October 15th, 2010

МУЖЕСТВО ЗНАЕТ ЦЕЛЬ




Патриотизм побеждает все.

"В ночь на 14 октября – годовщину основания Украинской Повстанческой Армии  – неизвестные последователи УПА подбили в центре Киева танк советских оккупантов. Ожесточенный бой произошел ночью в районе ст. м. Шулявка. Имея перевес в инициативе, прорвав под покровом ночи слабо организованную оборону противника, повстанцы сожгли вражескую бронетехнику и без потерь отступили в лесопарковую зону. Слава нации. Смерть ворогам!" (пер. мой)

Действительно, танк - это страшно.
Поджечь хотя бы один - уже героизм.
Героям слава.  

Collapse )


ПРЕЦЕДЕНТ


 

"Жилища и имущество граждан Южной Осетии - грузиноязычных жителей Ленингорского района, переехавших на территорию Грузии, полностью сохранены и ждут своих хозяев"

Сказать, что я удивлен, это ничего не сказать. Проблема, так сказать, вынужденных переселенцев, а если говорить прямо, то жертв этнических чисток, как результата региональных конфликтов, за последние 65 лет потерзала Европу очень сильно. В землячествах краинских и косовских сербов, восточнопрусских, померанских и судетских немцев, украиннцев Лемкивщины и так далее об этом любому, кто интересуется, могут рассказать куда подробнее, чем сумею я. Проблемы эти по сей день под чугунным запретом. Даже в культурной Чехии поднимать вопрос о соответствии "законов Бенеша" элементарным нормам гуманизма означает навлекать на себя серьезные неприятности. О всяких Хорватиях или, не к ночи будь сказано, Косовых, и речи нет. При этом никто особо даже и не скрывает, что камень преткновения лежит в проблеме реституций. То есть, людей не только выгнали, но и обобрали до нитки, а возвращать украденное и присвоенное никто не хочет. Люди есть люди. Вот почему официальное заявление лидеров, de facto контролирующих Южную Осетию, вызывает удивление. Но, не скрою, более чем приятное. Это, несомненно, частный случай на крохотном, да простят меня уроженцы Цхинвали, очень заштатном клочке земли. Но, с другой стороны, это - пусть даже на уровне декларации о видении ситуации, - и невероятной силы гуманитарный прецедент, способный оглушительным эхом откликнуться в Брюсселе, а следовательно, и разнообразных Прагах, Варшавах, Приштинах и Загребах. Естественно, время покажет. Но в темных-темных тучах появился хоть какой-то просвет. А это уже хорошо.

БЕЗ ОШЕЙНИКА


 

"Между тем в окружении Цезаря мнения разделились: одни полагали, что впредь до возвращения посланных нужно ублаготворять воинов ласковым обращением, другие — что следует прибегнуть к более решительным средствам: чернь не знает середины, — если она не боится, то устрашает, а после того как сама проникнется страхом, с ней можно совсем не считаться; пока она все еще под воздействием суеверия, необходимо, устранив зачинщиков мятежа, заставить ее трепетать перед военачальником. Друз по своему душевному складу был склонен к крутым мерам; вызвав к себе Перценния и Вибулена, он приказал их умертвить. Многие говорят, что их трупы были зарыты в палатке военачальника, другие — что выброшены за вал в назидание всем остальным.
30. Затем были схвачены главнейшие вожаки мятежа; одних, скрывавшихся за пределами лагеря, убили центурионы и воины преторианских когорт
..."
Тацит. Анналы. I, 16-29

Нехороший эксцесс. Армия, в сущности, огромный бойцовый пес. А бойцовый пес - он бойцовый пес и есть. Его необходимо, когда нет прямой надобности в использовании, держать на жестком поводке и в строгом ошейнике. В общих, в том числе, и его же  собственных интересах. Потому что ежели почует свою силу и страх хозяина, начнется непредставимое. Это знали всегда. И всегда действовали в рамках этого нехитрого знания. А если не действовали, неизбежно получали проблемы. Особенно, когда речь шла о частях, укомплектованных, так сказать, туземными контингентами. В общем, если бы меня спросили, что делать, я бы посоветовал, как всегда рекомендую в сложных случаях, искать ответа у римлян, которые знали все. Хотя бы у того же Тацита. Естественно, с поправкой на условности времени.

VICTORIA ET FASCI



   

Искренне восхищаюсь милой Викой Сюмар ака vsiumar. Не только как прелестной дамой, но и как (наряду с уважаемым Михаилом Дубинянским) одним из двух авторов «Украинской правды», чьи статьи можно читать без смеха и без содрогания. И как - без дураков - ярким стилистом (сам немного балуюсь писаниной, но до словосочетания "убитые трупы" за четверть века так и не дорос). И как координатором движения «Стоп цензура», борющегося со шквалом чудовищных, уму непостижимых репрессий, обрушившихся ныне на оппозиционную украинскую журналистику. И как удивительным примером абсолютной объективности подачи информации, о чем мне уже однажды даже доводилось писать. И, наконец,  как образцом неангажированности, умения писать не "в струю" требований спонсора, наличие которого она сама не отрицает, а только и только в соответствии с требованиями профессионального долга и профессиональной же порядочности. В связи со всем этим, нетрудно понять, с каким интересом прочитал я свежую заметку милой френдессы на тему "Нужна ли нам история от Партии Регионов?". Вердикт автора, насколько я понимаю, категоричен: нет, не нужна (мотивировки прилагаются). Прочитав же, с огорчением ощутил некий намек на, скажем так, отсутствие полного согласия. Попытался проанализировать ощущения. Сперва без успеха. А потом, перечитав предыдущую заметку, "Спасибо товарищу Сталину?", где дорогая френедесса, сообщает, что она, оказывается, еще и историк, кое-что сообразил, - и понял, что рассуждать будет куда легче, если перевести анализ в коллегиальную сферу. Уж кто-кто, а историк историка всегда поймет. Тем паче, что ключик к разгадке моего непонимания критики Викой нового учебника, лежит, как ни странно, именно в этой, предыдущей её публикации...
Collapse )

In memoriam. ФАРТ




В очередной раз говорю, други, и никогда не устану повторять: жизнь непредсказуема до самой последней секунды, и никому не дано знать, где найдешь, где потеряешь. Не соберись в свое время Австрия, Пруссия и Россия совсем уж упразднить вымирающую по соседству доходягу,  граф Михал Клеофас Огинский, умница, плейбой и храбрец, любивший в перерывах между политикой и девочками слегка помузицировать, скорее всего, 177 лет назад, 15 октября 1833 года, отдал бы Пану Богу душу не в далекой Флоренции, а в родовом Гузуве, либо в варшавском дворце, - и кто бы в мире что о нем знал, кроме вовсе уж дотошных польских историков да еще, пожалуй, узких специалистов по отечественным композиторам-любителям третьего, если не четвертого эшелона?
Collapse )

КРИТЕРИИ ОТБОРА


 

"Спасите детей", ага. Нет, насчет того, что тамошних детей спасать надо, спору нет. Не тех, конечно, которые с "калашами", они пусть уж себя как-то сами спасают, и даже не отличников школы юного талиба, этих тоже уже поздно,. Речь о мелюзге. Никогда такого, понятно, не будет, но ежели по уму, так оцеплять, на фиг, укрывища по периметру, элиминировать все, что выше тележной оси, а что ниже, вывозить, откармливать, лечить и раздавать в хорошие руки. Чтобы росли нормальные цивилизованные люди, и совершенно неважно, какого цвета. Что же касается сотрудников этой самой Save the Children, так вот их, как по мне, спасть не надо ни в коем случае. Идиотов в мире и без них давно уже переизбыток. 

ДЕТСКИЙ САД




Хороший день. Что ни новость с Южного Кавказа, то радость. Сперва это, теперь это. Это здорово. Непонятно, правда, с какой стати редакция вынесла в заголовок, что село "спорное". Как раз ясно, что никакое оно не спорное, а изначально грузинское, чего ни одна из трех сторон конфликта и не отрицает. В административных границах ни ЮОАО, ни АРЮО никогда не значилось. А раз так, значит, надо отдавать. Как не нами сказано, свое стереги, на чужое не зарься. И пусть законные хозяева вводят туда сколько угодно войск. Их земля, их право. Ежели что, всегда можно попросить, чтобы вывели, а пока просто сидят, так пусть сидят. Надо же им где-то сидеть. И вообще, если совсем честно, смех берет: оказывается,  передачу-то села затягивали исключительно, чтобы не допустить "очередного пропагандистского шабаша". Типа, обиделись, что когда однажды ушли,  "Президент Грузии назвал произошедшее величайшей победой грузинского оружия". Как дети в песочнице, право слово. Ну, назвал. Так он, естественно, и сейчас назовет. Он такой. Но это не повод, чтобы не отдавать чужое.

Пиар: ГОСУДАРЬ ВСЕЯ РУСИ




Как-то незаметно подсел на "Суд времени". Всем, кто еще не видел, рекомендую очередной выпуск, на сей раз про Ивана Грозного и его роль в истории России. А что еще скажу, так это то, что мое очень и очень скверное мнение о гр. Сванидзе Н.К. в связи с этим циклом если и не улучшилось (такое невозможно), но приобрело некоторые оттенки. В сплошном мраке появился намек на что-то тускловато-серое. Ведь, если я правильно понимаю,  этот самый гр. Сванидзе, в данной передаче хозяин-барин. Что пожелает, то сделает. И вот то, что он, уже наверняка хорошо понимая тенденцию и видя, что общество раз за разом макает его вместе с гр. Млечиным рыльцем в помои, тем не менее, не закрывает цикл и, более того, разрешает предъявлять зрителям реальные результаты, - это само по себе о чем-то говорит. Возможно, конечно, я не прав и там какие-то свои, совершенно иные расклады и прикидки. Но все-таки хочется думать о братьях по виду хоть чуть-чуть лучше.

ЭКИПАЖ




"Мы сели в лодку сознательно…. Или эта лодка придет к берегу, или мы утонем все вместе".

На самом деле, интересное заявление, интересный человек и интересная тема. Но поскольку уж что-что, а она как раз в полной мере подпадает под запрет, наложенный мною на анализ "грузинских" сюжетов, углубляться не стану. Однако можно предполагать, что: (а) из трех углов Большого Треугольника два достигли некоего взаимопонимания по вопросу, (б) судя по озвученным срокам, сценарий не рассчитан на рывок, то есть, вряд ли будет чем-то авантюрным, и, наконец, (в) руководству России стоило бы на досуге перечитать "Хаджи-Мурата", а перечитав, взвесить, насколько конгруэнтна достаточно перспективная фигура нового медиатора оппозиции его, - в смысле, руководства, - стратегическим интересам. Хотя, конечно, что там считается стратегическими интересами, мне решительно невдомек. 

ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО




Что Ганна Миколаiвна тяжело заболела, это, конечно, плохо. Всегда плохо, когда люди болеют.А что Виктор Федорович на какое-то время окажется вне влияния человека, взгляды и симпатии которого резко отличаются от взглядов и симпатий подавляющего большинства его избирателей, это, скорее, хорошо.  Так что дай  Бог ей поправить здоровье в полной объеме, пройдя серьезный, лучше, конечно, длительный курс всесторонней реабилитации, а её шефу сил и разума использовать подаренное ему свыше время, реализовав те важные и нужные стране проекты, осуществлению которых изо всех сил мешала неотлучно пребывавшая рядом милая дама из далекой львовской глубинки, волею судьбы (а возможно, и неких рекомендателей) попавшая в элиту Партии Регионов... 

ОЙ, БЛЯ...

 

— Вам нравится? — робко спросил Ипполит Матвеевич.
— А вам?
Ипполит Матвеевич побоялся и сказал:
— Очень интересно, только Степан какой-то странный.
— А мне не понравилось, — сказал Остап, — в особенности то, что мебель у них каких-то мастерских ВОГОПАСА*. Не приспособили ли они наши стулья на новый лад?
Эти опасения оказались напрасными. В начале же второго акта все четыре стула были вынесены на сцену неграми в цилиндрах.
Сцена сватовства вызвала наибольший интерес зрительного зала. В ту минуту, когда на протянутой через весь зал проволоке начала спускаться Агафья Тихоновна, страшный оркестр Х. Иванова произвел такой шум, что от него одного Агафья Тихоновна должна была бы упасть на публику. Но Агафья держалась на сцене прекрасно. Она была в трико телесного цвета и в мужском котелке. Балансируя зеленым зонтиком с надписью: «Я хочу Подколесина», она переступала по проволоке, и снизу всем были видны ее грязные пятки. С проволоки она спрыгнула прямо на стул. Одновременно с этим все негры, Подколесин, Кочкарев в балетных пачках и сваха в костюме вагоновожатого сделали обратное сальто. Затем все отдыхали пять минут, для сокрытия чего был снова погашен свет.
Женихи были очень смешны — в особенности Яичница. Вместо него выносили большую яичницу на сковороде. На моряке была мачта с парусом.
Напрасно купец Стариков кричал, что его душат патент и уравнительные. Он не понравился Агафье Тихоновне.
Она вышла замуж за Степана. 

Илья Ильф, Евгений Петров
"Двенадцать стульев"
Глава XXXIII. В театре Колумба



Все подробности  - в блоге дорогой varjag_2007.  А я не могу. Мне дурно...