?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.




Рыжий и прочее

На бумаге время летит быстро. Строчка – месяц, абзац – год, страница – десятилетие, и все герои повествования кажутся ровесниками. А в жизни все иначе. Люди, конечно, пересекаются, но выход на сцену и уход с нее у каждого в свой срок. Кто-то стареет, отходит от дел, умирает, кто-то, наоборот, встав на крыло, выходит из-за кулис в скрещение софитов, -

и сейчас, когда первое поколение борцов за независимость Ла-Платы постепенно редеет, следует, наверное, представить хотя бы кого-то из новых людей, исполнявших главные роли в новые времена. Всех, конечно, не получится, но один персонаж ла-платской драмы, до сих пор поминавшийся мельком, сыграет вскоре такую роль и на столько сезонов, что не представить его попросту нельзя. Самое время, чтобы потом вопросов не было.

Итак: рыжий синеглазый мальчик из семьи, по меркам Байреса, знатнее некуда. Столбовой идальго. Портеньо в пятом поколении. В роду – губернаторы, полковники регулярной армии и прочие. Наследник колоссального состояния, пасущегося в пампе. Осиротев восьми лет от роду, учился в частной школе (имениями управлял дядя), по живости характера в науках не преуспел, но стал верным католиком, потому что падре к нему очень хорошо относились. Убежал из школы в 13 лет, когда напали англичане, отличился удивительной храбростью, в 14 лет, во время второго нападения, вновь отличился, уже в полку Migueletes («маленьких солдат»), а потом умер дядя, и 15-летнему пацану пришлось брать на себя управление имением.

А имение непростое: необозримые пастбища (за триста тысяч га), тысячные стада, большущие солильни, коптильни и кожевни, немирные индейцы постоянно на горизонте, - и сотни диковатых гаучо, ценящих только силу, а на нового хозяина, мальчишку, смотревших, как на ничто, и готовых вот-вот растащить стада. Но не растащили: пацан оказался твердым орешком, и порядок наводил по правилам пампы, вызывая на поединок (до первой крови или до смерти) степняков, не признававших в нем хозяина (достоверно известно, что убил четверых). А кроме того, водил гаучо в походы на индейских скотокрадов или просто на индейцев, за добычей, и с постоянным успехом.

К 18 годам заработал прозвище El Tigro (переводить не буду) и стал абсолютным, непререкаемым авторитетом и для своих пастухов, и для соседей, и для краснокожих. С каждым умел говорить на понятном ему языке, с равным изяществом носил и модные костюмы, и кожанку гаучо. Город не очень любил, без нужды не ездил. В своих владениях («столица» - громадная асьенда Los Serrillos) принимал всех, не глядя на цвет кожи, - хоть белый, хоть негр, хоть индеец-мапуче, - и прошлое (будь хоть серийным убийцей, это неважно, если пацан правильный). И никого не выдавал, создав в итоге Colorados del Monte, частную армию в три тысячи (а если нужно, то вдвое больше) отборных головорезов, для которых его слово было словом Божьим. По всем мемуарам, - глубоко религиозен и наделен особым чувством справедливости.

Будучи по воспитанию и взглядам аристократом, - среди духовенства, латифундистов, «больших торговых домов» свой, - никогда не отказывал в помощи и защите малым мира сего. Всегда и во всем поддерживал друзей, которых умел выбирать. Умело выбрал и супругу, в 20 лет по взаимной любви женившись на девушке из приличной, но небогатой семьи, оказавшейся не только верной женой и надежным другом, но и соратником – уезжая по делам, спокойно оставлял владения на супругу, и гаучо трепетали перед 18-летней доньей Энкарнансьон не меньше, если не больше, чем перед Хозяином.

Политикой увлекся поздно, уже после 1815 года, став одним из лидером «чистых федералистов» Байреса, однако до поры, до времени в первые ряды не лез, присматриваясь и учась у старших. И вот теперь, более или менее представляя себе, кто был таков Хуан Мануэль Хосе Доминго Ортис де Росас-и-Лопес де Осорио, которого обычно называют просто Росасом (хотя, конечно, правильно «Ортис»), давайте закроем скобки и вернемся в осень 1828 года. В нехорошее время, когда Байрес трясло от негодования, потому что долгая, тяжелая, дорогая и очень успешная война по чужой воле закончилась ничьей, которую все считали позорным проигрышем…

…Естественно, Мануэль Доррего, «федералистский» губернатор Буэнос-Айреса, хорошо понимал, что все шишки посыплются на него, - поражение ж всегда сирота, - и ничего, что войну начали и фактически проиграли «унитарии», а он, наоборот, переломил ход событий, а что Англия подставила, так это же Англия. Все так. И тем не менее, исход оказался таким, как оказался, и претензии предъявляли именно ему, потому что именно он был главой государства и главнокомандующим.

В такой ситуации, - это он тоже прекрасно понимал, - что-то исправить можно было только еще одной, как можно скорее, войной. Лучше маленькой и победоносной, но можно и большой, только обязательно победоносной, с аннексиями и контрибуциями, - и потому, сразу же после подписания похабного мира, дон Мануэль начал готовить вторжение в Парагвай. Бросив на проект все скудные деньги, еще имевшиеся в измученном блокадой бюджете, и экономя на всем, вплоть до выплаты задолженности войскам.

Было бы странно, не воспользуйся таким удобным стечением обстоятельств выкинутые из власти, но по-прежнему весьма влиятельные в городе «унитарии», и они воспользовались. По полной. Играя на недовольстве военных, считавших, что политики продали победу, а Мануэля Доррего, в прошлом боевого генерала, между собой называвшими еще и предателем касты. Работали очень аккуратно, не светясь, устанавливая контакты через единомышленников в мундирах.

В частности, набравший на фронте популярность генерал Хосе Мария Пас, стойкий «унитарий», свел штатских оппозиционеров со своим боевым побратимом Хуаном Лавалье, на фронте заслужившим полное доверие и любовь солдат, готовых идти за ним хоть в Ад. Абсолютно аполитичный, дон Хуан, так же, как и все его подчиненные, был глубоко уязвлен исходом войны, и хотел понять, почему так вышло, -

а городские сеньор умели быть убедительны. Ведь это же очень просто, генерал: во всем виноваты «федералисты». Если бы они не сместили нашего президента Ривадавию, желавшего вести войну до победного конца, все было бы иначе. Опять-таки, жалованье солдатикам не платят, а разве при нашем правительстве такое было? Не было. Вот и делайте выводы.

Генерал Лавалье думал, генерал Пас, боевой друг,  помогал камраду делать выводы, а 26 ноября в Байрес, наконец, вернулась усталая и злая армия, - и 1 декабря произошел военный переворот, удавшийся удивительно легко, почти без перестрелок. Доррего бежал, успев увести несколько сотен самых верных, большая часть гарнизона, проморгав события, сложила оружие.



История одного расстрела

На этом Лавалье посчитал свою миссию завершенной, но гражданские политики ему объяснили, что нельзя: время сложное, временный губернатор должен быть военный, кабильдо нужно закрыть, потому что демократия в такое время пагубна. Понимаете? Город-то наш, но провинция против, там сплошные «федералисты», у того же Росаса тысячи всадников, и у беглого (как дали сбежать?!!!) Доррего есть верные люди, - так что, генерал, Родина в опасности, взялся за гуж, полезай в кузов.

И ничего не бойтесь. Ассамблею мы распустили, сейчас соберем новую, правильную, без выборов (время ж военное), и все будет хорошо. А ежели случится какая-то неувязка, они, люди опытные, искушенные, почти все – юристы, всегда помогут разумным советом. Не очень обрадованный, Лавалье спросил совета у офицеров, у друга Паса, которому доверял, получил ответ, что именно так и надо, - и согласился, после чего поделил войска с Пасом, и тот двинулся вглубь континента, а сам губернатор занялся окрестностями.

Между тем, Мануэль Доррего 6 декабря был уже в Los Serrillos, где обсудил ситуацию с Росасом, выяснив, что «унитарии» присылали на ранчо гонцов, мириться, но Росас их выгнал, пояснив, что Лавалье и его банда – путчисты, и следовательно, вне закона. Обсудив планы, разошлись во мнениях: дон Мануэль полагал, что если к его двум сотням солдат добавить еще человек пятьсот, с путчистами он справится и сам, «Тигр» сомневался, предлагая не гнать волну, а действовать наверняка, уйдя в Санта-Фе, к Эстанислао Лопесу, и там собраться с силами.

В итоге, сошлись на том, что пусть каждый идет своим путем, а там как получится. Росас отправился в Санта-Фе, а свергнутый губернатор, пополнив отряд («Тигр» разрешил всем желающим из своих гаучо присоединяться, и набралось сотни три), двинулся к другим хозяевам пампы, однако, столкнувшись с Лавалье, проиграл бой при Наварро и, преданный адъютантом, попал в плен, о чем победитель тотчас сообщил в Байрес. И политические советники без промедления прислали указание: сеньора Доррего расстрелять. С пояснением: лишившись законного губернатора, Сопротивление потеряет легитимность. И особым примечанием: данное письмо по прочтении уничтожить.

Рекомендациям Лавалье последовал, но частично. Мануэля Доррего 13 декабря расстреляли без суда (Лавалье перед казнью обнимал его и просил прощения), однако письмецо победитель, уведомив Байрес, что сжег, на всякий случай, придержал. Видимо, не вовсе уж прост был. А спустя пару дней, когда в Байресе по поводу казни разгорелся жуткий скандал, получив еще одно письмо, - «Срочно оформить протоколы, создав видимость, что суд состоялся, а эту бумагу сжечь», - протоколы оформил, а письмецо отложил в ту же папку, где лежало первое.

Если «унитарии» предполагали расстрелом Доррего кого-то испугать, они ошиблись. Caudillos такие выходки только раззадоривали. Они и раньше не были настроены общаться, а теперь, имея «мученика идеи», вообще не собирались ни о чем говорить. Ассамблея Санта-Фе назвала события в Байресе государственным переворотом, а казнь законного губернатора государственной изменой, и уполномочила дона Эстанислао Лопеса командовать войсками, выделенными на подавление мятежа.

Решение Санта-Фе поддержали Кордова и Энтре-Риос, а также другие провинции, помельче. В ответ самозваное правительство Байреса объявило террор против всех «федералистов» и сочувствующих, причем такой, что, как указывает Мигель Луна, «число смертей, вызванных политическими репрессиями, было настолько высоким, что в 1829 году в Буэнос-Айресе было больше смертей, чем при родах». Причем, на вопросы Лавалье, сомневавшегося в необходимости такой крутости, ответ следовал четкий: «Если враг не сдается, его уничтожают». Потому что «Мертвый враг – лучший друг».

И вот тут лично у меня возникает вопрос. Все революции и  гражданские войны похожи. Расстрелами в такое время мало кого удивишь. Бывали такого рода эксцессы и на Ла-Плате, и в Байресе. Подчас в рамках революционной целесообразности. Про Линье и Альсагу, надеюсь, помните. Но чтобы вот так, косой, с широким размахом и под корень, без явной необходимости, без прецедентов, - зачем? Абсолютно непонятно, и как ни силюсь, нет просвета. И никто не объясняет. Есть, правда, статья Роситы Флорес «Психологические предпосылки эволюции аргентинского террора», но ее текста мне найти не удалось. Однако…

Вот я снимаю с полки старую (1961 год издания, еще бабушкина) книгу «Амалия», написанную 170 лет назад. То есть, по свежим следам. Слезливый, в духе эпохи романтизма, но неплохой для того времени роман. Автор – аргентинский классик Хосе Мармоль, очевидец и участник тех страшных (страшнее в истории Аргентины была только «Грязная война» 1976-1980 годов) событий, о которых нам, не в этой главе, но уже скоро, предстоит говорить.

Листаю и убеждаюсь: кровь, любовь, опять кровь, снова любовь, - и положительные герои - сплошь ангелы-«унитарии», которых ни за что, просто из гнусность всячески обижают жестокие черти-«фелералисты». Но ни о расстреле Мануэля Доррего, ни о терроре 1829 года, случившихся всего за несколько лет до времени, о котором пишет сеньор Мармоль, – ни слова. Будто и не было этого, а «федералисты» просто так взбесились. А между тем, если подумать…

Впрочем, об этом подробнее позже. А сейчас, сугубо к слову, еще одна деталь. Аккурат во время описываемых событий из Европы в Байрес вернулся Хосе де Сан-Мартин. Уже овеянный славой Освободителя Юга. Уже изгнанный из Америки (это отдельная, очень интересная тема, но о ней в третьем томе). Он прослышал о войне, и о падении Ривадавии, с которым не ладил, и прибыл в Байрес специально, чтобы помочь воевать с Бразилией.

Но опоздал. Зато все, о чем идет речь, творилось на его глазах, и великий воин был в глубоком шоке. Притом, что «унитарии» его появлению очень обрадовались, - как же, такой человечище, и к тому же известный сторонник «вертикали», а Лавалье, которому власть не пришлась по душе, с радостью предложил ему стать новым губернатором Буэнос-Айреса, вместо себя, - дон Хосе наотрез отказался и отбыл обратно в Европу, даже соизволив сойти на берег.

Однако, как бы то ни было, война так война. Собрав войска, - ветеранов и по набору (охотников заработать было хоть отбавляй), - Хуан Лавалье двинулся на Санта-Фе, ломать «приморских», а Хосе Пас - на Кордову, замирять «внутренних», - и губернатору по «унитарной» версии не повезло. Хитрый и опытный Эстанислао Лопес, изображая панический отход, сумел заманить «надежду унитариев» на обширные луга с ядовитой травой miomo, в итоге чего погибло пятьсот лошадей.

Лучшие солдаты Лавалье, драгуны, с которыми он прошел всю войну, обезлошадев, превратились почти в обузу, пришлось срочно отступать, - но и тут не пофартило: 26 апреля каратели были наголову разгромлены конницей Лопеса и «Тигра» при Пуэнте-Маркес; «временному губернатору» спастись удалось фактически чудом. И в этот момент Лавалье сделал совершенно удивительный шаг. Вместо того, чтобы пробираться в Байрес, он без охраны, совсем один поехал в городок Канюэла, в ставку Росаса. Того, правда, не было на месте, и гостю предложили переночевать в его спальне, а наутро, когда он проснулся, «Тигр» стоял рядом.

И пообщались. Лавалье предъявил письма «политических советников», сообщил, что перестал что-то понимать и не хочет больше никакой власти, скорбит по бедняге Мануэлю, и если его сейчас пустят в расход, то поделом. Он готов. «Тигр», однако, ответил, что в расстреле пользы не видит, и лидер «федералистов» с как бы губернатором подписали «Пакт Канюэлы», зафиксировав согласие на созыв новой Ассамблеи и нового главы провинции, с бюллетенем, где будут указаны и «федеральные», и «унитарные» кандидаты, а на период до выборов губернатором останется Лавалье.



Колесо Фортуны

С этим вполне официальным документом побежденный губернатор вернулся в Байрес, - и наткнулся на жесточайшую обструкцию. Его не хотели слушать, свистели, шикали, его в лицо называли «трусом и ничтожным предателем», - и в конце концов, все-таки быстро-быстро провели «выборы», но включив в списки только «унитариев», да еще и с дикими подтасовками. А когда Лавалье наотрез отказался подписать итоговый список депутатов, напомнив, что Байрес некому защищать, и город еще не горит только потому, что «Тигр» не хочет, чтобы город горел, «унитарии» заявили: плевать. Сил защищаться нет, это так, ну и что? - значит, уйдем в эмиграцию, у нас, слава Богу, кроме вас, труса и предателя, есть еще генерал Пас.

Действительно, у Хосе Паса, в отличие от Лавалье, все шло как нельзя лучше. Талантливый и очень идейный, он с апреля до июня шел от успеха к успеху, одолел войска сильнейших «внутренних» сaudillos, - Факундо Кироги при Ла-Таблада и Хуана Бустоса при Сан-Рока, - и занял Кордову, устроив там террор сродни байресскому, хотя «федералистов», на коленях каявшихся и моливших о пощаде, все же, поунижав, щадили. Дальше больше: одна за другой отказывались от «проклятого федерализма» мелкие провинции, - и это, в самом деле, было проблемой.

Впрочем, проблему имели и «унитарии», а имя проблемы было Хуан Лавалье, упорно не желавший утвердить список новой Ассамблеи, без чего она оставалась сборищем самозванцев, и в глаза называвший бывших советников «убийцами» и «врагами мира». В принципе, его, скорее всего, прогнали бы или убили, - но город, в самом деле, был беззащитен, и «Тигр» объявил, что признает губернатором только Лавалье, а любой, кто согласится занять пост вместо него, может «уже сейчас заказывать себе красивый гроб».

Желающих, естественно, не нашлось, лидеры и активисты «унитариев» побежали в Кордову, к генералу Пасу под крыло, беглые и высланные «федералисты», наоборот, вереницей потянулись домой, а Хуан Лавалье просто подал в отставку, передав полномочия умеренному (и потому уцелевшему в дни террора) «федералисту» Хуану Хосе Вийямонте, и уехал в Монтевидео.

Теперь можно было проводить выборы, как душеньке угодно, и бывшие эмигранты требовали сделать «исключительно федеральный» список, однако «Тигр», ставший руководящей и направляющей силой провинции, вновь не согласился, пояснив, что у Байреса уже есть Ассамблея, избранная при «мученике Доррего». Ее, правда, разогнали путчисты, но незаконной она от этого не стала, и значит, пусть дорабатывает срок, на который избрана.

