ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

ИСТОРИЯ О (21)



Продолжение.
Начало
здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь,
а также здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.




Есть такая партия!

Не следует думать, что «салоникская шестерка», через год ставшая «восьмеркой», была сборищем тихих мечтателей. Жесткие были парни, решительные и без каких бы то ни было комплексов. Все с солидным опытом, все так или иначе связана и с «дикими четами», и с «вольными стрелками» типа известного нам «Пиротехника», все, готовясь к «учредительному съезду», много думали и советовались со старшими товарищами.

Так что, все было крайне конкретно. Задачи Македонской революционной организации, - позже Болгарские македонско-одринские революционные комитеты, потом Тайная македонско-одринская революционная организация, а затем, сильно позже, Внутренняя македонско-одринская революционная организация, - определили быстро. Главные – две.

Во-первых, борьба с белградским влиянием, «прежде чем сербская пропаганда усилится и раздробит народ», а  в-главных, «осуществление 23 статьи Берлинского договора». То есть,  реальная автономия, на уровне Южной Румелии. С общим признанием, что о «непосредственном присоединении Македонии к Болгарии», как бы ни хотелось, говорить нельзя, ибо «это вызовет множество дополнительных осложнений из-за противодействия великих держав и амбиций соседних государств». А вот автономная Македония со временем, глядишь, или с Болгарией сольется, или, в крайнем случае, станет «связующим звеном федерации балканских народов». И метод решения один: вооруженное восстание. И принцип: «Македония для македонцев».

Вот насчет что такое «македонец», и следовательно, кому можно вступать в Организацию, а кому нет, разбирались дольше. Сперва сошлись на том, что принимать следует «любого болгарина, ничем себя не запятнавшего, который обещает быть полезным революционному освободительному движению», но чуть позднее (ради массовости) уточнили: «любой житель Европейской Турции». Ну и, наконец, определили структуру: Центральный комитет в Салониках, а от него, сетью, по всей Македонии, разделенной, - как в свое время, накануне Апреля, Болгария, на революционные округа, - местные ревкомы, Плюс Загранбюро в Софии для контактов с общественностью и сбора средств.

Как бы то ни было, Организация была настолько «за Болгарию», - да и отцов-основателей в княжестве знали не понаслышке, - что София, где за «третью сестрицу» болел даже фактически (по политическим причинам) сливавший её Стамболов, конспираторов поддерживала, и достаточно щедро, хотя, разумеется, и негласно. При всех правительствах после ухода диктатора и при аккуратном непротивлении Фердинанда, к Македонии как таковой равнодушного, но мечтавшего о величии.

Правда, София при этом старалась взять Организацию под контроль, чтобы не нагнетала, а парни не собирались плясать ни под чью дудку, в связи с чем, витала в воздухе некоторая взаимная настороженность, однако дело двигалось. В июне 1896 Гоче Петров, шеф Загранбюро побывал у самого премьера, в июле в том же кабинете приняли Христо Матова, одного из лидеров подполья.

По итогам бесед, прошедших в достаточно теплой обстановке, Константин Стоилов записал в дневнике: «Доверие вызывают в высокой степени… 5−10 тысяч ружей и около 100 тысяч левов не кажутся завышенными претензиями… Убедительно аргументировано, революционная идея очень распространена в Македонии; сербская пропаганда не опасна, есть потребность в оружии… Как оказывать влияние? Необходимо поразмыслить».

Итогом размышлений стали констакты с Верховным Македонским комитетом, созданным уроженцами  «третьей сестрицы»,  работавшими в Болгарии на пользу Организации, но с подачи Стоилова решившими действовать самостоятельно. Это, конечно, не понравилось «солунским», и ориентация ВМК на Европу лидерам Организации, в основном, русофилам, тоже по вкуса не пришлась, но коль скоро «комитетчики» болели за «общее дело» плюс были тесно связаны с армией, наметившиеся трения вскоре заглохли.

И поехали. Вскоре после того Комитет установил контакт с «офицерскими обществами» отставников, действовавших в том же направлении под руководством  Ивана Цончева, одного из самых блестящих офицеров болгарской армии, близкого к самому князю, ничуть против общественной деятельности полковника не возражавшего. А деятельность была куда как бойкая: в 1897-м Цончев даже инкогнито съездил в Македонию, инспектировать четы.



Мы пойдем другим путем

В итоге, совместная работа пошла на славу: вынос из арсеналов и армейских складов «списанного» оружия и «отстрелянных в ходе стрельб» боеприпасов стал нормой жизни, военное министерство выделяло и деньги, проводя их по статье «патриотическое воспитание крестьянской молодежи». Тем же летом того же 1896 Даме Груев, еще один лидер Организации, с помощью Бориса Сарафова, одного из людей Цонева, повидался с военным министром, обещавшим выделить «под свою личную ответственность» 200 винтовок Martini.

Нашли ребята взаимопонимание и в русском консульстве, глава которого, запросив Петербург, принялся регулярно жертвовать на «пансионаты для глухонемых детей». А уж налаживать связи с греческими, албанскими и турецкими контрабандистами, готовыми за живой нал поставлять все, что угодно, не было и нужды, поскольку этим связи давно были налажены через четы и хлорцев Наума Тюфекчиева.

По сути, на этом этапе единственное серьезное расхождение у двух братских организаций было только по вопросам тактики. «Комитетчики», в основном, военные, полагали, что восстание нужно начинать как можно раньше, силами «групп освобождения» из-за границы, как в Болгарии в старые времена. А вот «солунские» стояли на том, что необходимо создавать подпольную армию, агитируя народ через церковно-приходские школы и активируя действиями мелких чет широкие массы, без участия которых восстание обречено на провал, ибо, как писал Гоце Делчев, «Спасение Македонии — во внутреннем восстании. Кто думает иначе, тот лжет себе и другим».

Правда, мнение «штатских политиков» кадровых офицеров если и волновало, то очень мало. Средств для реализации своей линии без согласования с партнерами у них было вполне достаточно, а что касается возможных неудач, то, как честно признавал один из лидеров Комитета, «Говоря прямо, на удачу своими лишь силами рассчитывать вряд ли стоит. Опыт Святого Апреля подтверждает, что большинство населения слишком осторожно и неподъемно. Тем не менее, неудача способна сыграть не меньшую роль, потому что неизбежная и жестокая месть турок всем христианам подряд неизбежно вызовет в Европе такую же реакцию, какую в 1876 году вызвала печальная судьба Батака, а затем и вмешательство держав, которые принудят султана исполнить обещание автономии».

Остановить закрутившееся колесо, вернувшись к уютной «культурной пропаганде» было уже немыслимо, да никто этого и не желал. Под руководством Трайко Китчанова, бешено активного лидера из числа «умеренных русофилов», отмотавшего при Стамболове три года, Комитет и связанные с ним «военные братства» начали конкретную подготовку, набирая «отставников»-добровольцев и наводя контакты с воеводами чет, за полтора десятилетия партизанщины фактически превратившихся из хайдуков в «харамиев» (разбойников) с освободительным оттенком и щемивших, главным образом, богатых турок и албанцев. На призыв фартово-политические авторитеты откликнулись охотно и даже дали «Клятву революционера»: не самовольничать, не грабить, не обижать мирных мусульман, платить за продукты и так далее, после чего им начали поставлять оружие.

Всего к концу весны 1895 сформировалось четыре «дружины» и несколько малых чет, всего, считая с македонцами, 800 стволов, и в июне первый отряд, «Струмицкая дружина», - 160 бойцов во главе с поручиком Петром Начевым, - перейдя границу, двинулась к городу Струмице. Но не повезло. Шел дождь, дорога размокла, а потом у 26-летнего командира случился тяжелый сердечный приступ, и Петр застрелился, чтобы не стать обузой, - после чего, выдержав несколько тяжелых стычек с турецкими войсками, 75 уцелевших дружинников вернулись в Болгарию, куда еще раньше отошла и дружина «Пирин», шедшая, да так и не дошедшая на помощь.

Еще причудливее случилось с самой многочисленной, - 202 ствола, - «Серской дружиной»: там с самого начала пошли конфликты «советников» с полевым командиром, старым и опытным хайдуком «дедом Стойо» (Костовым); воевать он желал, но правил знать не хотел, а потому, прогнав докучливых «офицериков», пошел в рейд без полномочий, действуя старыми добрыми методами. Для начала выжег большое помакское село Доспат, потом еще пару турецких поселков, затем перебрался к городу Драма и почти взял его, но соблазнился сперва ограбить поместье богатого турка и погиб в стычке.

Правда, о гибели его властям стало известно не скоро, - соратники, как полагалось, разрубили тело на мелкие кусочки и раскидали по оврагами, - но поход сразу же сам собой свернулся. И только действия четвертой «дружины», - всего-то 46 бойцов под командованием подпоручика Бориса Сарафова, - как сперва казалось, были успешны. Лаской и таской совершив чудо, - заставив воевод не грабить, чтобы «дело оставалось чистым, патриотическим, политическим», - он почти без боя взял серьезный город Мелник, однако «харамия», в конце концов, не смогли сдерживать инстинкты, несколько мирных греков пострадали вместе со своими лавками.

В итоге, на пламенные призывы Сарафова «Восстать и смести» не откликнулся никто. Абсолютно. Напротив, население, что мусульманское, что христианское, либо попряталось по подвалам, либо и вовсе рвануло из Мелника кто куда, и в результате Сарафов, не понеся никаких потерь (в дружине было только двое легко раненных), но осознав, что не выгорело и шансов никаких, приказал возвращаться в Болгарию.



Партия нового типа

Исход «Четнической акции» обескуражил заинтересованную общественность, никак не ожидавшую такого фиаско. То есть, с холодной и циничной точки зрения государства, авантюра была даже полезна. Порте показали, что Болгария может делать неформальные, но реальные гадости, России накануне потепления, что от Болгарии может быть прок, а лично Фердинанда, о котором «вся София» знала, что он акции симпатизировал, принесло дополнительные очки, - но активисты и сочувствовавшие, мягко говоря, огорчились.

Они были готовы ко многому, вплоть до моря крови, заранее, под «большим секретом и только вам, друг мой», сообщили корреспондентам европейских СМИ, что грядут сенсации и скоро весь мир узнает о героях, а герои, как выяснилось, чижика съели. Народ, как водится, оказался каким-то не таким, не горящим страстью возложить себя на алтарь Отечества, а деятельность воспетых в сотнях статей «романтических воевод» и вовсе обрушила все идеалы, да еще и многое напортила, ибо турки, не будь дураки, отыграли «доспатский погром» по полной программе.

Прислали следователей, прислали журналистов, кого надо, допросили, с кем надо, провели интервью, все сфотографировали, задокументировали, - а потом предъявили Европе. И картинка оказалась до такой степени некрасивая, что Трайко Китанчев, и без того потрясенный провалом своего хитрого плана, слег с инфарктом и уже не встал, а Комитет вступил в период длительного кризиса.

Ругались все, что делать, не знал никто, слабые духом, махнув рукой, вовсе покидали ряды, разочарованные переходили в Организацию, полковник Цонев, утратив интерес к «затеям штатских», полностью сосредоточился на работе с «офицерскими братствами». И выкарабкаться из пропасти удалось только в 1899-м, когда у руля встал Борис Сарафов, сделавший Комитет автономной подструктурой ТМОРО, неофициально разделив полномочия с её заграничными представителями – Гоце Делчевым, фактическим военным лидером, и Гёрче Петровым, главным идеологом. С этого момента все рычаги управления подпольем замыкаются на Салоники, и влияние Организации (особенно после очередного, в 1896-м, съезда) стремительно растет.

Естественно, основным пунктом повестки дня стало обсуждение недавней акции и подведение итогов. Почтили минутой молчания память двух «агентов», незадолго до того арестованных и умерших под пытками, так ничего и не сказав, признали, что конспирация поставлена хорошо, приговорили к смерти всех, причастных к допросу погибших и назначили исполнителей.

Перейдя к главной теме, сошлись на том, что пример подан правильный, но никаких импровизаций впредь допускать нельзя. Хотя бы и под страхом смерти. Также определили необходимость жесткого подчинения ревкомов Центру и никакого подчинения кому угодо другому – под страхом её же. Уточнили: особо заслуженные деятели (типа «Пиротехника») «вправе действовать самостоятельно, не уведомляя, если их действия не противоречат интересам Организации».

Определили приоритет: взять под контроль все «направления борьбы» и начать, наконец, формировать подпольную армию, а также «поскольку народ не проявляет готовности к борьбе, агитировать и готовить его всеми средствами, не исключая и принуждения». Постановили возложить эту задачу на «временные» четы, созданные незадолго до того «для наказания шпионов и других лиц, провинившихся перед организацией, без различия их веры и народности, и сбора революционного налога». То есть, учредили «тайную полицию», разделив ее на два «отдела» - «сыскной» (разведка) и «карательный» (исполнение приговоров).

За? Против? Воздержавшихся нет.
Наши цели ясны, задачи определены, за работу, товарищи!

Продолжение следует.
Tags: болгария, ликбез
Subscribe

  • МЫ ПРИНИМАЕМ БОЙ!

    Впечатляет. В полном виде еще больше. И еще более - что в связи с присутствием кучи европравозащитников и пристальным вниманием европрессы…

  • НЕ ЗИМБАБВЕ И ЗИМБАБВЕ

    Как видим, разъяснение на тему " помойка - не Африка" больно задела сердца патриотов бУ, и патриоты бУ против, даже (редкий…

  • МЕССЕНДЖЕРЫ УДАЧИ

    Сядьте поплотнее, чтобы не брякнуться. Ситуация: завтра, 14 января, в Уганде пройдут всеобщие выборы, у властей есть обоснованные опасения, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 36 comments

  • МЫ ПРИНИМАЕМ БОЙ!

    Впечатляет. В полном виде еще больше. И еще более - что в связи с присутствием кучи европравозащитников и пристальным вниманием европрессы…

  • НЕ ЗИМБАБВЕ И ЗИМБАБВЕ

    Как видим, разъяснение на тему " помойка - не Африка" больно задела сердца патриотов бУ, и патриоты бУ против, даже (редкий…

  • МЕССЕНДЖЕРЫ УДАЧИ

    Сядьте поплотнее, чтобы не брякнуться. Ситуация: завтра, 14 января, в Уганде пройдут всеобщие выборы, у властей есть обоснованные опасения, что…