ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

ИСТОРИЯ О (26)



Продолжение.
Ссылка на предыдущие главы здесь.





Новобългарии не быть

И вновь, как после Апреля и Горной Джумаи, предположения инициаторов восстания в какой-то степени оправдались. Резня оказалась такой масштабной, что Его Величество обыватель всея Европы вздрогнул и возопил. К тому же, турецкое сравнение македонцев с бурами, а себя с англичанами, как обоснование зверств, попав в СМИ, взбесили англичан. Общественное мнение вздыбилось. В Англии, Италии, Франции, даже в Японии и Эфиопии проводились митинги, благотворители собирали средства для помощи «Новоболгарии», волонтеры везли в зону АТО то необходимое, без чего не может жить и воевать человек.

По ходу, правда, делались и политические гешефты: кто-то что-то половинил, кто-то пользовался случаем нарастить популярность, а протестантские и католические миссионеры, волной хлынув на пепелища, агитировали болгар «порвать с восточной схизмой», обещая покровительство, и как пишет Владимир Теплов, «под влиянием турецких насилий, желая иметь себе заступников, крестьянское население целыми массами переходит в католичество».

Разумеется, помогала и Россия. Там тоже собирали  деньги, формировали команды волонтеров, медиков и так далее, а о добровольцах, успевших   повоевать за правое дело, и говорить излишне. Однако на высших политических уровнях все оценивалось  иначе. Вопреки мнению решительно всех экспертов, от консулов до ученых-балканистов и просто очевидцев, попавшему в прессу и вполне разделяемому общественностью, - «восстание питалось местными источниками, ибо сознание необходимости борьбы с турецкой властью проникло глубоко в массу христианского населения», - официальный Петербург высказался в ином ключе.

Дословно: «Единство Порты не ставится под сомнение, Македония является неотъемлемой ее частью. Главной причиной бкспорядков и столь большой крови стала злоумышленная агитация комитетов, которые возбуждают беспорядки и препятствуют проведению Его Величеством султаном реформ , предложенных в рамках “Венского процесса” и вполне устраивающих христианское население трех вилайетов».

С дополнительным, для самых тупых, разъяснением Владимира Ламсдорфа в середине августа: «Мы не скрываем своей глубокой озабоченности происходящими в Македонии событиями, но полагаем главной задачей предотвратить всякую возможность быть втянутыми в происходящую распрю каким-либо непосредственным активным действием. Все стремления наши должны быть направлены к достижению умиротворения на Балканском полуострове».

Холодно, цинично, без всякого внимания к желаниям повстанцев и пролитой крови. Вопреки многим предварительным договоренностям, устным, а потому ничего не значившим. Но с внутренней логикой, полностью соответствующей моменту. Хотя, в принципе, еще за полгода до того, на Неве не считали напрочь исключенным вариант разрешить Софии повоевать за «третью сестрицу», тем паче, что   в этом были едины практически все, ни в чем другом не согласные секторы болгарского политикума.

И русофилы Стояна Данева, премьер-министра, и русофобы Димитра Петкова, политического наследника Стамболова, и даже насквозь провенский Васил Радославов. Ну и, безусловно, лично Его Высочество, болгар, как таковых, презиравший, но мечтавший быть великим, всенародно уважаемым и независимым правителем большого, доминирующего на Балканах государства.

Во многом, именно этими соображениями (помимо того, что только Петербург мог лоббировать льготные парижские кредиты) объяснялся и «русофильский восторг» начала ХХ века: Австро-Венгрия хотела стабильности либо усиления роли послушных Обреновичей, а вот Россия, напротив, считала желательным набрать влияния в регионе, и логичнее всего добиться этого можно было, расшатав домик по максимуму.

А при таких условиях почему не попытаться поиграть? Тем паче, что в ответ на подписание Веной военной конвенции с румынами, зарившимися на весь север Болгарии плюс Варну, превратившей Бухарест в сателлита, Болгария подписала похожую, но равноправную конвенцию с Петербургом. Короче говоря, согласно мемуарам Джорджа Бьюкенена, британского представителя в Софии, «князь Фердинанд еще весной 1903 года всерьез предполагал вероятность войны с Турцией, рассчитывая на обширную помощь России».



Котел с неприятностями

Разумеется, в соседних с Болгарией столичках прекрасно понимали, что воссоединение «сестриц» будет означать появление в регионе очень реального гегемона. Даже более чем. В начале 1903 Александр Обренович, не утерпев, сделал кайзеру Австро-Венгрии интересное предложение: пока не поздно, создать против «болгарского милитаризма» коалицию «миролюбивых сил» в составе Сербии, Румынии и Порты (а можно и Черногории, князя Николу он берет на себя). Естественно, под крышей глубокоуважаемой Вены.

Мудрый Франц-Иосиф, однако, идею белградского клиента отверг, заявив, что стремится к сохранению мира и спокойствия на Балканах. Поскольку, согласно конвенциям, он лишен права вмешаться, если и Россия не вмешается открыто, зато Россия, если турки нападут первыми или в разборки влезут румыны, наоборот, имеет право вмешаться, а без прямого вмешательства Дунайской империи болгары даже без России порвут коалицию, всю вместе и каждого в отдельности, как тузик грелку, - и кончится все не так, как хочет молодой друг, но совсем наоборот.

В такой позиции тоже была логика: в Вене не хотели ни сколько-нибудь значительных славянских успехов, способных поджечь Боснию и Герцеговину, на которые Габсбурги зарились, а то и Хорватию, ни, упаси Боже, большой войны, в которой все шансы были бы у альянса Софии и Петербурга. Ибо Берлин, без которого Вена всерьез биться уже побаивалась, был занят играми с Лондоном за  раздел Африки, а за Софией и Петербургом маячил Париж с неограниченными кредитами и вечной готовностью чем угодно нагадить «проклятым бошам». Да и просто хаоса под боком тоже не хотели.

А между тем, хаос был более чем вероятен, потому что на низком старте стояли все местные авторитеты. Правда, Александр уже лежал в могиле, но в вопросе о Македонии «новая Сербия» была ничем не лучше «старой»: Белград заверял Турцию, что в случае войны между Турцией и Болгарией Сербия останется нейтральной, а если болгары начнут одолевать, сербская армия (вместе с черногорской) ударит им в тыл.

О Греции и вовсе говорить не приходится: если помните, еще в августе Афины выступили на стороне карателей, а в конце лета и вовсе направили Державам ноту, предложив предоставить Порте полную свободу действий против болгарских инсургентов. «В противном случае, — сообщалось в ноте, — Греция в интересах восстановления мира в Македонии, официально присоединится к Турции для совместного подавления восстания».

В общем, на изломе восстания, ранней осенью 1903, все висело на волоске, достаточно было легко тычка, и лавина сорвалась бы. В докладах аналитиков Главного управления ГШ РИ, в донесениях агентов из Стамбула, Софии, Белграда указывалось, что новая вспышка более чем возможна, причем, если такое случится, Турция подготовила все, чтобы Европа не успела вмешаться.

Кое-что даже  слили в СМИ, и «Русский вестник» время от времени раскрывал общественности совершенно секретную информацию о том, например, что «турецкие солдаты свободно пропускают четников, идущих из Болгарии, из чего можно заключить, что Турция поддерживает восстание для того, чтобы иметь предлог к избиению македонских христиан».

Турецкие и болгарские войска выдвинулись к границам. Порта официально объявила Софию «единственным подстрекателем и причиной всех бедствий». Вена потребовала объяснений, Фердинанд отправил в отставку «не справившегося» Стояна Данева, и сформировал кабинет из чистой воды русофобов-«стамболовистов», тем самым успокоив австрийцев, не знавших, что смена кабинета согласована с русским посольством, и в конце концов, Николай Чарыков, посол в Белграде, известил Государя, что

«над Болгарией собирается гроза, которая должна будет разразиться, если из Болгарии снова начнутся действия, угрожающие миру в Македонии, однако нет никаких противопоказаний к общей оккупации Македонии. Сербия, ныне изменившая свое понимание политики, будет спокойна, так как Македония не достанется ни Австро-Венгрии, ни болгарам,

а Македония будет спасена от Турции, но останется в ее составе, получив путем вмешательства извне вожделенную автономию; кроме того, — чем больше участников международной оккупации, тем надежнее гарантия, что территория будет освобождена от оккупации. Не исключено и привлечение греков, и только Румынию, как я убежден, подпускать нельзя по причине ее вечной подлости и ненадежности».



Мы похоронены где-то под Варной...

В принципе, - и это следует отметить особо, - такой вариант эксперты АО ГУ ГШ РА, да (по долгу службы) и МИД РИ просчитывали еще после бойни в Горной Джумае, оценивая перспективы и «умиротворения», и «обострения», и склоняясь рекомендовать второй. Предполагая и обосновывая, , что налицо уникальная, едва ли повторимая ситуация, с высокой вероятностью позволяющая усилить позиции России на Балканах без серьезного риска. Именно поэтому Софии, в ответ на аккуратный зондаж, были даны «условные гарантии», после чего военное министерство Болгарии уже в марте 1903, задолго до Ильина дня, начало готовить мобилизацию.

Однако человек только предполагает. Цепь дальнейших событий смешала уже розданные карты. Прежде всего, конечно, многое поставил с ног на голову кровавый переворот в Белграде, в итоге которого Обреновичей навсегда вычеркнули из политики, а с их уже ставшей традиционной полной ориентацией на Вену и Берлин было покончено. К рулю пришли люди, безоглядно ориентировавшиеся на Россию, - как панслависты, - и на агрессию, - как «великосербы», так что Петербургу пришлось срочно формировать новую «балканскую концепцию».

А это было непросто. Оттолкнуть протянутую руку, не предоставив крышу своему в доску Петру Карагеоргиевичу  политически было невозможно. Однако этически вставал сложнейший вопрос, как красиво оформить противоречащую всем международным нормам и всем российским традициям дружбу с «цареубийцами», не потеряв лица. Ну и,  разумеется, как следует теперь, когда в сфере влияния РИ, помимо Болгарии, неожиданно оказалась и враждебная ей Сербия, действовать, чтобы не обидеть ни Софию, ни Белград.

А кроме того, - и это куда важнее, - весной 1903 исход противостояния в питерских коридорах власти по вопросу о «Желтороссии» окончательно решился в пользу «безобразовской клики», как известно, очень умело игравшей на слабостях главы государсва и личной заинтересованности многих близких к нему лиц.  Группа Куропаткина и Алексеева, пытавшаяся доказать, что «корейский план» - авантюра, и авантюра опасная,  утратила влияние, и в апреле российское правительство, вопреки русско-китайской конвенции 1902, без всяких внятных объяснений отказалось выполнять обязательства по второму этапу вывода войск из Маньчжурии.

Это (обойдемся без подробностей) сделало неизбежной войну с Японией плюс конфронтацию с Англией и США, и закрыть балканский вопрос, хотя бы на время, стало необходимым. Ну и закрыли. По принципу «Венскому процессу нет альтернативы». В октябре, - искры на пожарищах еще тлели, - в городке Мюрцштеге была оглашена австро-российская программа «второго этапа реформ» во имя  «окончательной стабилизации положения в Македонии».Очень красивая программа, - «внешний контроль» при губернаторе, полная амнистия, реорганизация жандармерии, новое административное деление края, новая система управления, «компенсации» пострадавшим и...

И лишь одно «но». Совершенно не учитывался тот факт, что даже «первый этап», очень мягкий и умеренный, реализовать удалось разве что в отчетах, напротив, по умолчанию предполагалось, что он уже успешно осуществлен, и все попытки полевых командиров и политических активистов «Новоболгарии» объяснить это властям Империи угасали в войлочном нежелании слышать.

То есть, общественность-то слушала и очень сочувствовала, но вот военные молчали, стыдливо отводя глаза, а объяснения, да и то изредка, давали чиновники третьего-четвертого уровня из австрийского и турецкого отделов МИД. Даже не объяснения, а дежурные отмазки. Мирные переговоры вам обеспечили? Обеспечили. Гуманитарный конвои посылали? Посылали. А сверх того Россия  вам ничего не обещала, стало быть, ничего не должна. Главное, чтобы прекратилось кровопролитие, а если хотите, можете действовать сами. Но тогда не обижайтесь, если турки изведут всех вас поголовно. Ибо это их внутреннее дело, и они вправе.

Как ни странно, эти абсолютно правильные по форме ответы восприняли не все. Кому-то они показались издевательством.  И начались разговорчики в строю. Очень многие «внутренние» не смирились, полагая, что  «победа украдена» и мечтали о продолжении банкет. Махонькая поначалу трещинка быстро расширялась. «Левые», как они себя называли, обвиняли всех. Петербург –   «слил». Софию и лично Фердинанда  –  «сдали». «Верховисты» из Комитета,  согласные ждать на условиях Мюрцштега, – «продались». Винили и себя – в излишней доверчивости. Иные  договаривались и до того, что раз Россия нам ничего не должна, значит, и мы ей тоже, и если Болгария  от нас отрекается, значит, хрен с ней, будем не болгарами, а «македонцами», и уж как-то, действительно, сами-сами.

Нельзя сказать, чтобы последний пункт был очень уж популярен, а вот насчет виноватых в стане «левых» спора не было. И масла в этот огонь бодро подливали социалисты, достойно себя проявившие в дни восстания и набравшие авторитета, а главное, имеющие простые и понятные объяснения на всякий сложный случай. Вся беда в том, - излагали они, - что все эти князья, султаны, цари, кайзеры и прочая нечисть всегда заодно, на народы им плевать. Так что, товарищи, бороться нужно не за независимость, а за социальную революцию в мировом масштабе, и неважно, кто болгарин, кто серб, кто арнаут, кто грек, а кто и вовсе турок.

Нельзя сказать, что не шибко грамотные воеводы понимали все, теория прибавочной стоимости была до лампочки, с интернационализмом тоже возникали непонятки, далеко не всем пришлась по нраву и хула на частную собственность, - но трактовка, прямо указывающая, как определить  врага и что нужно делать с врагом, нравилась, и ни к чему хорошему привести это не могло. Однако поделать с тем, что вопрос уже решен и закрыт, внутренние ничего не могли.

Продолжение следует.
Tags: болгария, ликбез
Subscribe

  • РАССТРЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

    Тема о киевской чиновнице, чуть не удавленной за копейки, заинтересовала многих, и дорогой мой profe-12, как всегда, чураясь политики, но любя…

  • ШАВКА ПРОСИТ ЛЮЛЕЙ (2)

    Интересно все, кроме, конечно, последних 2/5 где малоизвестный киевский адвокат со знаменитой фамилией ужиком вьется, чтобы сказать то, что хочет,…

  • ФЕНОМЕН

    « Просто у Путина не установлена дата на часах, он на нее не смотрит, он датой на часах не пользуется, поэтому, да, у него там стоит…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments

  • РАССТРЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

    Тема о киевской чиновнице, чуть не удавленной за копейки, заинтересовала многих, и дорогой мой profe-12, как всегда, чураясь политики, но любя…

  • ШАВКА ПРОСИТ ЛЮЛЕЙ (2)

    Интересно все, кроме, конечно, последних 2/5 где малоизвестный киевский адвокат со знаменитой фамилией ужиком вьется, чтобы сказать то, что хочет,…

  • ФЕНОМЕН

    « Просто у Путина не установлена дата на часах, он на нее не смотрит, он датой на часах не пользуется, поэтому, да, у него там стоит…