С такой логикой сложно было не согласиться, и 1 декабря 1829 года, ровно через год после переворота, старый-новый состав законодателей опять собрался в зале заседаний, а 6 декабря сеньор Вийямонте передал печать новому, избранному по всем правилам губернатору и главнокомандующему войсками провинции дону Хуану Мануэлю де Росасу. При этом, однако, избранник сообщил, что за властью не гонится, власть как таковая ему не интересна и не нужна, но если общественность считает, что он, в самом деле, лучший кандидат, он готов дать согласие,

однако только в том случае, если ему предоставят неограниченные полномочия. И такие полномочия были предоставлены с целью «регулировать в соответствии с требованиями настоящих условий внутреннюю администрацию провинций, сохраняя их свободу и независимость, самым эффективным образом помогать их нуждам, давать отпор нападениям “анархисто” и обеспечить порядок и общественное спокойствие».

Через несколько дней состоялись грандиозные, невероятно пышно организованные государственные похороны «мученика» Мануэля Доррего, а затем в Байресе началась подготовка к борьбе с генералом Пасом, которому продолжало просто невероятно везти: после после победы при Онкативо над собравшим новую армию Факундо Кирогой («Волк пампы») 25 февраля 1830 года, власть его над большей частью «внутренних» провинций стала прочнее некуда. А 5 июня de facto оформили и de jure: представители «усмиренных» провинций подписали «внутренний пакт», оформив создание «Унитарной Лиги», поклявшейся бороться за «соборную единую Ла-Плату». Вот, правда, сильные провинции «усмирить» не получилось: в Энтре-Риос переворот сорвался.

Сила действия, как известно, равна силе противодействия. 4 января 1831 года был подписан «Прибрежный пакт» провинций, поклявшихся бороться за «единую федеративную Ла-Плату». С «комиссией» (временным коллегиальным правительством) и объединенной армией под общим руководством уважаемого и удачливого Эстанислао Лопеса. После чего очень быстро выяснилось, что готовились на совесть: избегая больших сражений, «федералисты», как правило, одолевали в боях местного значения, -

а 1 мая Судьба и вовсе преподнесла сюрприз: генерал Пас, вероятно, чересчур поверив в свой фарт, перехитрил сам себя. Отправившись на разведку с отрядом драгун, для конспирации переодетых гаучо, он в местечке Эль-Тио пересекся с настоящими гаучо из армии Лопеса, был опознан, сбит с лошади, взят в плен, - и это стало концом Унитарной лиги. Она посыпалась, а когда «прибрежным» без боя сдалась и Кордова, все «унитарные» провинции, изгнав или перебив унитариев, объявили себя убежденными «федералистами».

И настал мир. Федеральный мир. Три блока провинций с тремя caudillos, - сеньор Росас в Байресе, сеньор Лопес на побережье, сеньор Кирога во «внутренних районах», - прекрасно понимавшими друг друга и не имевшими никаких причин для ссор. Однако теперь, когда кризис миновал и общий враг сгинул, монолит, как оно всегда и бывает, начал расползаться.

В Байресе начались споры между «реставраторами», сторонниками сильной исполнительной власти, и «реконструкторами», требовавшими «парламентского» правления, причем последние упирали на то, что диктатура нужна в момент опасности, а когда опасности нет, она сама может стать опасной для демократии. Все, разумеется, в общем, без малейших намеков на какое угодно неуважение к героическому губернатору, но…

Но теперь, когда можно было вновь не отвечать за слово, говорунам хотелось рулить, и 15 декабря 1832 года Ассамблея, вновь избрав Росаса губернатором, неограниченных полномочий ему не предоставила, - после чего El Tigro отказался от поста и губернатором избрали нашего старого знакомого, генерала Хуана Рамона Балькарсе. При этом, однако, поскольку мало ли что, - а вдруг «унитарии» решат взять реванш или еще какая беда, - сеньора Росаса «почтительно просили» не отказаться от поста главнокомандующего вооруженными силами провинции, и сеньор Росас снизошел.

Продолжение следует.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
RomanObuhov_2
May. 8th, 2017 06:15 am (UTC)
"РФ внесла в Совет безопасности ООН проект резолюции о создании в Сирии безопасных зон, в которых будет введен запрет на военные действия и на полет авиации. По данным ТАСС, голосование по документу может состояться 8 или 9 мая"

Схема сбоев не дает. "Минск" надо закрепить с партнерами на СБ ООН. А то вдруг "Донбасс" как-то "рыпнется" - и будет "нарушителем резолюции Совбеза", "международным преступником", коему помогать - просто грехЪ.))
Вы-род-ки. Твари просто восхитительные.
RomanObuhov_2
May. 8th, 2017 06:19 am (UTC)
Вопрос, в книге о Ю.Америке про Арауканию будет глава ?
putnik1
May. 8th, 2017 09:50 am (UTC)
Конечно. В третьем томе, где Чили, Перу, Боливия и Эквадор.
( 3 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner