ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

БРИЛЛИАНТЫ С ПРИЦЕЛОМ НА АРКОЛИ



С подачи уважаемого Федот2, - спасибо! -  продолжу тему исторических аналогий, как методе построения моделей, по максимуму возможного учитывающих субъективный фактор. Во-первых, из уже состоявшегося анализа, ясно, что аналогия должна быть именно исторической, а не "квази", когда пример из реальной истории, взяв с потолка, наполняют придуманным содержанием, в итоге чего аналогия (с Баннокберном) немедленно начинает расползаться. Отсюда и во-вторых...


Возьмем, скажем, Аркольский мост.

Мог ли генерал Бонапарт проиграть сражение? Безусловно. Больше того, по канонам тогдашнего военного искусства, учитывая ситуацию, он не мог его выиграть. И погибнуть, рванувшись вперед со знаменем, когда солдаты почти побежали, тоже мог.

Но вот чего он не мог категорически, так это, оценив диспозицию, отступить или начать переговоры. Атака давала какой-то шанс, а победа, поскольку любой компромисс вел к крушению Республики,  была  настолько необходима, что, прими он такое решение, его сместили бы собственные подчиненные.

А теперь рассмотрим другой пример.

Мог ли герцог Браншвейгский выиграть сражение при Вальми? Безусловно. Больше того, по канонам тогдашнего военного искусства,  не мог проиграть. Да и, собственно, не проиграл, - а в совершенно выигрышной ситуации абсолютно немотивированно велел отступать, и в итоге, случился canonade de Valmy, "уход без битвы". Как верно сказал Гёте, "С этого места и с этого дня берет начало новая эра в мировой истории".

Казалось бы, абсурд. Но ответ на вопрос, почему опытнейший вояка, уже сжав удавку на шее зверя, опасного для всех монархов Европы, неожиданно передумал, давно дан. Не излюбенные романистами конпирологические версии про "розенкрейцеров" , а совершенно элементарные "неучтенные миллионы" плюс драгоценности королевы плюс гарантии, что деньги от продажи имений герцогской родни втихую уйдут этой самой родне, - и всё.

И что интересно, позже, когда Дантон уже сделал свой публичный отчет, когда о подкупе не говорил только ленивый даже в Берлине, никто не высказал Его Светлости никаких упреков. Головами качали, да, но никто в рамках насквозь прогнившей системы, где коррупция и безнаказанность были нормой, а все решалось в тесном кружке избранных, где рука мыла руку, сознавая, что дом стеклянный, не бросил в фельмаршала камень.

А вот за генералом Бонапартом стояла диковатая, но живая, бурлящая, густо пахнущая энтузиазмом и кровью Республика. Плюс Национальное Собрание, желавшее контролировать Европу. Плюс босая, но воодушевленная инертностью врага армия во главе со вчерашними конюхами, бондарями и страяпчими, которым было ровным счетом нечего, кроме какой-то там жизни терять, а приобрести, в случае успеха, они хотели (и значит, могли) всё.

В общем, все очень просто: столкнулись не армии, а  системы. Два образа жизни, две шкалы ценностей и два понимания, для чего живешь. И потому прорыв французов при Арколи 1796-м был закономерен; после отступления герцога от Вальми в 1792-м ничего иного не и ждать не следовало...

UPD.


Tags: без дураков, без политики, вопросы теории, технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →