October 31st, 2017

РОССИЯ, КОТОРОЙ ОНИ ПОДРАЖАЮТ





Уважаемому френду спасибо за дельную мысль. Мемуары Николая Егоровича, действительно, блестящая характеристика эпохи, ярко и захватывающе беспощадно выписанная пером отнюдь не мечтателя, но мыслителя, - и думается, мало кто рискнет определить автора, как "совка" или "коммуняку"...

КАК ЛЮДИ СКАЖУТ...



Как отметил Волкер, минские соглашения – между Украиной, Россией и ОБСЕ. Идея – восстановить контроль Украины над этими территориями, провести там выборы. "Поэтому здесь не место так называемым республикам"...

Приговор окончательный, обжалованию не подлежит, и невнятный лепет Москвы, что она-де "не является ни стороной  конфликта, ни субъектом минских соглашений" никому не интересен. Босс сказал: является, значит, является, а если будет упираться, Босс пришлет Украине много оружия, и Киев будет атаковать, и тогда Москве придется терять лицо, потому что сами республики выстоять не смогут, а защищать их Москва не посмеет, и в итоге будет выглядеть жалко.

Но стыд и позор тому, кто скажет, что московские сдадут Донбасс, испугавшись гнева босса. Нет, нет и нет, московские не такие, они смелые, они гордые, и подчинятся воле Босса они  исключительно по воле граждан Российской Федерации, куда менее половины которых считает, что Российская Федерация должна поддерживать республики, и вообще,  в целом, начало относиться к Украине гораздо лучше. Московские вовсе не боятся босса, они просто пойдут навстречу своему народу...

ЖЕРМИНАЛЬ И ПРЕРИАЛЬ



Здесь, и если занудливо буквоедствовать, то:

данный слоган впервые прозвучал 5 декабря 1790 с трибуны Национальной ассамблеи из уст Максимилиана Робеспьера (Discours sur l'organisation des gardes nationales) и лег в основу декрета от 27-28 апреля 1791,
причем

Liberté понималась, как свобода от принудительной зависимости человека от человека,
Égalité - как равенство всех граждан перед законом, в правах и обязанностях,
а Fraternité - как единство гражданской нации перед лицом иных наций.

Позже, в Конституции 1793 года эти дефиниции были разъяснены,
а в Конституции 5 фрюктидора III г. Р. (1795 года) окончательно определены
следующим образом:

"Свобода состоит в возможности делать всё, что не наносит вреда другому"; "Равенство заключается в равном доступе ко всем постам, должностям и занятиям сообразно способностям..."; "Не делать братьям (согражданам) того, что не хотел бы получить сам, но  делать то, чего хотел бы для себя".


Разумеется, провозгласив эти лозунги, французская буржуазия подразумевала их действительными только для себя, но не для "плебса", и весной 1795 года, в жерминале и прериале, предместья Парижа дважды восставали, пытаясь напомнить новоявленным господам, что они тоже люди, а не трава. Но тщетно.

О мелочах всё.
Теперь о наиважнейшем.
Collapse )