ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

ИСТОРИЯ О (24)



Продолжение.
Начало
здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь,
здесьздесь,
а также здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.




Проблемы индейцев

В принципе, сама идея реформ пришлась «революционерам» не по нраву, и это понятно: их idefix, - автономия, где они (а кто ж еще?) будут строить прекрасный новый мир, - откладывалась на неопределенное будущее, а в настоящем им не оставалось места, и умеренную позицию великих держав они рассматривали, как «великое предательство». Однако, рассуждали лидеры, что получилось один раз, после мятежа в Горной Джумае, может пройти и по второму кругу. Если, конечно, «турецкими извергами будет пролито уже не озеро, но море невинной крови». И в таком выводе их укрепляла обстановка в крае.

Иди реформы мягко, как предполагала Европа, скорее всего, и ЦК, и Комитет нажали бы на тормоза. Но как шли реформы, мы уже знаем, и в обстановке разгула албанских банд, когда, по оценкам Александра Ростковского, «Сознание необходимости борьбы с турецкой властью проникло глубоко в массу христианского населения», люди их склада, тем более, имея в строю уже более 30 тысяч «сознательных активистов», просто не могли удержаться.

Так что, в начале января 1903 в Салониках прошел съезд Организации, постановивший начать летом новое, «мощнейшее» восстание, причем, указывалось в итоговой резолюции, «Цель борьбы не в том, чтобы нам победить Турцию, а в том, чтобы она не могла нас победить в подготовленных для массового выступления районах вокруг Битоля; чем продолжительнее борьба, тем вероятнее, что однажды европейские державы будут вынуждены вмешаться…».

Секретом это, разумеется, не оставалось, русские консулы извещали Петербург, и там на братушек очень сердились. Петербург  совместно с Веной активно работал над новым проектом реформ, и Вена ехидно заявляла, что типа нас они не любят, а вас любят, вот вы и убедите их не шалить. В итоге,  от Софии, где, естественно, тоже многое знали, с брегов Невы требовали принять меры, и София, вполне настроенная погреть руки над костром, но вовсе не желавшая пожара, действовала в соответствии с указаниями, как могла, - но могла мало.

Разумеется, сСпустя пару недель после Солунского съезда, Комитет был запрещен, его лидеров, включая генрала Цончева с уважением изолировали, но многие, включая Бориса Сарафова, уйдя в подполье, приняли решение поддержать инициативы Организации. Не столько по любви, сколько альтернативы не имелось:  оставшись в стороне,  можно было лишиться всего с таким трудом наработанного влияния в Македонии, а так, тандемом, был шанс напомнить о себе. Да ко всему еще, пока «политики» сомневались и совещались, в условиях албанского террора и растущего озлобления христиан, на местах складывались обстоятельства, никакому контролю не поддававшиеся.

«Неизвестно, как в Софии, - писал тот же Ростковский, - но здешние воеводы приобрели в настоящее время особое значение, и мнение их значит едва ли многим меньше мнения приезжих эмиссаров. На своих сходках, ни с кем не согласованных, они стали приходить к убеждению о необходимости ускорить события и подготовить к весне резню христиан путем возбуждения фанатизма мусульман. Лучшим средством для достижения этого взрыва называют последовательные убийства турок, которые выведенные из терпения, накинуться на беззащитных христиан, что повлечет за собою, по мнению этих народолюбцев, вмешательство Европы в дела Македонии, для чего не распустили на зиму людей, как всегда, а предписали им энергично действовать».

И люди действовали. Население-то дошло до ручки, до того, что уже и греки, и даже сербы готовы были выступить заодно с болгарами, и на болгарских воевод смотрели с надеждой, а эти люди любили уважение, а  высоких политических соображений просто не понимали, отчего и с Софией, и с Солунью советовались очень условно. Уставы, которым присягали, они чтили, однако если им казалось, что какие-то действия противоречат уставу, но необходимы, редактировали вовсю.

Какое-то время этот нюанс был цивилизованным людям непонятен, и Петербург подозревал Софию в саботаже и сговоре с «внешними». Однако весной 1903, обыскивая трупы погибших в стычках воевод, османские власти нашли  варианты «регламента» (инструкций ЦК) для полевых командиров, очень отличавшиеся и друг от дружки, и от официальной версии. Бумаги, как полоагалось, предъявленные для экспертизы русскому консулу Виктору Машкову, по итогам обстоятельного изучения были признаны подлинными.



В рамках регламента

«Один из документов, - докладывал Виктор Федорович, - обязывает селян коллективно жаловаться консулам и властям на турецкие насилия, независимо от того, были ли таковые…  С удивительным цинизмом рекомендуют убивать бесполезных для идеи людей, обвиняя затем через подставных свидетелей в убийстве самих турок. Прямо предписано нарочно убивать вредных (доносчиков) и бесполезных (тех, кто не сочувствует революционному движению) христиан для того, чтобы можно было обвинить перед судебными властями местных чиновников. Притом указано заставлять двух христиан сообразно с законом свидетельствовать, что убийство совершено одним из перечисленных мучителей

Строго указав, что любой, действующий не по пунктам регламента, является криминальным преступником, далее советуют набирать четы из «разбойников», компрометировавших себя убийствами, как представляющих собой наиболее надежный для критической минуты элемент… Подробно указаны средства организации денежных поборов, говорится о смертных казнях провинившихся и просто неудобных людей… Особою задачей поставлено вооружать население… С самой зимы инсургентские банды смело обходят села и заставляют селян под угрозой смерти приобретать ружья и готовиться на весну к восстанию».

Сходно и в отчетах Александра Ростковского: «Болгарские комитеты, недовольные проектом, прилагают все старания, чтобы помешать приведению его в исполнение. С этой целью они убеждают сельское население покупать ружья и присоединяться к бандам, угрожая в противном случае смертной казнью. В консульство постоянно являются депутаты сел за советом, что им делать исполнять ли приказания инсургентов или нет. Выслушав от меня советы не принимать никакого участия в предполагаемом восстании, эти депутаты начинают просить меня защитить их от инсургентов, т.к. те угрожают убить того, кто не будет с ними

Комитеты, не делая различий, притягивают всех к своему делу, заставляя богатых помогать деньгами, а бедных вступать в банды… В последние дни участились убийства совершенные по приказанию комитетов. Ежедневно до меня доходят сведения, что-то в том, то в другом селе зарезаны сербы или мусульмане. Хотя болгары и уверяют, что они непричастны к убийству сербов и что это дело турецких рук, но я не доверяю их версии, т.к. всякий раз перед убийством сербов в село являлась одна из инсургентских банд и настаивала, чтобы селяне вооружились и примкнули к восставшим. Получив категорический отказ, банда удалялась, грозя ослушникам мщением

Все население запугано бывшими расправами со шпионами, все население знает, что попав под суд инсургентов спастись можно лишь доказав им, что их действия противоречат регламенту. Но они не допускают нарушений, к тому же мало у кого из селян есть копия документа, и потому все молчат и не дают сведений ни греческому консулу, ни греческим митрополитам, помогавшим ранее туркам в преследовании болгар… Так, не ограничиваясь убийствами, комитеты велят селянам не платить никаких налогов, уверяя их, что по требованию России и Австрии эти сборы отменены».

Жутковато, конечно, но ничего удивительного. Воеводы, бывшие харамии, сумели, порвав с гоп-стопом, вернуться на стартовые патриотические позиции и научились уважать букву инструкции, но работали, как умели. Так что «внешним» приходилось принимать все, как есть, а «внутренние», в сущности, были всей душой за. В итоге, общак пополнялся, шпионы исчезли как факт, ружья закупали и завозили тысячами, патроны караванами, слесари переквалифицировались в оружейников.

Уже в феврале 1903 только кадровых боевиков в крае было не менее трех тысяч (при вдесятеро большем резерве) и предполагалось, что еще столько же придут из Болгарии. В болгарских гимназиях ученики под руководством опытных «террористов», принятых на работу по просьбе ЦК, учились стрелять, - и обо всем этом русские дипломаты были полностью в курсе, поскольку от них «внутренние» ничего не скрывали. Напротив, надеялись на поддержку, заранее, ради более успешной вербовки, распространяя среди селян слухи о том, что на сей раз никакого прокола не будет, ибо Россия только ждет предлога, чтобы вмешаться освободить христиан от турецкого ига.

Консулы, со своей стороны, имели совсем иные инструкции. На их однотипные донесения о том, что «революционеры имеют замысел продержаться 2-3 недели, после чего болгарское правительство под давлением общественного мнения принуждено будет двинуть войска на Македонию», и «тогда Сербия, в свою очередь, не пожелает допустить, чтобы одна Болгария была замешана. А раз Болгария и Сербия будут втянуты, великим державам поневоле придется заняться македонским вопросом», министр иностранных дел Владимир Ламсдорф отвечал все более нервно.

В конце концов, посол Империи в Софии официально разъяснил всем заинтересованным лицам, что  Россия «считает необходимым умиротворить до крайности возбужденные на Балканском полуострове страсти и создать определенное положение, при котором Россию не могли бы втянуть в войну ни стремящиеся к этому западные державы, ни рассчитывающие посредством восстания вынудить ее поддержку славянские народности».

С дополнением: «В противном случае, во избежание опасных осложнений Императорское правительство вынуждено будет предоставить полную свободу репрессивным действиям турецких властей, в видах подавления в самом зародыше революционных замыслов македонцев и примерного наказания главных зачинщиков восстания».



Боевые ослы революции

Тревожиться у людей с Невы (да и с Дуная, и со Шпрее, да и с Сены тоже) основания были: в потоке информации с мест проскальзывали и данные, чреватый очень громким скандалом. И ладно бы речь шла только о намерениях «взорвать динамитом некоторые правительственные учреждения, казармы, арсеналы, склады, железнодорожные станции, в особенности Салоникские, разрушить телеграфные линии и взорвать арсенал и другие постройки в Константинополе». И даже круче: «Если и это не вызовет вмешательства европейских держав в македонские дела, - писал министру военный атташе в Белграде, - то все подготовлено, чтобы распространить в Турции и Европе чуму через заготовленных бацилл прививкой их крысам, ради отмщения Европе».

Это, - про чумных крыс, - было, правда,  чистой дезой, как позже выяснилось, «по приятельски» скормленной русскому разведчику неким сербским капитаном из окружения знаменитого «Аписа», желавшего под сурдинку нагадить болгарам, но «внутренние» к тому времени имели уже такую репутацию, что поверили все и сразу, снизу и до самого верха. Аж до м-ра Уэллса, написавшего по этому поводу рассказ. А доверчивый Николай Александрович, прочитав выжимку, оставил на ней гневную пометку: «Людей, прибегающих к таким способам мести, следует уничтожать, как собак».

Между тем, фитилек дотлевал,  державы думали, как быть (в какой-то момент негласно обратились даже к некоему Луиджи Вагнеру,  специалисту по решению деликатных вопросов,  однако тот, выяснив, что заказ будет на македонских воевод, отказался), а потом все решилось само собой. 17-18 апреля группа «Матросы», анархо-максималисты, - старшеклассники болгарской гимназии в Салониках, не входившие в Организацию, но знакомые с ее активистами и даже ездившие в Софию для знакомства с Сарафовым, - решила обострить ситуацию.

К морю, кстати, отношение они имели примерно такое, как морские свинки, просто:«Наша шаланда смело выходит в бурное море возможностей, дарованных нам Богом, мы берем курс на открытую борьбу, или победим, или утонем, пытаясь доплыть, третьего не дано". В народ они не верили, в успех восстания тоже, а потому, дабы «меньшими жертвами предотвратить большие» и вынудить Европу вмешаться, устроили серию взрывов в Салониках.

С размахом. По всей науке. Руководимые  отличниками по химии Володей Петровым и Димой Мечевым ребята пустили на воздух французское судно «Гвадалквивир», затем несколько участков железной дороги, газопровод, водопровод, местное отделение Госбанка и, в довершение всего, несколько тяжело навьюченных осликов на рынках. Откровенно говоря, в официальную версию верится мало: парни были храбрые, честные, но их было всего семеро, а тут - столько взрывчатки, такой отточенный профессионализм исполнения, такая согласованность...

Нигде не нашел подтверждения своим сомнениям, всюду пишут о группе «ничьих подростков», и все же не могу избавиться от ощущения, что без чьих-то наставников в штатском не обошлось. Во всяком случае, что динамитом им помог Гоце Делчев, ивестно точно. Но  как бы-то ни было, из «матросов» не выжил почти никто, - трое погибли, отстреливаясь, остальных осудили на смерть, но по малолетству выслали на юг Ливии, откуда живым вернулся только Паша Шатев, подорвавший судно, - а в городе, естественно, началась резня. При поддержке, кстати, не только привезенных албанцев, но и греков, и даже салоникских евреев, в принципе, традиционно нейтральных, но тут озверевших, поскольку удар длинноухих шахидов  пришелся как раз по рынкам в их квартале.

«В отличие от арнаутов, - вчпоминал Георгиос Хаджитакис, очевидец,  - при первых выстрелах со стороны болгар норовивших отойти в безопасное место, зверские евреи  шли на огонь с ножами, опережая греков, не считаясь с угрозою, и уже после того, когда мужчины-стрелки погибали, в беззащитные дома устремлялись башибузуки, оттесняя евреев в силу численного преимущества и нахальства». Резали два дня подряд, погибло сколько-то сот славян-христиан, несколько тысяч (ради  профилактики) сели за решетку,  а по всему краю, - в Скопле, в Битоли, в городках поменьше, - пошли погромы, стихийные, но исподволь аккуратно модерируемые властями.

«Глупые мальчики, - писал в «Новом времени»  колумнист «Нестор» (Всеволод Сватковский), - натворили дел, разом зачеркнув все мудрствования убеленных сединами вершителей судеб. В данный момент все усилия турок направлены к очищению от болгар Македонии, и солунские события послужили прекрасным к этому предлогом. Разрешение македонского вопроса с турецкой точки зрения только одно — истребление недовольного большинства населения, и лучше, если руками напуганного меньшинства».

В сущности, ничья воля, - ни Вены, ни Берлина, ни Лондона, ни, бери выше, Государя, ни, тем паче, «комитетчиков», ЦК или воевод, -  над ситуацией была не властна. Идея со взрывчатыми осликами, а потом и курами, пошла в народ,  рыночные дни в городах стали совсем веселыми. Аннушка уже разлила масло, и в мае, на совещании под Софией, был согласован и направлен на рассмотрение полевым командирам «Общий план и цель восстания», где самодеятельность воевод признавалась «политически правильной».

В остальном. по большому счету, ничего нового, чего не было бы известно: подчеркивалось, что без единства и «единого подчинения политической воле» ничего не выйдет, что Турцию своими силами не победить, а следовательно, вести следует только «малую войну», стянув силы к Битолю, - и самое главное, чтобы Европа не открутилась от эффективного вмешательства, борьба должна быть насколько возможно более кровавой и как можно более длительной. Помозговав, воеводы сказали: «Да», - ну и…

Ппродолжение следует.
Tags: болгария, ликбез
Subscribe

  • ВЕРОЯТНОСТИ С РАССРОЧКОЙ НА ГОД (2)

    Продолжение (начало здесь). Рассмотрены "кавказско-турецкий" и "китайский" аспекты. Видимо, будет и третья часть, где…

  • ВЕРОЯТНОСТИ С РАССРОЧКОЙ НА ГОД

    Первая часть вчерашней беседы. Вторая (Кавказ, Турция, немного Сирии), думаю, очень скоро. Третья, непредвиденная, на следующей неделе. Удачей…

  • ВСПОМНИТЬ ВСЁ

    « Нельзя исключать, что американского президента намеренно спровоцировали на такое заявление круги, заинтересованные в нарастании…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments

  • ВЕРОЯТНОСТИ С РАССРОЧКОЙ НА ГОД (2)

    Продолжение (начало здесь). Рассмотрены "кавказско-турецкий" и "китайский" аспекты. Видимо, будет и третья часть, где…

  • ВЕРОЯТНОСТИ С РАССРОЧКОЙ НА ГОД

    Первая часть вчерашней беседы. Вторая (Кавказ, Турция, немного Сирии), думаю, очень скоро. Третья, непредвиденная, на следующей неделе. Удачей…

  • ВСПОМНИТЬ ВСЁ

    « Нельзя исключать, что американского президента намеренно спровоцировали на такое заявление круги, заинтересованные в нарастании…