ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

ПРИЗРАКИ СМИТФИЛДСКОГО ПОЛЯ



Как будто я сама прошла с дончанами. Потому что посмотрела донецкую демонстрацию глазами Mike Giglio, коррреспондта портала BuzzFeed , который был с русским Донецком с начала и до самого столпотворительного штурма СБУ...

Уважаемой tutuskania, натурально, спасибо. Фоторепортаж очень интересен, краткие комментарии выразительны, картину словно бы видишь своими глазами, и что Донецк не ломается, напротив, учится организации, безусловно, факт приятный и отрадный. Но...

"...Итак, время для претворения предательского плана знати настало. В сгущающемся сумраке, на достаточном удалении от повстанцев фланги строя знати начали медленно смыкаться, окружая Тайлера и еще больше скрывая его от глаз соратников. Откуда-то из-за спин всадников раздался высокий голос одного из пажей, нервно выкрикнувшего, что этот виллан Тайлер известен всему Кенту как вор и обманщик (обвинение было явно надуманным, ибо Тайлер был родом из Эссекса, в Кенте же до восстания его вообще мало кто знал).

Тайлер немедленно потребовал, чтобы юноша вышел к нему, признанному советнику короля и представителю народа, и объяснился. Упирающегося пажа вытолкнули вперед, и затем, судя по всему, последовало бурное объяснение, в ходе которого на Уота посыпались бесчисленные угрозы и оскорбления, направленные на то, чтобы спровоцировать его вытащить из ножен кинжал — предание смерти на месте за обнажение оружия в присутствии королевской особы считалось делом законным и справедливым.

Но Уот держал руки на поводьях, хотя уже заметил, что путь к отступлению отрезан. Внезапно мэр Уолворт без повода бросился к Тайлеру, положил руку на его плечо и прокричал: "Ты арестован!" Тайлер сбросил его руку и инстинктивно схватился за кинжал. Уолворт только этого и ждал. Он мгновенно обнажил свой кинжал и дважды ударил им Уота — в шею и голову. Тайлер нанес ответный удар, но его клинок, пронзив мантию Уолворта, наткнулся на железные латы.

Только теперь Тайлер понял — его предательски заманили в западню, чтобы убить прямо под знаменем, дарованным ему королем. Истекая кровью, он из последних сил пришпоривает коня, пытаясь вырваться из кольца и вернуться к повстанцам, но под ударами клинков падает с седла*. До нас не дошло достоверных сведений о судьбе его знаменосца, но вряд ли можно надеяться, что ему удалось спастись.

Итак, первая часть предательского плана удалась — Тайлер уничтожен.Теперь очередь за второй, наиболее опасной частью. Уолворт без промедления ускакал за подмогой. Король Ричард перекрестился, пробормотал короткую молитву и никем не сопровождаемый медленно двинулся по направлению к толпе повстанцев.

В рядах ожидавших крестьян уже ощущалось некоторое смятение. Никто из них не мог с уверенностью сказать, что происходило на другом конце поля, однако кое-кому показалось, что они видели блеск обнаженной стали. Но вот из вечерних сумерек выплыла фигура одинокого всадника. Наступила тишина, ибо все полагали, что это возвращается Тайлер, однако, ко всеобщему изумлению, повстанцы увидели самого короля, приближающегося к ним без свиты и с поднятой в знак мира рукой.

Судя по всему, в тот момент среди повстанцев не было никого из руководителей восстания (во всяком случае, Болла там явно не было, ибо он находился на пути в Ковентри), поэтому неожиданность возникшей ситуации еще больше усилила чувство неуверенности. Часть крестьян привычно преклонила колена, другие же, наоборот, вставили стрелы в луки или обнажили мечи. Король остановился и громко выкрикнул: "Господа! Все ваши желания удовлетворены. Более того, отныне я сам буду вашим вождем!"

В толпе раздались нестройные приветствия, но затем послышались громкие голоса: "А где Уот Тайлер? И почему мы видели блеск стали?" На это Ричард прокричал: "Я посвятил Тайлера в рыцари. Вы видели блеск моего меча во время церемонии посвящения. Следуйте за мной. Я приведу вас к нему". Он повернул коня, жестом человека, привыкшего повелевать, приказал толпе следовать за ним и тронул поводья.

Вызвали ли эти слова у повстанцев особые сомнения? Вряд ли. Ведь теперь давший им свободу молодой король Ричард сам станет их вождем! К тому же, посвятив Тайлера в рыцари, он отдал дань уважения всему народу. И нет ничего странного в том, что он приглашает их пойти и поприветствовать теперь уже сэра Уота Тайлера. Стрелы были убраны в колчаны, мечи спрятаны в ножны. Первые ряды медленно двинулись за королем, за ними последовали остальные.

Подведя крестьян к монастырю св. Иоанна, король остановился и приказал им собраться внутри его стен, на пшеничном поле; проходя мимо юного Ричарда, повстанцы выкрикивали приветствия и подбрасывали вверх шапки, он же в ответ милостиво кивал головой. Затем король повернул коня, во весь опор поскакал через Смитфилд, где к нему присоединилась свита, назад, в Королевскую гардеробную. Там его встречала мать-королева, уже знавшая об успешном завершении плана.

Увидев своего сына, короля, она радостно воскликнула: "О мой ненаглядный сын, если бы вы только знали, какую боль и страдания я претерпела сегодня, думая о вас". В ответ король произнес: "Мадам, я в этом ничуть не сомневался, но теперь возрадуйтесь и возблагодарите Бога, ибо час уже пробил. Сегодня я вернул себе наследство и трон Англии, которые я едва было не потерял

Прискакав в город, новоявленный магнат, некогда содержатель притонов, Уильям Уолворт незамедлительно разослал во все стороны гонцов. По его зову из богатых особняков "торговый князей" к монастырю св. Иоанна потянулись сотни вооруженных слуг и воинов. Туда же был направлен еще один отряд из 5—8 тыс. наемников, во главе которых стоял капитан сэр Роберт Ноллис.

Обманом заманенные на пшеничное поле повстанцы вдруг увидели, что выходы полностью блокированы рядами воинов и что они оказались в положении, "подобном тому, как в загоне содержат овец, пока хозяин не решит, кого из них выпустить на пастбище, а кого прирезать". Повстанцев охватило смятение. Никто не понимал, что происходит. При них были хартии с королевскими печатями, - но где же Тайлер? И зачем здесь все эти воины? Ответ им вскоре предстояло узнать.

Два дружески настроенных по отношению к повстанцам ольдермена Сибли и Хорн наблюдали за ходом встречи в Смитфилде с городской стены. Будучи людьми более искушенными в коварстве дворцовых интриг, чем простые крестьяне, они заподозрили неладное и подняли тревогу, призывая лондонцев закрыть все ворота. Но, увы, слишком поздно. Вооруженные отряды знати уже вышли из города...
"


Извиняюсь за длинное отступление, но повстанцам Юга и Востока полезно знать эту давнюю быль. И не только эту. Раз за разом, с удручающим постоянством, как под копирку повторялось одно и то же: перед лицом доведенного до отчаяния народа господа отступали, уступали, лебезили, шли на все уступки, подписывая и украшая самыми большими круглыми печатями самые окончательные бумаги.

Это было проникновенно и очень убедительно. А когда доверчивый народ, привыкший держать слово, решал, что брать Тауэр и убивать короля нет никакой нужды, поскольку король оказался своим парнем, расходился в уверенности, что уж теперь-то будет по-хорошему, тогда-то все и начиналось всерьез. И последним, что слышали люди, падая под топорами карателей, были слова короля: "Рабами вы, возомнившее о себе было были, рабами и останетесь".

Право же, не стоит Донбассу наступать на грабли...
Tags: былое и думы, вопросы теории, руина, только факты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments