ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

ИСТОРИЯ О (23)



Продолжение.
Начало
здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь,
здесьздесь,
а также здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.




Мы не дадим втянуть себя в войну

Итак, учуяв реальный запашок паленого мясца, Европа встрепенулась и начала давать Стамбулу рекомендации. Первой, отдадим должное, сказала «Цыц!» Россия. Резко осудив мятеж, вызванный «не угнетением славян, а деятельность комитетов, которые оказывают пагубное влияние возбуждением населения к восстанию против законной власти», Петербург жестко указал Порте принять реальные меры по приведению края в порядок. В частности, «прекратить насилия и вымогательства местных чиновников, преобразовав местную полицию и жандармерию путем допуска в них христиан».

Лондон поддержал. Париж тоже, Берлин и Вена присоединились, и уже 12 декабря был издан соответствующий «ирадэ» (указ). Но это только подогрело обстановку. Албанские кланы, веками считавшие себя «юберменшами», сказали «йок», а их «крюе» единогласно сообщили, что не позволят никакого равноправия, «даже и силою оружия». Начались запугивания, чему в Стамбуле, на словах категорически запрещая, не мешали, поскольку и сами реформ не хотели.

«Ко мне, - докладывал известный нам Александр Ростковский, - являются чуть ли не каждый день жители разных сел с жалобами на неистовства солдат, грабящих дома, насилующих женщин... Положение жителей отчаянное. С одной стороны, они страдают от посещения турецких солдат, уносящих с собой все, что им попадается под руку, с другой стороны, бесчисленные революционные банды отнимают у жителей последние крохи».

По получении таких сообщений, Империя, в те годы пренебрегать своими рекомендациями не позволявшая никому, сделала «строгое внушение» Стамбулу. Параллельно дав Софии и Белграду ряд «благожелательных советов», чтобы не пытались ловить рыбку в мутной воде, разъясняя, что не допустит никакой автономии, ибо, по словам Владимира Ламсдорфа, главы МИД, «нет македонцев, а есть конгломерат народностей и масса турок, и взрыв в этом районе способен воспламенить не только Балканы». В российском МИД отчетливо сознавали, что такая автономия породит рознь, в которую так или иначе будут втянуты все балканские государства.

Вместо того, в феврале 1903, совместно с Веной, предложили султану на подпись согласованный «Венский проект» реформ, теоретически способный внести в бурлящий котел какую-то толику умиротворения, - в первую очередь, заменив албанских «полевых сторожей» (царьков и божков в селах) христианами. Плюс исправив дикую систему сбора налогов, при которой «Сборщики податей разъезжают по стране с конвоем в 40—50 солдат, бьют страшно селян, домогаясь уплаты налогов, а их солдаты пьют, едят и кормят лошадей за счет деревни, так что все здешние села разорены и жители доведены до нищенства», ну и, на десерт, амнистировать всех политических арестантов, в том числе, недавним повстанцам.

С резюме, отдельно оглашенным в Македонии: «Россия считает проведение данных реформ достаточным для того, чтобы в сложившихся обстоятельствах вполне обеспечить существенные улучшения быта христианского населения» и «твердым словом обещает, что доверившиеся ей христиане и (…) государства могут в дальнейшем с полной уверенностью мощную защиту духовных и жизненных интересов христианского населения Османской империи со стороны российского правительства».

Но при этом, «Россия не пожертвует ни единой каплей крови своих сынов, ни самой малейшей долей достояния русского народа, если славянские государства решатся домогаться революционными и насильственными средствами изменения существующего строя Балканского полуострова». Типа, братушки, шантаж больше не пройдет, и как окончательно пояснил «Вестник Европы», выражавший официальную точку зрения, «Россия ни в коем случае не повторит кровавой ошибки семидесятых годов и не даст себя вовлечь в войну под прикрытием коллективного вмешательства Европы в устройство балканских дел».



Гаранты и гарантии

Короче говоря, поболтали, предложили, подписали, и на бумаге все было очень красиво. Вот только овраги мешали. Взяв под козырек, Порта реально не делала ничего. Да и не могла. Да и не хотела. Даже если думала, что хочет. Ибо никто в Стамбуле, будь он хоть из числа самых завзятых, самых восторженных либералов, не понимал, как вообще можно посягать на самые вековые устои.

«Турки прилагают все свои старания, - писал Александр Ростковский, - чтобы парализовать вводимые реформы»; «Иначе и быть не может, - разъяснял на пальцах Виктор Теплов. - Этому противится весь внутренний гражданский строй жизни турок, основанный на Коране и шариате. При известном же отношении Корана к христианам, турок самым искренним образом не может допустить предположения, что султан своим указом может на самом деле желать, чтобы неверный был сравнен в правах с мусульманином».

Это непонимание, клубящееся в самых глубинных слоях коллективного подсознания, от мозга визиря до бестолковки водоноса, приводило к тому, что реформы саботировали даже самые рьяные, самые исполнительные, ни о чем думать не склонные служаки. Например, в подзаконном акте о конкретных деталях новых принципов формирования полиции, указывалось, что «лица, назначаемые на судебные, полицейские и жандармские места, будут выбираться из среды султанских подданных, заслуживающих уважения», - и ни единым словом не поминалось о христианах, а это выхолащивало весь смысл Венской программы.

«Настоятельно прошу понять, - криком кричал в отчетах Виктор Федорович, - что подписать от турок можно требовать чего угодно , и они подпишут, но пока не будет сломлен мусульманский дух завоевателя, не допускающего равенства с завоеванным, — до тех пор из этих требований не выйдет ничего, кроме праздных бумажных обещаний». Собственно, все люди, так или иначе знающие реалии края, выли в один голос, но в столицах верили официальным заявлениям мусульманского государства. Которое, - вновь повторю, - без всякого злого умысла старалось, в первую очередь, успокоить правоверных, - дескать, господами были, господами и останетесь, - а заодно и показать «неверным», что реформы реформами, но добиваться назначения на госслужбу лучше не надо.

Даже широко распиаренную в стамбульской прессе «амнистию во имя примирения» провели только частично, выпустив на свободу «только тех, кто не занимал руководящих постов и не воевал против законных властей с оружием в руках», - то есть, в основном, ЧСИР, да еще немногих сербов и греков, по каким-то причинам ввязавшимся в болгарское восстание. Дополнительно, - это уже на уровне, вполне сознательном, - Стамбул вовсе не хотел настраивать против себя балканских мусульман, даже не турок (в основном, потомков перезагруженных славян), но албанцев, которых полвека сам же переселял в Старую Сербию (Косово) и Македонию, чтобы те поддерживали порядок.

Что они и делали, причем, очень успешно, взамен (Теплов) «пользуясь покровительством органов администрации и всячески эксплуатируя христиан, которые их боятся и ненавидят». И вот этот аспект проблемы, в упор не замечаемый Европой, а Россией если и замечаемый, то не очень оцененный, имел особое значение. Даже такие сторонние наблюдатели как Герберт Вивиан, военный корреспондент Times, вглубь не заглядывавший, отмечали, что «здешние албанцы представляют собой турбулентный элемент, нетерпимый к своим соседям, они ни за что не поступятся своими вековыми привилегиями и не примут реформ, низводящих их на степень равенства с христианами, тем самым лишив части доходов». А уж профессионалы и просто люди в теме, те и вовсе рубили с плеча.

«Арнаут, - разъяснял в знаменитом романе «Русский консул» великий серб Вук Драшкович, — горец, кочевник, а пахарь — лишь поневоле. Когда у него кончается хлеб, он выходит на большую дорогу. Серб, столетиями крестьянствуя по Косову и Метохии, кормил и себя, и своего господина. Содержа бегов и спахиев, потом и кровью завоевывал право жить по своим обычаям. Арнаут же давал бегу столько, сколько хотел, а часто турок и вовсе с него ничего не требовал. Арнаут не вносил денег ни на празднества, ни на строительство мечетей. Если же чувствовал голод, шел отнимать чужое; грабил сербов, забирая все, что был в силах унести».

В полной мере поддерживал его уже не раз помянутый Виктор Машков, консул в Скопле, балканист высокого класса: «Вследствие поразительно быстрого, на наших глазах происходящего разжижения славянского элемента и замещения его арнаутским, Старую Сербию уже давно правильнее было бы называть Новой Албанией… Предоставленные самим себе арнауты повели дело так, что еще живущие между ними христиане стали их бесправными рабами... Всякий самый негодный из арнаутов может невозбранно отобрать и дом, и имение, и скот, и дочь, и жену, и детей христианина.

Люди, почему-либо имеющие несчастие не понравиться тому или иному арнауту, а тем более, осмеливающиеся протестовать против насилий, безжалостно исчезают с лица земли. Благодаря такому ужасному положению, православное население Старой Сербии поразительно быстро редеет, и уже теперь эта исконно славянская земля остается славянской лишь по имени. Еще десять, много — два десятка лет такого режима, — и христиане останутся лишь по городам.

Если кого-то арнауты в этих местах и опасаются, то разве лишь с недавних пор болгар, ответная чудовищная жестокость которых их обескураживает, и подчас выходит так, что местные, ранее ради пенсий из Белграда писавшие себя сербами, ради защиты объявляют себя болгарами, что совсем не трудно, ибо язык и вера одинаковы». И – черточкой над «й», - тонкий и наблюдательный Александр Амфитеатров:

«Если так продолжится и дальше и стамбульское правительство не стряхнет с себя преступной слабости и робости перед албанцами, то не пройдет и десяти лет, как в Старой Сербии не останется ни одного серба, — все будут либо перерезаны, либо вынуждены эмигрировать. И учредится там албанский вертеп, и будет там ад, и — что из этого выйдет — одному господу Богу известно. Разве что на кровавое поле явятся болгары со своими ножами и револьверами, и спор о принадлежности этой земли решится, наконец, угаснув в море уже албанской крови».



Резолюция достоинства

Ничего удивительного, что албанские крюе, - в патриархальных кланах их мнение решало всё, - не понимая, что происходит, в итоге приняли резолюцию о необходимости  «во имя достоинства албанской нации, создать местные баталионы, свободные от опеки государства» и помочь султану «избавиться от назойливых иностранных требований, оставшись в стороне и вне упреков», заодно и проредив  «кожухов». А сказано, сделано.

1 марта 1903 «великий сход» крюе в Пече принял решение окончательно решить христианский вопрос (без разницы, сербы, греки или болгары), и подробно уведомил Стамбул о том, что албанцы отныне будут делать, завершив многозначительно: «Если это наше уверение не будет принято, то мы придем ко дворцу султана. Если же наше уверение будет принято, обещаем, покончив с врагами Вашего Величества, наемниками России и Болгарии, на все будущее время оставаться верными и послушными Вашими подданными». После чего, не медля, приступили.

Для начала, всего за несколько дней вырезали вместе с семьями два-три десятка христиан, сербов и греков, для галочки все же взятых на службы в жандармерию. Заодно перебили под сотню учителей,  священников и «подозрительных» болгар, а 17 марта огромная (то ли три, то ли пять тысяч), неплохо вооруженная толпа албанцев осадила Митровицу, требуя изгнать русского консула, а из Приштины – сербского. «Их цель ясна и указана в резолюции, - сообщал консул Григорий Щербина, - они намерены уничтожить славянский элемент или заставить покинуть его родные места. В этом их честь и их достоинство. Я не стану покидать город, как предложено,  поскольку, надеюсь, авторитет России и ее консула помогут спасти хотя бы кого-то».

Поздним вечером албанцы пошли на штурм и турецкому гарнизону пришлось отгонять их орудийным огнем, после чего крюе, потеряв до трехсот боевиков и отведя толпу, сообщили военным, что все понимают, зла на служивых не держат, но «неверных» все равно изведут. А на следующий день погиб Григорий Степанович, выехавший искать и спасать выживших. Виновный, не знавший, в кого стрелял, был по требованию Стамбула выдан крюе, и по просьбе Николая II, - «ибо не ведал, что творил, а также для усмирения воспаленных страстей», - вместо виселицы пошел на каторгу.

А через несколько месяцев близ Битоля погиб и Александр Аркадьевич Ростковский, причем убили его зверски и без причин, и на сей раз Николай Александрович просто приказал виновного, жандарма по имени Халим, повесить в 24 часа. И когда этого не сделали, в Босфор вошли броненосцы Черноморской эскадры, а из Петербурга пришла телеграмма, уведомляющая султана о том, что если Болгария и Сербия решат войти в Македонию и поделить ее, Россия встретит это с пониманием и, заняв Стамбул, выступит гарантом новых реалий.

«Винаги готов!», - восторженно взвыла София, «Увек спремни!», - откликнулся Белград, - однако еще и эхо не утихло, а Халим уже висел, после чего вопрос был закрыт. Но только этот. Все остальные проблемы накалялись из синего в белое, фактически в «трех вилайетах» шла вялотекущая гражданская война, - и вот теперь, более или менее представляя себе, какая обстановочка сложилась в Македонии после начала «венского процесса», самое время вспомнить об Организации, которая, само собой, тоже в стороне от событий не сидела…

Продолжение следует.
Tags: болгария, ликбез
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments