May 13th, 2012

МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ БОЛЬШОГО ДУРДОМА



«В столице Карелии наблюдается рост антицерковных настроений. Ничего удивительного в этом нет. Мыслящая часть общества понимает, что церковь – это тоже партия власти. РПЦ так же, как и ЕР дурачит народ сказками о том, как хорошо мы живём, при этом гребя под себя деньги. Тотальная коррупция, олигархия и всевластие спецслужб напрямую связаны с возрождением русской православной церкви (РПЦ). За бюджетные деньги, которых нет на самое необходимое, в Карелии строятся храмы, РПЦ получает в пользование помещения детских садов, которых катастрофически не хватает. Ряженые бородачи – нынешние секретари по идеологии – заполонили собой экраны телевизоров. Попы рассуждают обо всём, начиная от канализации и заканчивая модернизацией. Всё это вызывает рвотный рефлекс у нормальных людей, которые, не будучи способны повлиять на это засилье «попографии», выражают своё отношение к провинциальным чиновникам РПЦ через надписи на стенах зданий, где кучкуется православное отродье. «Pay and pray» (Плати и молись), «Christ is dead» (Бог умер) – на стенах Православного центра в Петрозаводске (...)»

Вернувшись и чуть-чуть оклемавшись, принялся разбирать завалы, и тотчас обнаружил, что, как ни странно, на данный момент самый популярный вопрос: что я думаю насчет ситуации с г-ном Ефимовым из Петрозаводска (цитата дана по здесь, ибо тут информация дана от первого лица). В большинстве случаев основной вопрос дополнен производным: что, дескать, могу сказать по поводу заявления протоиерея Чаплина, который "одобрил помещение блогера в психушку"? Далее (хотя не везде, но часто) идут личные мнения насчет "инквизиции" и "возрождения карательной медицины".

Хорошо. Отвечаю.
Collapse )

ЛАПША НЕ ПЕРВОЙ СВЕЖЕСТИ



На первый взгляд, замечательный материал уважаемого vsatman888 показался очень забавным. На второй тоже. Да и на третий. Однако, смейся или нет, тема слишком серьезна, чтобы ограничиться зубоскальством...

Collapse )

СТРАЖИ ЛИМЕСА



А патриций империи сегодня вдребезги пьян.
Ему снится Дунай и горький речной туман,
Ему снится камень и дымные облака,
Неуютная, ускользающая строка.

Не добудишься – а кто сегодня не пьян?
И чего б нам не пить, мы успели под Орлеан.
Пересмешник запел, берега под луной темны.
Этот мир уцелел до следующей весны.

А весной – сухой перестук копыт и забот,
И с любого холма уходит война в полёт.
Где трещит основа, где гибель идёт, как сель,
Там, где гаснет слово, патриций находит щель.

В промежутке, в цезуре выравнивается строй,
Отступает буря, откатывается прибой.
Против хода истории, против разлива – щит.
Мы – сейчас. Мы – живы. Время ещё стоит.

Утром примется воздух глотать пересохшим ртом.
Ничего не запишет – потом не будет потом,
Ни на этих равнинах, ни в праздничных кущах, где
Водомерка бежит по прозрачной вечной воде.

А туман такой густой – наслаждайся, пей,
И река давно за чертой паннонских степей.
Но она велика, её слышно издалека.
Мы успеем, мы успеваем. Ещё. Пока.

Елена Михайлик

Collapse )