ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Category:

БЕЗ ВСЯКОЙ РОМАНТИКИ



Видеосюжет неплохой, а главное, в тему.
Значит, к теме.
Читайте:

"На российском сайте «Журнал» Самиздат» , который известен коллекцией литературных произведений непрофессиональных авторов, появилось произведение совершенно нелитературного характера. Некто Александр Меланченко под заголовком «Достопримечательности Харькова» выложил в общий доступ список фамилий, дат рождения, адресов и личных телефонов более чем 200 харьковчан, которых он считает «нацистами»..."


И грянул гром.
Вернее, истошный визг.
Упомянутые боятся, возмущаются, пишут в гестапо, требуя оградить и тэдэ. Что, если по-человечески, вполне в рамках логики, и особо об этом говорить как бы нечего, тем более, что все уже достаточно внятно сказано. Но давайте-ка повернем время вспять...

Если помните,  в период скачек на Майдане возникла тенденция: в Сети, вопреки всякому закону, начали появляться адреса сотрудников "Беркута". То есть, закрытая ведомственная информация. С  напутствиями: поехать и "разъяснить". И ездили. И "разъясняли". Били пожилых родителей, громили квартиры, издевались, - и никто ни в чем не был виноват.

Зато естественные попытки антифашистов ответить тем же быстро блокировали, записи закрывали, сайты морозили. Кому-то, то есть, все сходило с рук, а кому-то ни-ни. А дальше - больше. Фашистам сходили с рук публикации адресов, подстрекательства, да все, что угодно, - но давать сдачи кто-то, в виртуальном мире могущественный, запрещал.

Но даже будучи опубликованными, все эти имена, адреса, скрины и тэдэ работали, скажем так, в одностороннем порядке. Фашня публиковала, и людей били, калечили, унижали, - а в ответ тишина. То есть, не совсем тишина: сетевая общественность бурно возмущалась, выражала намерения, но в реале уродам ничего не было, и они, понемногу переставая бояться, наглели.

В  конце концов, активно во всем этом сгоряча поучаствовал и пару раз обжегшись, я попробовал обдумать ситуацию спокойно, - и понял одну простую вещь. Нелюдь щемила людей в рамках проекта, опираясь на мощную поддержку, а люди не умели ответить адекватно: за ними никто не стоял, они не знали, что реально делать, а если пытались, как правило, нарывались.

И когда это стало ясно, стало ясно и другое. Списки, безусловно, нужны. Но не для того, чтобы вешать их в Сети, удовлетворяя минутное желание сделать хоть что-то, а для того, чтобы они когда-нибудь сработали по-настоящему. И вот тогда мы с Дмитрием Дзыговбродским стали работать системно. Не одни. С помощью многих хороших людей, назвавших себя Народным Трибуналом.

А потом, понемногу, сформировались и другие группы, тоже собиравшие, проверявшие и тщательно перепроверявшие данные. Появились и надежные информаторы. Реже доброхоты, гораздо чаще - просто падкие на живую копейку чиновники, гражданские и из силовиков, сливавшие все, что ни закажи, были бы деньги, - а деньги, спасибо добрым людям, были.

К тому времени, надо сказать, "романтический" период подполья закончился, активистов стало меньше, сладкие мечты о скором возмездии перестали быть актуальны. Но списки пополнялись, пересылались, куда следует (слава Богу, к началу осени система "куда следует", наконец, сложилась, после чего стало, как минимум, ясно, ради чего составляются списки), и люди на местах, поняв, что к чему, научились мимикрировать, став своими для нелюди, потому что без этого никак.

А теперь, думаю, уместно процитировать Ростислава Ищенко.

Как указывает он в одной из последних статей, - на мой взгляд, в чем-то спорной, но актуальной, - "крупные города Новороссии могут освободить... местные партизаны. Армии ДНР/ЛНР, как структуры непризнанных, но все же государств, не могут  позволить себе  вольностей, но... могут  «не успеть»... А с партизан взятки гладки. Кто они, откуда пришли и куда потом делись никто не знает ...и это дает возможность решить сложный и деликатный вопрос, без решения которого устойчивая стабилизация  невозможна... Ну а два-три дня безвластия и сведения счетов, дадут возможность выплеснуть накопленный гнев..."

И.

И да: Воин-Освободитель обязан быть гуманным. Преступники должны быть наказаны, но только по суду. Публично и открыто, с правом на защиту, как в Нюрнберге и Луанде. Однако что  делать, - скучно, нудно, но быстро, ибо максимум на все-про все будет 72 часа, - с теми, без чьей активной поддержки, явного соучастия и науськивания преступления не могли бы стать фактом?

Их много. Не очень, но много.
Предполагаю, что в Одессе их, не считая мелочи, 316, а допустим, в Харькове - 403.
И допускаю, что их наличие очень сильно затруднит процесс стабилизации.
А отсутствие, напротив, облегчит.

Судя по их поведению, они целый год резвились, не думая об этом.
Имея мощную поддержку и, пусть не сознавая, чувствуя себя частью проекта.
Судя по истерике, вызванной публикацией на сайте "Самиздат", они начинают задумываться.
На мой взгляд, это правильно.
Но поздно.

А если кто-то хочет конкретики, так ее не будет.
Я фантаст, и я фантазирую.
Только и всего.
Tags: вопросы теории, подсознательное, технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →