?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.




Ставка верховного главнокомандования

Допускаю, что эта глава многим покажется не интересной. Все мы любим экстрим, а если речь о человеке, то что-то жареное, а если о человеке и его идеях, то можно и пропустить. Так что, для тех, кто пропустит, сразу скажу: понятно, что при свистопляске, царившей в Буэнос-Айресе в течение всего 1815 года, позиции «федералистов» не могли не укрепиться, и они укреплялись. Todo.

А если детальнее, то заветная идея Артигаса, - объединить провинции Литораля (междуречье Уругвая, Парагвая и Параны), и от имени всех на равных подписать договор с Байресом, - окончательно воплотилась в жизнь. А что? Большой и богатый скотоводческий район, с Санта-Фе, портом на Паране, имевшим прямой выход на Монтевидео, был вполне жизнеспособен, и местные элиты, тяготясь жадностью посредников-портеньос, нуждались в лидере, авторитет которого неоспорим.

Так что, 29 июня 1815 года Liga Federal ака Liga de los Pueblos Libres , - Восточная провинция, Санта-Фе, Коррьентес, Энтре-Риос, Мисьонес, - была провозглашена официально. Приглашали и Парагвай. Но д-р Франсиа промолчал. Официально сообщив в Байрес о нейтралитете, и далее в упор не видя, что его «субделегат» в исьонес со своими войсками и сотнями добровольцев воюет в войсках Артигаса. А когда из Байреса пришел запрос, переслал туда доклад субделегата, все отрицавшего, с сообщением от себя: дескать, сами видите, я тут ни причем, а врать он не стал бы, с этим у нас строго.

Что ж, и на том спасибо. Вождь, - отныне Protector de los Pueblos Libres, - пожал плечами и, осев в личной столице, – военном лагере Purificacion («Очищение») на реке Уругвай, - приступил к работе. Постоянно среди людей, и ничем не отличаясь от всех остальных, настолько, что враги обзывали него «юродивым», а поклонники удивлялись «причудам». Ибо, имея безразмерную власть и возможности, жил и одевался он просто, почти нище, что даже поклонники определяли, как «некоторую странность».

Впрочем, судя решительно по всем отзывам, как друзей, так и врагов, действительно, странный был человек.«Он приятен в беседе, разговаривает спокойно… Способен в нескольких словах сформулировать все сложные проблемы… От природы обладая осторожностью и исключительной чуткостью, хорошо знает человеческие сердца и прежде всего сердца своих соотечественников, и поэтому никто не может сравниться с ним в искусстве быть вождем. Все окружающие испытывают к нему чувство любви, хотя и живут в полной нищете и плохо одеты, но не потому, что в городе нет продуктов и одежды, а потому, что он не хочет обременять население налогами».

Так пишет падре Ларраньяга, близкий соратник Артигаса, прошедший с ним весь путь, потом предавший, потом вернувшийся с покаянием и прощенный, а потом предавший опять, но оставивший, тем не менее, восхищенные мемуары, в которых пытался доказать, что никого не предавал, а просто жизнь такая. Эти воспоминания считаются самыми полными, самыми объективными, и портрет Хосе Хервасио Артигаса выписан в них предельно четкими красками, среди которых нет только черной.

Супермен во всем. С конем единое целое,  копье, гитара, лассо, - продолжение руки, ножом - птицу на взлете. Слегка подозрителен, но ничуть не злопамятен. Если считал, что кто-то из тех, кто его не любит, полезен для общества, - «личное отношение ко мне не имеет никакого значения, если умен и патриотичен». Врагов, - тех самых генералов, привезенных из Байреса на съедение, - собрал и тепло поговорил: дескать, тяжко и обидно

«видеть в оковах людей, которые сделали немало во имя общего дела. Правительство Буэнос-Айреса прислало вас ко мне, чтобы я покончил с вами. Но у меня для этого нет никаких оснований. Здесь мне сообщают, что вы вели войну против меня, но я знаю, что виноваты в этой войне не вы, а те, кто объявил меня  предателем и убийцей, и те, кто называл меня так в газетах за то, что я защищал права жителей Восточного берега и других провинций. Возможно, есть  основания для расправы с вами, но к ним я не имею ни малейшего отношения — я ведь не придворный палач  Буэнос-Айреса».

В итоге, присланные в оковах, уехали с делегацией назад, увозя твердое впечатление, что Артигас «не зверь и не преступник, каким рисовали его соперники и завистники. Вряд ли в мире есть человек, более человечный», и впоследствии ни один из них не поднял против него саблю.

Что еще? Ну, категорически отказывался от всех подношений, ибо «Самое страшное наказание для меня - изменить принципам», правда, попросив кабильдо Монтевидео оплатить учебу сына в школе, пояснив: «Я соглашаюсь на эти расходы только потому, что мои собственные средства не позволяют мне самому это сделать». Тем, кто позволял себе спрашивать, почему, без всякой рисовки пояснял:

«Порядочность моего собственного поведения должна стать нормой для всех прочих… Ведь по тому тону, какой задают лидеры, настраиваются и остальные. Нельзя нарушать закон справедливости. Каждый человек равен перед законом». При этом, закон определял, как «справедливость, основанную на суждении самого народа», без тюрем в принципе, ибо «человек не должен терять свободу».

Так что, если кто-то провинился, общественное порицание, или штраф, или изгнание, или расстрел, однако без проволочек, потому что «быстрое наказание — самое действенное средство против преступности». А если кто-то начинал лепетать, что люди несовершенны и где взять столько артигасов, улыбался: «Артигасов не надо. Достаточно других людей, пусть немногих, но способных, честных и обладающих чувством ответственности».

Верил в народ. В сход, без болтливых посредников-депутатов. Совершенно не умел, да и не хотел прогибаться, до такой степени, что в июле 1815 года, издав указ о пошлинах на экспорт и импорт, отказался предоставить льготы англичанам, потому что «они ничем не лучше других». Но и в проблемы людские тоже вникал, считая ненормальной ситуацию, при которой у большинства нет ничего, притом что «каждое из здешних поместий так велико, что территория его больше многих стран Европы»

(естественно, тогдашней, с множеством крохотных княжеств), и ставил своей целью во что бы то ни стало привязать к земле тысячи нищих бродяг, воевавших под его знаменами. Как сам пояснял, «чтобы создать слой людей, имеющих возможность платить налоги, и снять излишнее бремя с зажиточных патриотов». То есть, входил и в положение помещиков, страдавших от размещения на их землях «общих» войск.

А в целом, примерно так. Человек должен быть свободен. Но свобода сама по себе ничто. Неимущий – раб своей нищеты. Значит, нищим не должен быть никто. Ни пеон, ни гаучо, ни индеец. Они все народ. Поэтому в июле 1815 он распорядился раздать «трудолюбивым людям, желающим их обрабатывать». земли в Восточной провинции, принадлежавшие ранее испанской короне, а также «плохим европейцам и ещё более плохим американцам».

Принцип: каждому один участок, без права отчуждать, продавать или отдавать под залог. Владельцам пустующих земель (земля не должна пустовать!) - два месяца срока на их обустройство, затем все необработанные и незаселённые земли конфисковали и раздавали крестьянам. Причем указ не остался на словах, - его начали претворять в жизнь. Без послаблений.

Забрали землю даже у старенького отца Артигаса, который не мог вести хозяйство, - и кстати, всемогущий сын, имея неограниченные полномочия и огромные «бесхозные» стада, вместо того, чтобы подкинуть папе пару-тройку коров и коней, письменно просил кабильдо Монтевидео «при возможности, помочь», потому что не считал себя вправе обходить закон.



Критические заметки по социальному вопросу

Естественно, нашлись недовольные. Недовольные всегда есть. В первую очередь, помещики, особенно из тех, кто имел военные заслуги. Вполне понятно: и своего жалко, и конфискат охота заполучить, ибо ведь кровь проливали. Поэтому, делали что могли, давали взятки, но поскольку с этим было строго, создали «хунту землевладельцев» и подали Артигасу проект «земельного кодекса» с требованием «чтить частную собственность» и «дать преимущество в распределении земли тем, кто может вложить средства в ее использование».

Однако Протектор имел особое мнение: внеся поправки общим числом более двухсот, 10 августа 1815 года он подписал свой вариант, «основанный на этическом принципе установления социальной справедливости». Суть: «самые обездоленные должны стать самыми обеспеченными». Независимо от цвета кожи и статуса, - на сей счет Вождь комплексов не имел никаких, и его ближний круг был разноцветен.

В итоге: колоссальный слой люмпенов, полукочевников, по сути, социальный балласт, начал превращаться в нечто внятное. Люди, привыкшие ценить жизнь в копейку и плевать на все, оседали на своей земле. Собственность порождала независимость от кого угодно, а стало быть, уважение к себе, к себе подобным и к закону, утверждая равенство на практике. Можно сказать, нечто типа гомстедов, сделавших Штаты тем, чем они стали, то есть, начало того пути, который тов. Ленин позже назвал «североамериканским путем развития».

Но закон может понять только грамотный человек. Поэтому указом Артигаса было утверждена обязанность (не право!) каждого уметь читать и писать, и обязанность государства обеспечить это. В Монтевидео была открыта первая бесплатная школа для всех (учителям полковничье жалованье), а поскольку просто уметь читать мало, нужно знать многое, открыли и публичную библиотеку, где каждый гражданин обязан был взять на прочтение не менее четырех книг «полезного содержания», - по рекомендации библиотекаря (полковничье жалованье!) в год. Иначе штраф.

Поэтому же мечтал о «честной газете, дающей основу для размышлений о спорных темах». Однако когда в Монтевидео вышел первый номер первой городской газеты, где остро и резко критиковалась «уравниловка, лишающая почтенных людей их законной собственности», Артигас написал протест, указывая: «Ведь печатный орган, в котором господствует свобода, с одной стороны, даёт возможность выражения идей, служащих на благо ближних, но с другой стороны, злонамеренным людям внушает желание высказать, скрываясь под блестящей формой, своё несогласие с системой, или даже солгать».

Вполне логично: бойкий балаболка всегда найдет возможность громкими словесами задурить голову неискушенному человеку, - и потому Артигас предложил ввести должность «наблюдателя за печатью, просвещенного, но не стоящего на стороне одной лишь из групп населения». Но тут получился тупик: даже близкие к Вождю «просвещенные» интеллектуалы Монтевидео, как тот же Ларраньяга, считали его социальные изыски «опасным посягательством на священные устои», и кандидата на должность цензора найти не удалось, а потом от поста отказался и редактор.

Это был первый звоночек, и Артигас бился в стенку лбом, уговаривая (топ ногой он не признавал): «Я устал от непонимания и тихого противодействия; считаю, что дело, которое я делаю, кровно интересует всех жителей Восточного берега, а не отдельные его группы. Пусть те, кто не чувствует в себе желания поддерживать это, и те, кто ставит жалованье и дружеские связи выше Родины, пусть лучше покинут Родину для ее блага. Много нас или мало, хороши мы или плохи, но наших усилий будет достаточно, чтобы и без них защитить нашу землю».

Несложно понять, что такие взгляды на жизнь, а еще больше, реализация их, тревожили многих. И не только в Байресе. Понимая «федерализм», как «власть народа на местах», элиты провинций считали «народом» только себя и себе подобных. Образованных, воспитанных, состоявшихся, и вообще, очень хороших. В теории, конечно, против «общественного договора» и «свободы, равенства, братства» никто не возражал, - как можно? - но…

Но кому и с кем договариваться? То есть, кто составляет то общество, которое заключает договор? Если насчет «свободы» все соглашались: Viva Независимость! - то далее начинались вопросы без ответов. «Примитивная и стихийная демократия плебса, - говорили мудрые теоретики, - чревата анархией, которой неизбежно воспользуются смутьяны, посягающие на самые основы общественного согласия». То есть, на частную собственность и связанную с ней иерархию вообще.

Но с обычными «смутьянами» вопрос решался быстро, тут проблем не видели. А вот Артигас становился проблемой, ибо подводил под пустословие о «народном суверенитете» конкретную теоретическую базу, проверенную на практике в США, - и это пугало даже «бешеных», готовых говорить от имени самых низов «народа», но при условии, что «народ» (в первую очередь, низы) знает свое место.

К слову сказать (не знаю, насколько уместно здесь, собирался позже, но потом ведь можно и повторить), в этом смысле, латиноамериканские исследователи обращают внимание на то, что реально на «народнических позициях» стояли только два тогдашних лидера – Артигас и д-р Франсиа, однако подход у них был принципиально различен.

El Supremo, человек предельно холодный, книжный, - лично мне он напоминает тов. Суслова, - по словам Артигаса, «любил народ, но не верил в людей». Protector же, во всех смыслах полная противоположность парагвайцу, - я бы сказал, типаж Нестора Махно, - по мнению доктора, «любил народ, но слишком доверял людям», - и это не позволяло им сблизиться. Хотя, как показала жизнь, оба были неправы.

Но это, повторяю, к слову. Заметка на полях. А возвращаясь к сути, элиты провинций, включая caudillo, в восторге не были. Безусловно, Артигас никому ничего не навязывал, принцип внутреннего самоуправления был для него свят, да и титул подразумевал только верховное главнокомандование в период войны, но порядки, внедряемые им в Восточной провинции, вселяли смуту в умы «низов» не только там, и это не нравилось.

Да и среди полевых командиров из числа родимых orientales, которых Вождь выдвигал и которым доверял, росло напряжение. Имея неограниченную власть, они обрастали «своими людьми», из офицеров и просто подхалимов, а тем самым как бы восстанавливались старые феодальные отношения, когда «своему» покровительствуешь, а «свой» платит личной верностью. И к тому же, вчерашние «никто и ничто», теперь они носили мундиры с золотыми эполетами, сеньориты из приличных семей строили им глазки, а папеньки сеньорит приглашли запросто навещать и, принимая,  как желанных гостей, давали понять, что «герои нации» заслужили право жить по-человечески.

Излишне говорить, что в этих недовольствах, осознанных и неосознанных, коренились истоки многих будущих проблем. Вождя, безусловно, уважали даже те, кто недолюбливал, понимая, что другого такого центра притяжения в борьбе с «тиранией портеньос» не найти, но. Но это «но» пока еще только формировалось, если и проявляясь, то невинно, типа «дискуссии о свободе СМИ», в целом же, Лига в этот момент, - первые месяцы 1816 года, - была достаточно сплочена, потому что Байрес готов был созывать Национальный конгресс в Тукумане, в котором «федералисты» намеревались участвовать, как единая сила, спорить с которой будет трудно.

Продолжение следует.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
livejournal
Apr. 30th, 2017 05:33 pm (UTC)
ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (12)
Пользователь selestafox сослался на вашу запись в своей записи «ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (12)» в контексте: [...] Оригинал взят у в ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (12) [...]
Юрий Чернышов
Apr. 30th, 2017 07:53 pm (UTC)
Отчего же скучно? Все старо как мир и все одинаково во все времена. Приведенная информация все только подтвердила на латиноамериканском примере.
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner