась в глаза уже тогда: дела своих рук «початки» никогда не скрывали, наоборот, оставляли своеобразный автограф, зернышки кукурузы. Кроме того, с концами исчезли бумаги с текстом прошения, тогда как, будь убийцами «початки», они никогда не забрали бы письмо, адресованное Росасу, а самое главное, «Тигр», по данным всех мемуаристов, никогда ничего не делавший исподтишка, сам был настолько ошеломлен гибелью друга, о которой ему сообщили тотчас, что (редкий случай) утратил самообладание и  «бранился, как пьяный гаучо».

Так что, уже Адольфо Салдиас, один из крупнейших аргентинских историков конца 19 века, ярый «антиросист», высказал убеждение в том, что реальным главой заговора мог быть Маса-отец, и убили его сами заговорщики, опасаясь, что он, спасая Рамона, их выдаст. От себя скажу, что, хотя статей на эту тему не нашел, но, думаю,  причастность дона Мануэля Висенте к заговору опровергается историей с двукратным отказом покинуть Байрес. Не рассказать об этом отцу Рамон не мог, - а уж такой тертый «политический человек», как спикер Ассамблеи, зная «Тигра» с юности, сразу понял бы, что к чему, и Маса-сын вылетел бы из города стрелой, хоть на юг, хоть в Европу.

Это, впрочем, чистые игры ума. Факт же заключается в том, что сразу после известия о смерти старого друга «Тигр» подписал приговор Рамону, и на рассвете  28 июня незадачливого путчиста исполнили. В скромных похоронах отца и сына принял участие сам Росас, - а потом начались аресты офицеров, но из «романтиков» под косу не попал никто: судя по всему, «опекуны» сочли их столь мелкими картами, что не стали даже сводить с полковником, и поскольку «столичный» проект лопнул, сценой главных событий стал юг.

Там все обстояло серьезнее. Создали организацию, - Libres del Sur, - принесли клятву, выбрали командиров из числа профессиональных вояк, за что-то обиженных на Росаса, и готовились встречать Лавалье. Силенок, правда, не хватало, - все-то, вместе с клиентами, сотни две, - и потому активно агитировали степных гаучо. При этом, поскольку для гаучо «Тигр» был чем-то вроде Бога Земного, им внушали, что в Байресе засели враги, желающие губернатору зла, и «нужно идти спасать Росаса».

Ни о какой конспирации, естественно, речи не было, - и насчет разговорчиков куда следует донесли очень быстро. Мировому судье пришло указание: таких-то и таких-то взять под арест и этапировать в Байрес, но судья, сам в деле, ответил, что все проверил, и никакого заговора нет. Как ни странно, ему поверили, и штурманы будущих бурь стали ждать начала июля, - то есть, путча в столице, - а когда стало известно, что путча не будет, перенесли «Час Х» на 6 ноября, когда обещал прибыть Лавалье.

Однако обещать, известное дело, не жениться. На севере начались серьезные мятежи, и французы передумали посылать Лавалье на юг, велев ему готовить вторжение в провинцию Байрес, естественно, даже не подумав уведомить утративших актуальность южан о перемене планов, - и соответственно, южане обо всем этом даже не догадывались. Зато им стало известно, что Байрес, видимо, решив, что судья не так уж достоин доверия, все же послал войска, которые будут со дня на день, - и они решили ускорить события, начав 29 октября, а там уж, через недельку, и Лавальеха (как все думали) высадится и поддержит.

Ну и начали. Легко взяли городок Долорес, где и гарнизона-то не было. Естественно, объявили «Долой тирана!». Потом взяли городок Чакомус. Потом (без всякой связи с организацией) кто-то подержал в городке Тандиле. Но народ в ряды почти не шел (да и с какой стати арендаторам был идти к тем, кто отнял у них фермы), никто не мог понять, что, собственно, происходит, и тем паче, не рвался в бой, кроме гаучо, которым, если уж пика наточена, не подраться хоть с кем-то было невозможно.

А Лавалье 6 ноября не появился. И 7, и 8, и 9, и 10 тоже. Зато 11 ноября под Чакомусом появились правительственные войска, и тут уж, после довольно упорного боя, как кому повезло. Кто-то погиб в бою. Кому-то, поймав, отрезали голову. Кого-то (скажем, судью, кормившему Байрес дезой) просто расстреляли. Некоторым же, особо удачливым, удалось прорваться и убежать в Монтевидео или к Лавалье. А гаучо сдались, и их простили. Ибо дети природы, а детей не бьют.



Национальный корпус играет на скрипке


В общем, на юге французам и их протеже повезло не больше, чем в столице. Но не повезло и на севере: неплохо начавшийся поход Лавалье на Буэнос-Айрес увяз в сопротивлении портеньос, а потом и вовсе провалился, - так что все рухнуло по всем направлениям, и неудачнику оставалась только огрызаться: «Я не нашел народа, стремящегося разорвать цепи, там только орды рабов, и эти униженные трусы  очень довольны своими цепями». Однако эхо оказалось звонким. Смутные слухи о каком-то заговоре (официальных сообщений не было), а тем паче, рейд Лавалье и события на Юге довели настроения до синего звона. Вернее, до красного.

До сих пор «реставраторы» организовывали «вероятным врагам» escraches (воспитания), - бойкоты, шельмования в прессе, освистывания  etc, - а «початки» били стекла, травили собак или врывались в дома, громя прихожие, но не более. Теперь же газета Mercantil била в набат. Потоком шли статьи об эмигрантах, продавшихся Франции (что было правдой), о расстрелах без суда и следствия в мятежных провинциях (что тоже было правдой), а также многое другое, взвинчивающее улицу до предела, - причем талантливый журналист Пабло Мариньо, золотое перо «росистов», из номера в номер взывал: «Варваров забивать, как овец!». И весной 1840 года начались погромы.

Про «тысячи убитых» и «сотни разграбленных домов» говорить, конечно, не будем. Это сказки. Но Mazorca разошлась всерьез. Всех, проходивших по спискам «учета мнений», как «подозрительные», даже если они сидели тише воды, били, все зеленое и голубое (цвета врага!) уничтожали, выйти на улицу без красной шляпы или красной накидки стало опасно для здоровья, спасти дом от нападения можно было только выкрасив фасад в красный цвет. Никто не прислушался даже к приказу Росаса прекратить вакханалию: это была уже стихия, и в какой-то момент начали убивать.

Не ночью, не в подворотне, но открыто. «Смычок и скрипку» (ножом по горлу) устраивали средь бела дня, выставляя тела напоказ с табличкой, за что. Правда, не всех подряд, а только замеченных в связях с Монтевидео, явно радовавшихся рейду Лавалье и событиям на юге, а также пытавшихся бежать из города, всего 18 человек, - но это было уже чересчур, и «реставраторы» через Mercantil официально отмежевались от «перегибов», а Росас повторил приказ, но уже выслав патрули и приказав стрелять в погромщиков на поражение, после чего насилие прекратилось мгновенно.

Последний отголосок случился в мае: несколько «романтиков», причастных к заговору Маса, но не попавших в поле зрения властей, попытались бежать в Монтевидео, дабы, наконец, заняться не словом, а делом, однако «початки», регулярно опрашивавшие всех лодочников, их перехватили и зарезали (с этого эпизода, кстати, начинается неоднократно мною поминавшийся роман «Амалия», автор которого, Хосе Мармоль, пострадавших знал лично).

К слову, чтобы потом не возвращаться. Выплеснув злобу и гнев, Mazorca успокоилась, вернувшись к обычным мерам воздействия, и весь 1841 год, очень удачный для Буэнос-Айреса, прошел относительно спокойно. А в конце сентября 1842 года, когда всем стало ясно, что Северный Альянс проиграл окончательно, на дом губернатору пришла посылка. Из Лондона. Со всеми нужными штемпелями, печатью таможни и накладной.

Посылку эту давно ждали, - Мануэлита, дочь «Тигра», в самом деле, заказала в Англии коллекцию безделушек, - но вот беда: слуга, поднимаясь по лестнице, посылку случайно уронил. Ничего страшного. Уронил, поднял и принес хозяйке. И когда донья Мануэлита, распаковав ящик, открыла очень красивую шкатулку, там оказались не безделушки, а «чертова машина», не сработавшая только потому, что при падении сломалась пружинка, включавшая механизм, - и это стало сигналом для второй волны террора.

На сей раз - никакой стихии. После смерти жены у «Тигра» не осталось никого дороже дочери, он любил ее настолько, что даже не хотел отдавать замуж за любимого парня, притом, что парень был сыном близкого друга. Скрипя зубами (правоверный же католик!) терпел роман без венца, но: «Когда-нибудь обвенчаетесь, но из моего дома ты уйдешь только похоронив меня!». Ну и...

За дело взялись системно. Проверили таможню. Прошлись по граверам, по краснодеревщикам, по медникам, вышли на след, - след, естественно, вел в Монтевидео, - кое-кого поймали, допросили с пристрастием, и данные следствия каким-то странным путем оказались у «реставраторов», а оттуда каким-то еще более странным путем у «гражданских активистов». И Mazorca пошла по спискам, четко определив, кого «сыграть на скрипке» (человек 20-25), кого покалечить, а кого просто запугать так, чтобы «опорожнялся за обедом».

«Играли», калечили и запугивали недели две, - после чего, когда список иссяк, Росас приказал «Стоп». Или, - дословно, - «Я  серьезно и глубоко недоволен. Бесспорно, убийства последних дней выражают ненависть народа к извергам-унитариям, но никто, абсолютно никто, даже из самых естественных человеческих побуждений, не вправе опускаться до такого варварства». И стало стоп. Надолго.

Вернее, навсегда. С самого верха «реставраторам» высказали пожелание привести «активистов» в норму, потому что escrachировать уже некого, и «початки» превратились в обыкновенную полицию, своего рода ППС, присматривавшую за порядком в Байресе и городках поменьше. А 1 июня 1846 года по приказу Росаса официально распустили и «Народное Общество Реставрации», выразив руководству благодарность в приказе, - пламенная же газета Mercantil превратилась в скучный официоз.

Впрочем, история с «чертовой машиной» была уже жестом запоздалой бессильной ярости, - а пока что, кампания 1839-1840 годов, несмотря на отдельные сбои, завершилась в пользу «росистов». Очаги притоптали везде, кроме Уругвая: Фруктуозо Ривера держал ситуацию под контролем очень жестко, разбив «Стрелка» и войска, посланные Росасом при Каганче и Дон-Кристобале, так что, Мануэлю Орибе, законному президенту, пришлось временно вступить в командование одной из байресских армий.

Но эти неприятности не очень огорчали на фоне исключительно лучезарных перемен в международной политике. Долго и обстоятельно выжидавший Лондон, убедившись, наконец, что Росас держит вожжи крепко и ставка на него, как и прежде, оправдывает себя, наконец, сказал слово, и слово это было: «действия французов в Монтевидео могут вызвать соответствующее вмешательство других наций». Принимайте посредничество. Точка.

Спорить не приходилось, и 23 октября 1840 года полномочный представитель Парижа граф Макау подписал с сеньором Арана, главой аргентинского МИД, мирное соглашение. Франция прекращала блокаду, освобождала остров Мартин Гарсия и возвращала захваченные суда. Росас, со своей стороны, обязывался не обижать Боливию (о которой давно забыл), отпустить шпиона Бакле (для французов вопрос престижа, но по сути, мелочь) и признать независимость Уругвая (которую он и не отрицал).

Еще раз, к слову. По мнению некоторых исследователей, - возможно, несколько конспирологичному, ибо документально не подтверждено, но логике не противоречащему, -  именно с этого времени в Лондоне пришли к выводу, что «Июльская монархия» пытается, выйдя из тени старшего партнера, опять стать конкурентом, в связи с чем, был дан старт проекту, завершившемуся в итоге Февральской революцией 1848 года. Так оно или не так, сказать сложно, однако факт:

именно с этого момента  принц Луи-Наполеон Бонапарт, над глупыми претензиями которого смеялась вся Европа, становится серьезной фигурой. Если его авантюра в Страсбурге (1836 год) была просто анекдотом, то в 1840-м у небогатого, пробавлявшегося неплохой журналистикой эмигранта вдруг появилось достаточно денег и связей, чтобы, ни от кого не скрываясь, собрать в Англии (между прочим, союзнице Парижа) отряд, купить гору оружия, зафрахтовать пароход

и 6 августа, - переговоры о прекращении блокады Байреса как раз вошли в зенит,  - устроить «Булонскую высадку» с пальбой и официальной прокламацией против «глупых, дорогих и ненужных войн в Алжире и Америке», выглядевшую уже достаточно серьезно. Дело, конечно, кончилось провалом, и тем не менее, против фактов не попрешь: именно с этого момента будущему Наполеону III, надежнейшему партнеру англичан, карта поперла, как в сказке.



Красное колесо

Это, однако, в скобках. Нас интересует Аргентина, - а в Аргентине уход французов был вполне справедливо расценен, как победа Росаса, и у мятежников все посыпалось. Они даже начали прощупывать почву на предмет почетной капитуляции, - однако Росас вместо переговоров 22 января 1841 года ввел запрет на свободное судоходство по Паране и Уругваю, а это означало, что прибрежные провинции (о «внутренней» мелочи никто особо не думал) лишились рынков сбыта и обречены на голод. Или на полную и безоговорочную.

Это выходило за все рамки, - некоторые исследователи полагают даже, что «Тигр», имея после победы над французами идеальные позиции, специально провоцировал проигравших на новый бунт, чтобы добить, утвердив право Байреса диктовать, и если так, он своего добился, даже с лихвой. Готовые мириться мятежники, - кстати, «федералисты», - вновь восстали, уже 30 января создав «Северный Альянс». В первую очередь, конечно, всегда готовый Коррьентес, куда специально позвали из Монтевидео «героев 1829 года», генералов Хосе Мария Паса и Грегорио Деламадрида, - ведь неважно, что убежденные «унитарии», а значит, идейные враги, важно, что военспецы высшего уровня.

И вновь полетели клочки по закоулочкам. Втягивая всех, уже без разбора, кто «унитарий», а кто «федералист». Тех, у кого к кому-то были претензии. И тех, кто не доловил рыбку в мутных потоках. И всех, кто не успел свести личные счеты. И лузеров, учуявших последний шанс отыграться. И вообще не желавших воевать, но воевавших по необходимости, потому что слабых бьют. И немногих, нутром чувствовавших приход новых времен, но не понимавших, что плод еще не созрел.

Что любопытно, воевали уже устоявшиеся армии, население Приморья, в основном, стояло за «росистов», - но отчаяние придавало силы. Войска Паса, потеснив союзников «Тигра», с помощью Риверы заняли Энтре-Риос, вынудив губернатора Хосе Уркису, - запомним его, очень важная персона! – блестящего военного и надежного сторонника Росаса, уйти из провинции. Затем вытеснили «росистов» из Санта-Фе, и 5 ноября ключевые приморские провинции заключили «Четверной пакт», договорившись «Об оборонительном и наступательном союзе против кровавого тирана».

Однако, придавая силы, отчаяние срывало все тормоза; если в 1829-м расстрел Мануэля Доррего шокировал всех, то теперь, чем дальше, тем больше, пленных не щадили, и если расстреливали только офицеров, солдатики могли считать себя счастливчиками. «Вы должны подражать якобинцам времен Робеспьера», - науськивал генералов уже набирающий авторитет интеллектуал Доминго Сармьенто,

и генерал Деламадрид откликался: «Да! Расстрелов мало! Мы сожгли на костре несколько пленных мерзавцев!». Неудивительно, что всего за год массовые казни побежденных стали рутиной для обеих сторон. При этом, следует заметить, начали все-таки «борцы с тиранией», - а дальше пошло по  «принципу домино», но в будущем историки окривели на целых сто лет, в упор не замечая шалостей одной из сторон.

Скажем, когда Мануэль Орибе, взяв в плен Марко Авельянеду, «унитарного» губернатора Тукумана, расстрелявшего за неделю до того 248 пленных, велел отрезать «расстрельщику» голову и насадить ее на пику, в назидание всем, кто решит повторить его фокус, эмигрантская пресса взвыла о «кровавом мяснике, погубившем юного ангела чистой демократии», и выла лет пятьдесят, если не сто.

Но, как бы то ни было, еж и уж, даже поженившись, долго не уживутся. Разрываемый внутренними противоречиями, «Северный Альянс» трещал по швам, особенно в приморских провинциях, откуда в итоге, едва уцелев, сбежал в Монтевидео «проклятый унитарий» генерал Пас. Другие «проклятые унитарии», которым терять было нечего, метались по «внутренним» провинциям, уже не находя поддержки и терпя поражение за поражением.

19 сентября Орибе разбил Хуана Лавалье при Фарамийя; сам командующий погиб во время бегства, а останки его нашли последний приют в Боливии. 24 сентября Анхель Пачеко, лучший стратег Росаса, разгромил при Родео дель Медиа остатки войск Грегорио Деламадрида, но тому хотя бы свезло сбежать через Анды в Чили. А 29 октября «росисты» вошли в последнюю еще не замиренную провинцию, Катамарку, не причинив жителя никакого вреда, но, разумеется, расстреляв губернатора и его офицеров.

«Северный Альянс» кончился. Враги Росаса проиграли, друзья пришли к власти и в Приморье, и во «внутренних» районах. Лихие рейды старого Анхеля «Чачо» Пеньялосы, чистой воды «батьки» провинции Ла-Риоха, жившего по принципу «Я дерусь, потому что дерусь», были уже просто яркой агонией: «Чачо» налетал, слегка побеждал, и вновь уходил в Чили.Так что, последней проблемой оставался Уругвай, - вернее, лично Ривера, удерживавший Энтре-Риос, - и пришло время помочь старому другу Мануэлю Орибе. Тем паче, его вклад в победу был колоссален, а Росас всегда платил долги.

Законный президент Уругвая получил все необходимое, - и 6 декабря 1842 года при Арройо-Гранде состоялось крупнейшее в истории Западного полушария кавалерийское сражение, еще раз показавшее, что непобедимых нет.  Раненый лично «Стрелком» в рубке, Фруктуозо Ривера бежал в Уругвай, бросив шляпу, саблю и пистолеты, а также пушки и пехоту на милость победителей,  Мануэль же Орибе, идя по его следам, 16 февраля 1843 года вышел к окраинам Монтевидео. Guerra Civil, совершив полный круг, вернулась туда, где началась.

И теперь, пока законный президент Уругвая располагает свои войска для осады, которую месье Дюма-пер впоследствии назовет «Новой Троянской», давайте-ка, взяв тайм-аут, посмотрим, что происходит в Terra Incognita, единственном островке покоя среди всей этой безумной вакханалии, которую мы давненько покинули, а  сейчас самое время вернуться, ибо перемены начинаются и там…

Продолжение следует.

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
livejournal
May. 14th, 2017 11:55 pm (UTC)
ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (23)
Пользователь selestafox сослался на вашу запись в своей записи «ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (23)» в контексте: [...] Оригинал взят у в ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (23) [...]
onir
May. 15th, 2017 06:36 am (UTC)
Вот так всегда...
Не, ну на самом интересном месте! :)
e_x_kluziv2013
May. 15th, 2017 07:15 am (UTC)
Какая страна, какие люди!
И ведь не измельчали в 20м веке, как многие прочие: Че... Перон и Эвита... Мальвины (ведь на Англию, не ядерную тогда, даже Гитлер и Бонапарт не нападали, сама начала).
Точно что-то этакое там в воде есть или в воздухе. Или мате так действует?
anton_holub
May. 15th, 2017 09:00 am (UTC)
emfiteusis
Ничего Ривадавия не придумал: старо, как мир. Все эти эмфитевзисы, суперфиции, узуфрукты были придуманы еще до нашей эры, чтобы землю или другую вещь в собственность дать и одновременно не дать. Обладателю эмфитевзиса принадлежит только производящая способность земли и внесенные им улучшения, а собственником участка продолжает оставаться другое лицо.
uda_os
May. 15th, 2017 12:32 pm (UTC)
Спасибо огромное!
RomanObuhov_2
May. 15th, 2017 03:18 pm (UTC)
Красиво пошло)
blog_vadim
May. 15th, 2017 08:03 pm (UTC)
Белиссимо, Дон Лео! ))
( 7 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner