October 22nd, 2010

Пиар: ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФЕДЕРАЦИИ





Collapse )
Опубликованные в блоге Александра Чаленко (за наводку спасибо дорогой varjag_2007) тезисы исследования Владимира Корнилова, посвященного некоторым важным вопросам истории Донецко-Криворожской Республики, думается, окончательно подводят черту под затянувшимися спорами о возможности, законности и целесообразности федерализации восточноевропейского государства, ныне именуемого Украиной. Настоятельно рекомендую.

Пиар: ГОД ИСТИНЫ



На сей раз сладкая парочка в составе г-д Млечина и Сванидзе легла под танк Великой Отечественной войны. Мне их не жаль.

In memoriam. ВОТ МЫ И ВСТАЛИ...


 

"Ведь если рассуждать, что Бычков все правильно сделал, то из этого следует вывод: мы можем жить не по закону, а "по понятиям", как сейчас модно..."
Юрий Пономарев,
прокурор Свердловской области


Что прокурор будет "отрицать заказной характер дела" и "не согласится с судом", не надо было и к гадалке ходить. Прокуроры, они такие. И хрен с ним. Скучно и противно. Лучше о хорошем. 398 лет назад, 22 октября 1612 года от Р.Х., отчаявшись ждать помощи, польский гарнизон Кремля  капитулировал и открыл ворота. Учитывая, что в осаде сидели,полномочные представители законного, хотя еще и некоронованного царя, отсутствовавшего по уважительным причинам, да еще вместе с законным, хотя и временным правительством, а осаждали крепости, как ни крути, незаконные вооруженные формирования, за полтора месяца до того разбившие силы правопорядка, даже не знаю, что сказать. Ведь если рассуждать, что гражданин Минин и князь Пожарский все правильно сделали, то из этого следует вывод, что можно жить не по закону, а "по понятиям". Так что у прокурора Пономарева были бы все основания возбудить уголовное дело и требовать для обвиняемых самого сурового наказания. Правда, тогда за обвиняемыми стояло Ополчение, а этот нюанс, согласитесь, многое ставит с головы на ноги...
 
Collapse )

ЕСЛИ ВРАГ НЕ СДАЕТСЯ




"Беспутных Путн фашистская орда,
Гнусь Тухачевских, Корков и Якиров,
В огромный зал советского суда
Приведена без масок и мундиров
".
Александр Безыменский

Меня мало интересует, кто стоит за этим - профессиональные диверсанты, заброшенные спецслужбами одной из сопредельных держав, или внутренние враги, вредители, работающие на спецслужбы одной из сопредельных держав. Никто не уйдет от расплаты за содеянное.Органы разберутся, а суд расставит точки над i.  А как по мне, так люди не пострадали, - и это главное.

In memoriam. ЗАТЕЙНИКИ




Collapse )

Это все, конечно, беллетристика. На самом деле было куда проще. Осужденного Пеньковского Олега Владимировича, бывшего полковника ГРУ, несколько лет подряд не слишком задорого сдававшего западным партнерам секреты советской сети ракет стратегического назначения и взятого с поличным 48 лет назад, 22 октября 1962 года, просто привели в специально для этого оборудованное изолированное помещение и выстрелили в затылок. Возможно, приказав перед этим лечь на резиновый матрасик, а возможно, и нет. По-моему, вполне достаточно. Все мы люди, в конце-то концов. Так что, доведись мне вдруг узнать, что в изложении более везучего предателя есть какая-то доля истины или, не дай Бог, все правда, я бы, разумеется,  заочно попенял лицам, определившим форму исполнения наказания, на некоторую, на мой взгляд, избыточную прихотливость фантазии.

ГОЛОС В ЗАЩИТУ


 


Враждебный всякой категоричности, упорно стремился надеяться, что на гр. Сванидзе Н. К. все же есть хоть какое-то место, куда можно поставить пробу. Увы. Старый добрый принцип "Скажи мне, кто твой друг, и я скажу кто ты" редко, пожалуй даже, очень редко дает сбои. Николай Карлович таки настоящий московский интеллигент. До мозга, можно сказать, костей. Живи он не сейчас, а лет семьдесят назад и не в Белокаменной, а в Риге, ему, думается, было бы о чем поговорить с освободителями Латвии от ужасов советской оккупации. В частности, думаю, и с дедушкой нынешнего заступника... 

ПОНАРОШКУ




Очень здорово, конечно, что инцидент исчерпан. У детей просто пока еще "не сформировалось мышление", дети пошутили, "не представляя себе всех последствий своих действий". Родителям все сообщили и они, конечно же, уже наругали, как следует, шалунов, объяснив, что нынче страна все протекторат не честного Третьего Рейха, а лицемерного Четвертого, так что не все, о чем дома говорят, следует выносить на всеобщее обозрение. Дети, будем надеяться, все поняли. Хотя, ежели подумать, то для более надежной профилактики этой детской болезни наилучшей вакциной могло бы стать изменение "точных пропорций от состава населения", то есть, те же два три на одного, но с обратным знаком. Что, в принципе, при наличии удобной ситуации, которая обязательно сложится, и, разумеется, воли к действию, насчет которой, конечно, сомнительно, но будем посмотреть, не исключено, а значит, возможно... 

КРУТОЙ МАРШРУТ


 

Очень удивлен. Если бы вот так - пешком, через Китай - с севера на юг, вообще не обратил бы внимания. Все было бы понятно. Если бы речь шла об одном мигранте, тоже пропустил бы. Всякие идиоты бывают. Но с с юга на север, да еще группой, - не укладывается. Противоречит решительно всему, что мы знаем. Хотя, конечно, не исключено, что знаем мы только то, что нам считается положеным знать., и ничего больше...

ГОВОРИТ СВОБОДА




"Слова Хуана Уильямса не соответствуют нашим редакционным стандартам и практике и подрывают доверие к Уильямсу как к политическому обозревателю NPR"

Все, как положено. Единственное, что меня интересует: что все-таки "подрывает доверие к Уильямсу, как к политическому обозревателю" - то, что его слова "не соответствуют редакционным стандартам" или все-таки то, что он сказал правду? И если второе, то чему же эти стандарты соответствуют?

In memoriam. «КАРМАНЫ»




Тема, заданная уважаемой alonna_bud, вылившись в ликбезики о Стеньке Разине и Кондратии Булавине, тем не менее, никак не желала оставлять в покое. Не столько даже тема, сколько вопрос дорогой френедессы: «Неужели же не было таких людей, которые были за народ? Чтобы не бандиты, не садисты, не иностранные наемники, а в самом деле за народ?». То бишь, Робин Гуды, как в легендах. Задумало, и очень сильно. С Западом понятно, там, отбрасывая всякую рвань и фанатиков с солнечным блеском в очах, были все же и Яакко Иллка с Робертом Аске и Матией Губцем, солидные люди, знавшие, на что идут, но все же пошедшие, были Дьердь Дожа и Флориан Гейер, был, наконец, Роберт Кет. А вот восточнее Вислы, неужели совсем не случалось? Перебирал в уме имена, заглядывал в книжки, в Сеть. Не складывалось. А потом вдруг вспомнил...

Итак, честь имею представить: Кармалюк. Устим (Юстин) Якимович. Изредка пишут «Кармелюк», но это неправильно. Крестьянский сын. Родом с Подолии. Как выглядел, известно (имеем портрет кисти Тропинина). По всем описаниям мужик невысокий, ловкий,  коренастый и невероятно сильный. От роду очень умен. Языки хватал на лету, кроме с детства родных малороссийского и идиша (в районе было много местечек), знал польский, русский и, по некоторым данным, молдавский. Самоучкой освоил две грамоты, русскую и еврейскую. Насколько, не знаю, но, по крайней мере, читать и писать мог, хотя любил представляться «неписьменным». Весьма артистичен: с одинаковой легкостью при нужде выдавал себя за беглого солдатика из-под Костромы, синагогального служку и мелкого польского шляхтича. Харизматик. Понимал людей и умел подбирать к ним «ключик». Особая примета: «горилки не любит». Ну и таланта не отнять: если несколько сохранившихся дум, приписываемых ему, действительно им сочинены (а специалисты склоняются к тому, что так оно и есть), некоему Тарасу из-под Черкасс мог бы, пожалуй, дать фору.

Короче говоря, родись в другое время или тогда же, но в другой семье, пошел бы очень далеко. А так уже в 17 лет угодил в солдаты (судя по тому, что сдали вне очереди, нрав у парня был еще тот), 9 лет отслужил, успев поучаствовать и в Отечественной войне 1812 года, а потом сбежал. И началось. Ватага. «гГульба» по всей Подолии. Аресты. Два смертных приговора. Замена первого на 500 ударов плетью, а второго на 101 удар кнутом, что, в общем, почти равнялось «вышке». Не только выжил и не стал калекой, но, как указано в протоколах экзекуций, «уходил на ногах». Серии по 25 ударов кнутом вообще как будни. Каторга тоже. Семь побегов, в том числе пара совершенно фантастических, - и каждый раз возвращение в родные места. Однако куда важнее другое. Прикиньте: 23 (с перерывами) года борьбы, более тысячи атак на панские «маетки», усадьбы куркулей и дома ростовщиков, неважно, поляков, малороссов или евреев, не считая «встреч» на проезжей дороге, - и за все это время ни единой «мокрухи».

Вернее, одна случилась – некий Федор Сало, сельский мироед, не пережил набега, но, как признало следствие, его забили до смерти собственные батраки, когда атаман с ватагой уже покинул усадьбу. Еще любопытнее: как выяснила на следствии «Головчинская комиссия», всего к деятельности Устима Якимовича были причастны около 20 тысяч человек всех вер и наций, вплоть до мелкой шляхты, из них более 2700 человек входили в непосредственные «группы поддержки» на местах. Но никто за все эти годы не прельстился все время возрастающей наградой и не выдал атамана. Людей его – случалось, все же грош-другой в хозяйстве не повредит, но Самого – никогда. А что совсем непривычно, так это то, что награбленное у помещиков, ростовщиков и прочей живности – действительно! – раздавал крестьянам. Что-то - и щедро - платил информаторам, помощникам и так жалее. Но себе не оставлял практически ничего. Реально. Я проверял.

Потому, видимо, ватага его велика не была. Максимум, в лучшие годы, если верить документам, 14 (из двадцати-то тысяч «причастных» и почти трех тысяч «соучастников») человек, как и атаман, на себя одеяло не тянувших. Известно, что ежели кто-то требовал дележа, Устим Якимович «долю» отдавал без спора, но хлопца прогонял, не глядя на достоинства. Видимо, потому очень жестко реагировал на попытки изгнанников, создававших свои ватажки (вполне уголовные), представляться «карманами» - то есть, его людьми. Таких ловил, порол и предупреждал: сгинь. Ослушников не бывало. Что до «карманов», то они, судя по всему, обожали атамана слепо. Когда его не было (очередная Сибирь), действовали сами, от его имени и по его системе – ничего себе, все людям, а когда возвращался, вновь собирались вместе, как капельки ртути. Благодаря той же «Головчинской комиссии» дошли до нас и имена этих «малороссийских разбойников», как именовались они в официальной переписке (тех, кому не повезло уйти от ареста): Аврум Ель Ицкович, Абрашко Дувидович Сокольницкий, Арон Виняр и Гирш Добровер, Ян и Александр Гжебовские, Фелициан Янковский и Тадеуш Венгжицкий, а также Данила Хрон и Прокофий Черных.

Ни один из них на допросах и очных ставках не предал Кармалюка, за что некоторые из них были расстреляны, а другие высланы в Сибирь. К слову сказать, возвращаясь, атаман всегда карал, тех, кто выдал друзей. Но опять-таки, не убивая и не калеча; люди говорили, зарок такой на нем лежит. Типа, в обмен на удачу. И вся эта красивая быль, больше похожая на сказку, продолжалась долго. Но бесконечной быть не могла, потому что все когда-нибудь кончается. Ровно 175 лет назад, 22 октября 1835 года, 48 лет от роду, Устим Якимович, решив навестить даму сердца, был убит у нее дома из засады шляхтичем Рутковским, стрелявшим в спину – и не пулей, а серебряной пуговицей.

Почему так случилось, говорят по-разному. Одни думают, что сдала сама дама, не добившись от возлюбленного согласия бросить все, забрать ее, уехать в Молдавию и открыть там корчму. Другие, что муж, из ревности и опять-таки польстившись на награду. Нынче уж не узнать. Зато точно известно, что   Рутковский, получив и деньги, и славу, покой потерял навсегда. Хотя попытка последних «карманов» отомстить убийце и сорвалась (Дов Бер Мойся был застрелен стражником, а Иван Калужанин попал в руки погони и сгинул на каторге), спустя всего полтора года – и это уже не легенда, а сухой документ, - «герой Подолии» замерз спьяну в Харькове, где его никто не знал и никакой беды ниоткуда не светило. И никто не помнит его имени. То есть, найти можно. Но не хочется. А Устиму Якимовичу и "карманам" - память и слава!