April 30th, 2017

И ДОЛГО ДРУЖИНА ТОПТАЛА ВОЛХВОВ...



Чел прав. Хоть убейте, прав. Как Судьба. Все прекрасно сознает, все четко раскладывает, досконально разъясняет, что будет с Россией и миром, если проявить слабость, которую Москва не вправе проявлять. И не он один. Многие не самые глупые люди на Руси,

да и не только на Руси, из года в год, все предвидя, зная, о чем говорят, срывая голос, от полного отчаяния вообще теряя берега, долбят, долбят, долбят, в одну точку, надеясь все-таки докричаться, - но хуле толку? От них ничего не зависит, - а те, от кого зависит, на всех уровнях,

не слышат. А если слышат, не понимают. А если понимают, не верят. А если верят, все равно, вопреки всякой логике, убеждены в том, что уж с ними-то, хорошими, такого не будет, потому что уж они-то, проявив гибкость и политическую дальновидность, обязательно выйдут на диалог...


ВАТЕРГЕЙТ



Украина достроила новую дамбу на границе с полуостровом... Стационарная бетонная плотина «окончательно отрезала засушливый Крым от днепровской воды».

Итак, Украина продолжает сама себя отделять от Крыма, и полагаю, г-жа Алкснис не умедлит растолковать высокий смысл этого позитива во всех нюансах. Что же до скорого прибытия в Москву мощей прославленного епископа ликийских Мирр,

это событие, учитывая специализацию Николая Феофановича, в частности, на спасении утопающих, полагаю своевременным и актуальным, как доказательство того, что власти, многими упрекаемые в бездействии, делают все, что могут...

И ПОШЕЛ ГОСПОДЬ...



Не уверен, что счастье - это когда тебя понимают, но когда тебя понимают, это здорово. Действительно, весной 2014 года элиты Российской Федерации получили невероятный, незаслуженный, невозможный шанс загладить, списать, обнулить все мерзкое, все гнусное, все гадкое и похабное, что было совершено за два с лишним десятка лет, и это подсознательно сознавали миллионы, сознавали так ясно и отчетливо,

что понадобилось больше двух лет лютой мозгомойки, чтобы загнать это понимание в кому. Но среди этих миллионов не было тех, кто мог что-то решать, а те, кто был вправе решать, откупились свечкой, - и не нашлось среди них даже десятка готовых на поступок, способный изменить всё. Теперь же, увы, ничего не изменить, сколько мощей ни привози. А что лавина не щадит непричастных, так иначе и не бывает...