April 21st, 2011

ВЕСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ




Не предполагал возвращаться, но ракурс интересный. Сразу несколь френдов попросили просмотреть огромное обсуждение,  топового постинга дорогого gelavasadze о Джохаре Дудаеве, как "отце чеченской нации", в новой редакции продолженное и сегодня,и ответить, нет ли у меня ощущение, что стилистика самого, наверное, взвешенного блогера грузинского сектора Рунета обострилась, а тематика стала значительно более провокативной (не путать с провокационной), и если есть, то чем это можно объяснить. Просмотрев, отвечаю. Да, есть такое. Отрицать очевидное глупо. Простейшее же, то есть, скорее всего, и вероятнейшее объяснение, на мой взгляд,  заключается в том общеизвестном факте, что когда ординарный уровень виртуального покрытия реальности дает сбой и заштрихованные детали становятся заметны даже явно благожелательному стороннему наблюдателю, ужесточение методов идеологической войны становится необходимым. А следовательно, и неизбежным.

БОЛЬШАЯ ОХОТА АКЕЛЫ




"Кадры потрясающей силы мир увидел 14 апреля, когда Каддафи вместе с одним из сыновей, потрясая кулаками, ехал по улицам Триполи, а его приветствовали ликующие толпы. Пожалуй, в подобной ситуации – в ходе иностранной интервенции, под прицелом суперсовременных ракет – любой западный предводитель мигом испустит дух от животного ужаса.

А теперь спросим себя: сделали ли что-нибудь подобное для своих народов противники Муамара Каддафи, обрушившие обрушили на Ливию технологическую мощь Запада? Посмотрите на демагога Нобелевской премии мира Обаму, на бонапартика Саркози или Берлускони – мужчину, который не в состоянии обольстить нормальную женщину, отчего путается с проститутками. Ответьте себе, читатель, согласны ли вы отправиться в разведку с  холено-лощеным Дэвидом Кэмероном? Несколько лет кряду он надувал избирателей, демонстративно ездя в парламент на велосипеде, в то время как следом тайно катил автомобиль с костюмами, ноутбуком, портфелем и прочим барахлом. В ту пору видный консерватор сперва призывал ко вторжению в Ирак, а затем требовал расследования причин этого вторжения. Саддама, по крайней мере подозревали в создании оружия массового поражения, но в отношении Каддафи давным-давно нет и этих подозрений.

Жизненные пути противников ливийского харизматика насквозь пропитаны двойными стандартами – ложью, вероломством, подлостью
..."

Удивительно точный нюанс подметил автор этой, - совершенно, на мой взгляд, блестящей, - статьи. Может быть, не самый по нынешним временам главный, однако, поскольку люди есть люди, несомненно, один из важнейших. А заодно и отвечающий на удивляющий многих простецов и бесящих всех, мнящих себя "сильными мира сего", вопрос: почему, черт возьми, полковника до сих пор, несмотря на очевидные выгоды, предали только считаные особи из ближнего круга и не предал народ? Все, на самом деле, просто. Действительно, "неприятие Каддафи заждется на ненависти ничтожеств к величию, на невозможности поставить на колени заведомо более слабого, но независимо мыслящего лидера. Наполняя мозг, такое чувство блокирует элементарную логику... "

Пиар: ЛАВРЕНТИЙ [?]




Никогда не думал, что буду писать дневник. А тут потянуло. Хоть с кем-то надо посоветоваться, даже Нино сказать не могу. Получил личное письмо от товарища Сталина. Предлагает вернуться на чекистскую работу, в Москву, первым замом Ежова Он человек сложный. Наломал дров с репрессированием…

Коба пишет, я один из всего партийного руководства хорошо знаю чекистскую работу, и только я могу выправить дело. Жмет на сознательность, пишет, что наведешь порядок в ЧК и потом если захочешь, вернешься домой.

Когда му…ки заправляли, гнило было. А когда Коба мне поверил, дал власть, я Грузию двинул так, что пусть кто другой попробует. И только все наладилось, а тут снимайся, Лаврентий, кати в Москву. Шпионов лови... Возни много, удовольствия мало… Вот так, Лаврентий. Не пожалел тебя Коба, не дает спокойно дома жить.

Не верится, что все здесь будет теперь без меня. Останется стадион имени Берии, клуб имени Берии, институт имени Берии, площадь имени Берии. Так что память останется, спасибо людям, не забудут...

Передам дела, и опять, Лаврентий, надевай форму.



Жаль, что узнал не сразу. Очень здорово, что нашлись, - если не фейк, но  пока не доказано, что фейк, будем исходить из того, что знаем сегодня, - и, черт возьми, начали (1, 2) публиковаться отрывки из дневников Лаврентия Павловича Берия, трудяги, патриота и вообще, судя по всему, очень достойного человека. Память и слава!

Пиар: ИХ ЧЕЛОВЕКИ В БЕНГАЗИ




Джей: Шашанк, ваш коллега из «McClatchy», Нэнси Юсефа, которая была в Бенгази до тебя, сообщала, что, как представляется, поддержка Каддафи в других частях страны гораздо сильнее, чем думали люди в Бенгази. Это как бы ослабляет ветер в их парусах. Вы чувствуете это, просто, как остальная часть страны смотрит на всё это?

Бенгали: Трудно сказать, Пол. Вы знаете, есть люди, а я был в Тунисе по другую сторону границы, в западной части Ливии, и пытался взять интервью у людей, когда они покидали Ливию из Триполи, и в основном, вы знаете, люди думают, что крепость Каддафи, если у него есть такая, - это западная часть страны. Это было действительно очень трудно узнать что-либо от людей, которые не хотят говорить. Я думаю, что есть ещё страх говорить что-нибудь для иностранцев, для журналистов, так что я бы не решился сказать что-то определённое. Я имею в виду, я думаю, вы знаете, есть многое, что Каддафи сделал для определённых слоёв населения. Вы знаете, он... - есть образование, уровень которого довольно приличный. Он добился достижений в определённых областях. В то же время, из-за капризов и непоследовательности много денег было потрачено впустую. И если вы посмотрите на размер страны и уровень доходов от нефти, вы можете сказать, что Ливия должна быть намного богаче, чем есть на самом деле. Так что я бы не решился сказать, вы знаете, преувеличиваем мы его поддержку или преуменьшаем. Просто очень трудно понять, что происходит на западе страны.


Практически первый материал из, пардон, "Свободной Ливии", исходящий не из уст стороннего, пусть даже добросовестного (а таких мало) кратковременного гастролера, а, можно сказать, изнутри. Несмотря на очевидную "революционность" источника, достаточно информативно, даже подчас, как ни странно, объективно и, в любом случае, дает пищу для размышлений.

ПЕРЕХОД КОЛИЧЕСТВА




"Давайте, кто умеет, молиться о Сирии?
Потому что сегодня именно она – многоконфессиональное государство -  водораздел между добром и злом.
То, что там пытаются сделать, это однозначное зло.
Реальное. Страшное. Черное
"

Я не буду молиться за Сирию. Глупо молиться агностику, тем паче, что Всевышний, если бы он хотел вмешаться, уже бы долбанул парой землетрясений по паре столиц, и еще есть причины. Но. Существуют некоторые закономерности, отменить которые нельзя даже при желании. Любые беспорядки в Сирии, тем паче, хоть в какой-то степени оплаченные Саудами, автоматом означают большие проблемы в Заливе. Качественные, можно сказать, проблемы, напрямую затрагивающие интересы Валинора. Если автор говорит правду, - а с чего бы ей говорить неправду? - это может означать только одно: что уважаемый  alex_rybalka прав, и на достаточно близкое время запланированы события, способные качественно изменить мир, который мы знаем.

In memoriam. ЗАВТРА БЫЛА ВОЙНА




Все, конечно, познается в сравнении. Для Испании XIX век был относительно сносен, но только на фоне предыдущего столетия, когда былую «Империю Всех Морей» почти официально именовали Culo de Europea – «жопой Европы». А если не на фоне, то дела шли очень плохо. Четыре революции, пять реставраций, три республики, шесть войн гражданских, из которых две династические, несчетное количество мятежей, и так далее, и тому подобное, и никакого просвета даже в намеке. О потере колоний и говорить нечего: под конец века пока еще испанскими оставались только Куба, Пуэрто-Рико да Филиппины, но и там все было неспокойно. Не то, что испанцы так уж угнетали заморские владения, скорее нет, чем да, но слабость и гнилость метрополии в полном смысле провоцировали тамошнюю элиту, - в основном, креольскую, - попытать счастья в свободном полете. Тем паче, что было и на кого опереться: испанские колонии очень нравились и США. Еще накануне Гражданской войны хозяйственные янки, объявив Кубу «кучей песка, намытого Миссисипи», предлагали испанцам, раздираемым в тот момент очередной смутой, честно купить островок, а до кучи и Пуэрто-Рико, но доны ответили в том смысле, что честь дороже. Затем начались разнообразные освобождения негров, реконструкции побежденного Юга, так что проект отложили, а главными пострадавшими оказались те самые «национально освободительные креолы»; будучи оставлены на произвол судьбы спонсорами,они благополучно проиграли т. н. Десятилетнюю войну, начатую с подачи Вашингтона в 1868-м, и на время притихли...

Collapse )