ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

ОЧЕНЬ ПРОШУ



Тинка (Татьяна Швец/Киссель) конечно святой человек, но и ее силы небеспредельны. За четыре года состояние Лаки более-менее стабилизировалось, на месте помогаем чем можем, но вот решить проблему с киевскими бандитами-рейдерами, жаждущими захапать любой ценой известную квартиру силами одного Можаева не справиться. Да и ему тоже нелегко.

А наезды продолжаются и очень нехорошие. Отчего Тинка просит помощи у всех - нужны приличные журналисты, юристы, способные разобраться в данной непростой ситуации. Вот ее пост о помощи - для максимального распространения
.

Несколько успешных опытов подобного рода помощи через твой журнал дают основание полагать, что при надлежащем приложении усилий что-то полезное может получиться. У тебя же наверняка есть некоторое количество достойных киевлян - юристов, журналистов и просто неравнодушных людей, способных к реальным действиям в такой ситуации.

Такие дела.



Это письмо прислал мне Василий Спринский, мой старый и когда-то (пока я не оторвался от корней) очень близкий друг, одна из знаковых персон Старого Фэндома, по правилам которого я стараюсь жить. И на душе омерзительно, как никогда.

Письмо Тинки я помещаю под катом.
Естественно, со ссылкой, но полностью.
Это кажется мне важным и нужным.
От себя сейчас даю ссылку на свой старый материал о Лайке.
А потом добавлю еще несколько слов.


"Я долго молчала. Наверное, даже слишком долго. И сейчас, похоже, продолжать молчать нельзя. Так что расскажу я не историю и не байку, а самое что ни на есть «как оно было на самом деле».

Жил-был талантливейший, широко известный в узких кругах человек Киссель Александр Георгиевич, он же Александр Лайк. Композитор, певец, поэт, писатель-фантаст. Почитать о том, кто он и что он людям, не вошедшим в те самые круги
,
можно тут, а также в  энциклопедии-справочнике «Фантасты современной Украины».

Жил он в Киеве, практически в центре города в прадедовской квартире, постоянно отбиваясь от крайне настойчивых предложений оную квартиру передать в собственность посторонних лиц. Квартиру убеждали продать ну очень настойчиво, в ход шли угрозы и прочие способы давления. Дважды ее грабили, особенно уделяя внимание документам и фамильным ценностям.
После последнего ограбления Лайк приехал в Москву с просьбой о помощи. Я не буду сейчас подробно расписывать, как он боролся с алкогольной зависимостью. Это был долгий, мучительный процесс. Но в результате пить он перестал, снова начал писать музыку, песни, рассказы. Взялся за вторую часть романа «Свидетели рассвета».

27 апреля 2009 года произошла беда. Утром Лайк пошел провожать меня на метро. Домой он не вернулся. Обзвон больниц дал совершенно неожиданный результат – выяснилось, что его, избитого до полусмерти, подобрала «скорая помощь» недалеко от 36-й больницы. Как он оказался на другом конце города – никому до сих пор неизвестно.

Десять дней он пробыл в коме, почти месяц в больнице, в реанимации. Перелом основания черепа, две удаленные гематомы в обеих височных долях мозга. Наверное, не стоит говорить, что возбужденное в Москве уголовное дело зашло в тупик.

Преступников так и не нашли. Из больницы он вышел в тяжелейшем состоянии. Вернее, даже не вышел, а был выдан на руки. По сей день у него не работает левая рука и не полностью восстановлены функции головного мозга. Композитор с абсолютным слухом, певец с пятью октавами голоса остался без того и другого, автор, мастерски игравший словами, оказался не в состоянии написать букву. Началась мучительная борьба за выживание. За четыре года он заново научился говорить, читать, писать, обслуживать себя.

Тем временем в Киеве над родовым гнездом продолжали сгущаться тучи… В квартиру приходили странные личности, представляясь друзьями, родственниками и даже арендаторами, с которыми якобы подписан договор об аренде. Даже показывали этот самый договор. Однако ответа на вопрос, где и когда эта бумага была подписана, у них не было. Да и не могло быть. В это время врачи 36-й больницы сражались за лайковскую жизнь. Только благодаря Диме Можаеву, оказавшемуся одним из немногих настоящих друзей, квартира не перешла в собственность неизвестно кого.

С большими трудностями квартиру удалось приватизировать, и это – отдельная детективная история. Все препоны бюрократической системы были поставлены. Начиная от затягивания в выдаче элементарных справок и заканчивая вызовом в РОВД Шевченковского района города Киева, для подтверждения существования на этом свете гражданина Кисселя Александра Георгиевича. Кстати, впоследствии выяснилось, что деятельностью именно этого отдела РОВД заинтересовался отдел внутренних расследований. Оказалось, что этот отдел в сговоре с ЖЕКом занимается рейдерскими захватами квартир стариков и одиноких алкоголиков, пополняя ряды бомжей.

Казалось бы, с доведенным до конца процессом приватизации и документами на квартиру на руках, история могла бы и завершиться. Но нет. На данный момент продолжаются проблемы. В уже совершенно другое отделение милиции поступило заявление о незаконной приватизации - якобы Лайк занимался квартирными махинациями. Это произошло как раз когда я задумалась о том, чтобы переехать в квартиру Лайка. Четыре года мы прятались от людей, желавших, будем называть вещи своими именами, ему смерти. Четыре года мы жили на съемных квартирах. Сейчас у меня просто нет возможности продолжать тянуть на плечах эту далеко не самую легкую ношу. И я прошу о помощи.

Прошу, во-первых, максимально распространить эту историю, потому что дальнейшее ее замалчивание может привести к новой беде. Если у кого есть знакомые журналисты, юристы, готовые и могущие разобраться в этой непростой ситуации, врачи, готовые помочь, и просто люди с руками, могущие помочь в приведении квартиры в порядок, помогите, пожалуйста!"


Так вот.

Во-первых, конечно, низкий, очень низкий поклон Диме и Наташе Можаевым.
А во-вторых...

Несколько раз через мой блог удавалось помочь хорошим людям, попавшим в беду. В основном, собрав деньги. Но здесь не тот случай. Лайк никогда не просил денег, принципиально. Сам, когда мог, делился всем, но никогда не просил и не брал. Даже если предлагали.  Так  что, Тини совсем не зря об этом даже не заговаривает. Она не кокетничает. Она не стесняется. Она, в самом деле, просит ровно того, о чем просит:

- максимальной гласности,
- совета юристов,
- консультации врачей
- и просто помощи руками в уборке треклятой квартиры, потому что у самой сил уже нет.

И вот я сижу и думаю.

У меня есть в Киеве знакомцы, которым разрулить вопрос что цыкнуть зубом, и я завтра буду говорить с ними, просить, умолять, а если надо, шантажировать и угрожать. И я не сомневаюсь, что услышу в ответ что-то типа "Вопросов нет, давай координаты". Но еще меньше я сомневаюсь в том, что все они, пообещав, ничего не сделают. Им не до того, у них масса других проблем, особенно сейчас, и они просто забудут. Или поручат кому-нибудь выяснить, а потом забудут проверить. А тот, кому поручат, узнав, в чем вопрос, заранее будет знать, что делать ничего не нужно, потому шеф все равно забудет.

Поэтому.

Я прошу всех, кто знал и знает Лайка, и я прошу всех, кого имею право просить, всех киевских и не киевских литераторов, блогеров, журналистов и депутатов, всех, с кем знаком лично, и всех, кто со мной не знаком, но читает мой блог, и всех, кто вообще может поднять реальную волну, тоже прошу: сделайте все, чтобы эта история стала по-настоящему громкой.

Настолько громкой, чтобы убивать Лайка и Тини тем, кто хочет это сделать, стало себе дороже.
Тогда, возможно, они уймутся.

Отдельная просьба Дмитрию из Кировограда, хорошему юристу: Дима, пожалуйста, подскажи ребятам, что делать.

А всем, кто подскажет мне, что я могу сделать еще, заранее спасибо.
Tags: без политики, друзья, жуткое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →