?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ИВАНОВЫ ГОДЫ (4)



Всем, кто алчет крови, твердо сообщаю: ага.
Сам жду не дождусь.
А то ведь как-то все не так: разговор уже об Опричнине, страшной и ужасной, а красненького все еще не реки, но разве что ручейки, по сравнению с тогдашней Европой вообще, почитай, ничего, аж стыдно. Ну, как есть, так есть. Главное, что дотерпели. Теперь будет и красненькое...


...Девять лет войны - это долго. И трудно. Деньги летели в трубу (к слову, именно необходимостью получить чрезвычайные источники доходов была, не в последнюю очередь, порождена Опричнина). Правда, наконец-то уладились проблемы со шведами: после долгих переговоров 16 февраля 1567 года был подписан договор о мире и даже дружбе. За Швецией осталось то, что она и так уже имела (Ревель, Вейсенштейн и кое-какая мелочь), а взамен Стокгольм признал право Москвы на остальную Ливонию. А также обязался не заключать сепаратного мира с Польшей и Литвой, с которыми уже тоже к тому времени воевал. Неплохо налаживались у Ивана и контакты с Англией, были все основания надеяться на то, что «ее величество будет другом его друзей и врагом его врагов и также наоборот». А поскольку примкнуть к такому союзу мечтал и Эрик XIV Ваза, перспектива протестанстко-православной коалиции против общего католического врага не казалась слишком уж фантастичной. Хотя, в принципе, Ивана вполне устраивал и мир, на тех же условиях, что и со Швецией (кто что взял, то тому и принадлежит). Но это не устраивало Сигизмунда. Ему было очень нелегко: экономика Литвы трещала по швам, Польша в «литовскую войну» лезть не очень стремилась, но, тем не менее, по двум пунктам он согласиться не мог. Даже если бы хотел. Отказ от Полоцка (первое требование Москвы) сломало бы баланс сил в отношениях с Польшей, ослабив Литву, где он был абсолютным монархом, а выдать на расправу Курбского (второе требование) мешали магнаты литовские, одним из которых перебежчик стал. Таким образом, война затихла сама собой, но не завершилась.

А между тем, вопрос был принципиален до крайности. И хотя Иван, напомню, имел абсолютные полномочия, он, - «тиран и деспот», - почему-то решил вновь заручиться поддержкой подданных. В связи с чем, в 1566-м был созван Земский Собор, «на полную волю» которого царь передал вопрос о Ливонии. Что интересно, тем самым еще раз подчеркивая: Земщина – константа, а Опричнина (естественно, на Соборе представленная, но безо всяких привилегий) – явление временное. Свое мнение царь, естественно, высказал (желательно воевать), но в таких выражениях, - протоколы сохранились, - что собравшимся было ясно: как они решат, так тому и быть. И русские сословия сказали свое слово. Духовенство: «за Веру Христову постояти». Бояре и дворяне: «Чести отцовой не посрамить». Приказные и крестьянство: «По воле Государевой тому бытии». А купечество и вовсе ««положить за Государя и животы, но и головы, чтобы Государева рука везде была высока». Итоговым документом было определено «с Литвою не мириться… Мы за одну десятину Полотцкого и Озерищского повету головы положим и за его Государское дело с коня помрем». Что, помимо прочего, на мой взгляд, стало и подтверждением курса, определенного Иваном за год до того.

Однако не совсем. Документ одобрило большинство, но не абсолютное. Среди земского боярства и дворянства нашлись и голосовавшие за мир, и никто их за это никакой опале не подверг. Но были и другие. Большая «фракция» земской знати, возглавляемая князем Рыбиным-Пронским из Костромы подала Ивану челобитную, требуя отмены Опричнины в обмен на поддержку в военном вопросе. Формально ничего страшного не произошло, право на челобитную имел каждый, однако, судя по воспоминаниям очевидца, Альберта Шлихтинга, тон челобитчиков был отнюдь не просительным, скорее, агрессивным, и выступали они против воли явного большинства. Около трех сотен аристократов и их клиентов, явно поддержанных кое-кем из придворных, качающие права в царских палатах, - это уже было не просто нарушение политеса, но напоминало мятеж. В связи с чем, всех тут же взяли под стражу. Правда, через пару недель 255 человек выпустили, «не сыскав вины», а 50 самых активных крикунов высекли на торгу, и опять-таки отпустили.

В принципе, казней быть не должно было бы (не тот повод), но три головы все-таки полетели - самого князя Рыбина-Пронского и двух его дворян, людей мало известных, причем в приговоре очень аккуратно и мутно мелькнул намек на «измену». Без каких-либо пояснений и последствий. Правда, - это стоит отметить, - сразу после Собора в высшем аппарате Кремля произошли некие рокировки, кого-то понизили, кого-то повысили, а в частности, конюшего (спикер Думы, третье после царя и наследника лицо в государстве) знатнейшего боярина Иван Федоров-Челяднин послали на воеводство в Полоцк. Но это само по себе никого не шокировало: участок был архиответственный, а очень пожилой боярин был крайне опытен. Так что жизнь пошла своим чередом, Россия привычно напряглась, война возобновилась, а царь спустя какое-то время отбыл на фронт, где в его присутствии, как показал опыт, дела шли акуда успешнее, чем без него.

А вот дальше, - внимание, - на арене кровавые мальчики.

В середине осени 1567 года Иван, находившийся на фронте, получает из Москвы (или не Москвы?) некое известие, заставившее его бросить все и «на ямских» (то есть, прыгая из возка в возок) мчаться в столицу. Начинается раскрутка следствия по делу о «боярской крамоле» - огромном заговоре, так или иначе связавшим всех фракции «старомосковских», кроме «новых людей» (вроде Годуновых и Захарьиных)под общим руководством Федорова-Челяднина. Для тех, кому мила версия о «фальсифицированных процессах», скажу сразу: я бы и рад вступиться за «детей Арбата», но не могу. Факт наличия заговора подтверждает и Генрих Штаден, и летописи, и даже, мягко говоря, не симпатизирующий Ивану, но компетентный Руслан Скрынников ничуть не сомневается ни в самом факте, ни в связях с Вильней, ни в причастности конюшего: «планы... были разработаны в мельчайших деталях. Но исход интриги полностью зависел от успеха тайных переговоров с конюшим. Согласится ли опальный воевода использовать весь свой громадный авторитет для того, чтобы привлечь к заговору других руководителей земщины, или откажется принять участие - этим определялись дальнейшие события».

В ходе очень жесткого расследования выяснилось многое. В распоряжение властей попали списки заговорщиков, адреса и имена тех, кто обещал оказать им поддержку, и очень политически некорректные письма Федорова-Челяднина. Причем, что интересно, по некоторым данным, - Штаден вообще прямо об этом говорит, - первый донос царю, тот самый, сорвавший Ивана с фронта, написал никто иной, как Владимир Старицкий, ради которого заговорщики и старались. Абсурд, конечно. Но, с другой стороны, нервы глуповатого и трусоватого «принца крови» вполне могли сдать, так что вариант, как говорил Иосиф Виссарионович, не исключен, а значит, возможен.

Картина, скажем прямо, нарисовалась плохая.. В частности, выяснилось, что еще летом три знатнейших боярина Москвы, - Михайла Воротынский, Иван Вельский и Иван Мстиславский, - получили из Вильни предложение «перейти под высокую королевскую руку». Указывалась и конкретика: Сигизмунд предлагал просто и без затей захватить царя и выдать его врагу, а на престол посадить Владимира Старицкого, причем, действия заговорщиков король обещал поддержать «со всех сторон доброй подмогой». Упирая на то, что, мол, не стоит стоять в стороне от некоего дела, обреченного на успех. Опять-таки, и рад бы усомниться, но отступаю перед авторитетом великого Зимина, ничуть в истинности сюжета не сомневавшегося. И неспроста: как бы там ни было, на Рождество 1567 года король сосредоточил в районе Минска «до 100 000 человек войска для прямого похода на Москву в ожидании там боярского мятежа», но, получив уже там, под Минском, известие о казнях в Белокаменной, вообще отменил поход.

Но вот незадача. Головы наконец-то летели. Не могли не полететь в такой ситуации. Однако же, считать, что рубили всех подряд, будет грубой ошибкой. Напротив, разбирались с каждым отдельно, и многих оправдывали. А некоторые данные свидетелей просто лживы: скажем, князь Иван Куракин-Булгачов, по версии Штадена, жестоко пытаный и казненый, на самом деле, был жив и в чести еще в 1577-м. А того же Михайлу Воротынского, письма от короля хоть и получавшего, но на приманку не клюнувшего, не тронули. Не пострадал и Иван Мстиславский, благополучно переживший Опричнину. И даже, странное дело, сам Федоров-Челяднин, вопреки логике, отделался легко. А может быть, и не вопреки. Он был очень стар, очень заслужен, очень авторитетен на Москве, можно предположить, что очень успешно и тактично оправдывался, - и в итоге всего лишь, уплатив огромный штраф, поехал в ссылку в уютную Коломну. Однако же ненадолго. Расследование продолжалось, и следует полагать, по ходу его вскрылись какие-то вовсе уж страшные детали, потому что дальнейшие поступки Ивана совершенно выходят за рамки уже привычной нам манеры поведения. Как сообщает Альберт Шлихтинг, царь приказал доставить старика во дворец, усадил его на трон, поздравил, с поклоном сказав: «Теперь ты имеешь то, чего искал, к чему стремился, чтобы быть великим Князем Московским...», и собственноручно заколол кинжалом. Из чего (это про собственноручно) лично я делаю вывод, что нервы у Ивана к концу следствия пошли вразнос, но красноречивый комментарий по сему поводу летописи («По грехом словесы своими погибоша») никаких возражений не вызывает.

Поясню окончательно. Сразу после раскрытия заговора и ссылки Федорова-Челяднина, его огромные «отчины и дедины», - кстати, что важно, примыкавшие к Новгородской земле, - были забраны в казну и переданы в Опричнину. И только. Никаких мер сверх того принято не было. А вот после казни вельможи (хотя, казалось бы, теперь-то зачем?), летом 1568 года Иван организует неслыханную на Руси акцию: карательный поход внутри своего собственного царства, конкретно, - в бывшие владения бывшего конюшего, и считает эту операцию настолько важной, что возглавляет ее лично. Выходит, было, в самом деле, в дополнительных материалах следствия что-то этакое, заставившее учинить в челяднинских имениях (и только там, земли других заговорщиков чаша сия миновала!) погром с поджогами и реальным кровопролитием. Всего за месяц, - с середины июня по середину июля, - согласно поминальным синодикам, куда вписывали все имена неукоснительно, в вотчинах Федорова-Челяднина было убито 369 человек. Если совсем точно, то 293 «слуг боярских» и несколько десятков боярских дворян. То есть, надо полагать, вся боярская дружина. А вот по «черным людям» коса не прошлась. Кто-то из простецов, возможно, и попал под горячую руку, но в целом, - как отмечает тот же Скрынников, - «Террор обрушился главным образом на головы слуг, вассалов и дворян, но не затронул крестьянского населения боярских вотчин». То есть, выходит, не садизм, не разграбление всего подряд, а удар по конкретному слою. Единственным объяснением чему, на мой взгляд, может быть только то, что совсем немаленькое воинство конюшего было в курсе, что предстоит делать и не возражало, - то есть, также как и господин, было прямо повинно в государственной измене.

И в дополнение.

Возражая мне, дорогой коллега Фарнабаз, западник, а следовательно, почитатель Петра Алексеевича, но хулитель «Ивашки», вводит в бой тяжелую артиллерию (1, 2, 3, 4) апеллируя к авторитету самого Дмитрия Володихина, критикующего «опричный террор» по двум пунктам:

во-первых, по его мнению, репрессии Ивана обезглавили русскую армию, выбив из жизни (список) около пяти десятков «генералов», то есть, примерно треть высшего командного состава. Причем наиболее качественного: «бесстрашного И.В. Шереметева-Болыпого, энергичного В.И. Умного-Колычева, рассудительного А.Ф. Адашева, опытных кн. И.И. Пронского Турунтая и П.М. Щенятева», после чего «...военное руководство перешло в руки воевод, не имевших особых заслуг, опыта и способностей».

Не соглашусь. То есть, соглашусь с тем, что треть – это много. Но и только. Потому что все эти блестящие характеристики, - «бесстрашный», «энергичный», «рассудительный» и так далее, - на самом деле не отражают реальности. Мы просто не знаем, каковы они были в деле. Зато хорошо знаем, что роспись назначений определялась местничеством, где первый воевода обязательно должен был быть знатнее второго воеводы, зато второй очень часто своим талантом подкреплял знатность первого. Собственно, итогом чисток и было то, что воеводы начального этапа, - «старшие старших родов», определенные только по знатности, сошли со сцены, уступив место тем самым «вторым воеводам», точно таким же аристократам, но, по определению того жеВолодихина, «несколько менее аристократичным». То есть, в итоге террора социальные барьеры таки рухнули и система назначений в какой-то степенивошла в резонанс с принципом личных заслуг и качеств. А следовательно, утверждение об «обезглавленной армии» нельзя признать верным. Тем паче, что освободившиеся вакансии тотчас заполнялись заждавшимися очередниками.

во-вторых, утверждает историк, репрессии русскую армию не только обезглавили, но и обескровили, ибо «подавляющее большинство жертв - служилые люди по отечеству (…), не принадлежащие к аристократии». И как следствие, если под Полоцком дворянской конницы было около 18000 сабель, то спустя 10-12 лет вдвое меньше. То есть, «ущерб, понесенный от террора дворянской конницей (…) был таков, как если бы основные силы Московского государства подверглись разгрому в генеральном сражении». Также «худо сказалась на боеспособности войск т.н казанская ссылка 1565 года. Она надолго вывела из оперативного оборота значительное количество служилых людей».

Не соглашусь и тут. Да, конечно, по «делам» аристократии проходили и их дворяне (скажем, по делу Федорова-Челяднина аж 50 душ). Но это было дело очень громкое, исключительно по масштабам, а в общем, - - как тут же, сам себе противореча, пишет Дмитрий Володихин, - «трудно установить, сколько именно и по какому «делу» было их казнено (…) Конечно, многих повыбило на войне. Кое-кто скрывался от службы «в нетях». Но, видимо, и террор сказал веское слово». Согласитесь, дорогого стоит это «видимо», ставящее под сомнение весь обвинительный уклон. Ведь и в самом деле, за 10 лет погибли многие, а дети еще не успели встать в строй, и «отказников», которым осточертела война, лишающая дом хозяйского присмотра, тоже на десятом году войны было достаточно. А значит, утверждение об армии, обескровленной, в первую очередь, террором, тоже нельзя признать верным. Как нельзя и согласиться с тезисом о «казанской ссылке» как причине падения боеспособности, - просто потому, что (как я уже писал) сосланные в 1565-м были возвращены домой в 1566-м, а в течение именно этого года никаких масштабных действий в Ливонии не случилось.

Все сказанное, разумеется, не означает, что террор это хорошо. А означает только лишь то, что у всего есть своя цена. И цена, уплаченная Иваном за искоренение «пятой колонны» в тылу и хотя бы ограниченное открытие социальных лифтов, была вполне приемлема. Не заплатить ее означало бы совершить государственную ищмену. А что успехи сменились поражениями, так, извините, на втором десятке лет изнурительной войны трудно воевать в полную силу, да еще и, - как на втором этапе Ливонской кампании, - со всей Европой…

Продолжение следует.


Comments

( 276 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
marat2012
Oct. 9th, 2012 01:45 am (UTC)
Спасибо за труды
farnabazsatrap
Oct. 9th, 2012 02:19 am (UTC)
Измена Фёдорова сомнительна хотя бы потому,
что, скорее всего, он и сдал королевского засланца(Ивана Козлова).
С чего(а не с признаний Старицкого)и завертелось колесо следствия.
А вот дальнейший сыск под пытками, по-видимому, и привёл к его оговору.
Теперь что касается расправ над людьми Фёдорова :
Флоря :
"Эпизод с убийством Федорова является не только еще одним свидетельством той склонности царя к злой насмешке, которая столь ясно прослеживается во многих его литературных произведениях. Он говорит и о том, какие все более зловещие замыслы царь готов был приписывать изменникам. Иван Петрович Федоров, принадлежавший к одному из старых боярских родов, не бывший ни потомком Рюрика, ни потомком Гедимина, никак не мог рассчитывать занять царский трон в случае смерти царя Ивана. В предшествующие годы подобная мысль вряд ли могла прийти царю в голову, но в обстановке постоянной борьбы с «изменой» самые невероятные предположения в сознании царя приобретали реальность и порождали чудовищную жестокость.
Убийство Ивана Петровича так запомнилось современникам-иностранцам не только потому, что это было публичное убийство одного из первых лиц в государстве, совершенное самим царем. На них произвело сильное впечатление и то, что произошло после его смерти.
Иван Петрович Федоров был одним из самых богатых людей своего времени.
Он являлся потомком боярина Акинфа Великого, служившего владимирским великим князьям еще в начале XIV века, и последним представителем старшей ветви рода, возводившей свое происхождение к Ивану Андреевичу Хромому, боярину Дмитрия Донского (к младшим ветвям того же рода принадлежали служившие в опричнине Бутурлины и Чеботовы). Унаследованное им родовое достояние, и без того немалое, увеличилось благодаря удачному браку Федорова с Марией Васильевной Челядниной, племянницей Аграфены, мамки царя Ивана. Супруга принесла ему в приданое значительную часть родового достояния другой ветви того же рода — Челядниных. Владения боярина, как и владения других бояр, служивших московским князьям, были расположены в самых разных уездах Русского государства от Коломны до Белоозера.
Как рассказывает Шлихтинг, после убийства Ивана Петровича царь, «сев на коня, почти год объезжал с толпой убийц его поместья, деревни и крепости, производя всюду истребление, опустошение и убийства». Часть захваченных при этом боярских слуг царь приказал «запереть в клетку или маленький домик и, насыпав туда серы и пороху, зажечь». Их жены были отданы на развлечение опричникам. Находившийся на боярских дворах крупный и мелкий скот уничтожался. Сами эти дворы сжигались вместе с находившимися на них запасами хлеба. Штаден, писавший о том же более кратко, отметил, что были сожжены даже церкви «со всем, что в них было, иконами, церковными украшениями».Сообщения Штадена и Шлихтинга о посылке карательных отрядов во владения Ивана Петровича находят подтверждения в тексте «Синодика опальных».
Так, из него мы узнаем, что в коломенских селах Федорова опричный ловчий царя Григорий Ловчиков «отделал Ивановых людей 20 человек». В другом его владении — Губине Углу — «Малюта Скуратов отделал 30 и 9 человек». Очевидно, с участия в этих казнях и началось возвышение Малюты, который еще во время похода в Ливонию осенью 1567 года занимал совсем незначительное место в опричном окружении царя. О самых зловещих подробностях рассказа Шлихтинга заставляет вспомнить и такая запись: «В Бежицком Верху отделано Ивановых людей 65 человек да двенадцать человек скончавшихся ручным усеченьем». Если лишь небольшая часть находившихся в бежецких селах боярских слуг была зарублена опричниками, то как же погибли остальные? Поневоле приходится вспомнить о людях, запертых в доме и сожженных затем по приказу царя.Такие карательные экспедиции, сопровождавшиеся массовыми убийствами (судя по записям «Синодика», в вотчинах Федорова было убито более двух сотен боярских слуг) и уничтожением имущества, стали качественно новым явлением в жизни русского общества в годы опричнины. Они свидетельствовали о том, что в борьбе с «изменой» царь приходил к необходимости применения все более жестоких мер, чтобы устрашить своих подданных и заставить отказаться от враждебных замыслов против него"

Надо ли доказывать, что сотни(а не 50, как Вы пишете) людей не могли быть посвящены в государственный заговор ?

Edited at 2012-10-09 02:31 am (UTC)
thor_2006
Oct. 9th, 2012 04:42 am (UTC)
Re: Измена Фёдорова сомнительна хотя бы потому,
Сотни - это потому, что вместе с Федоровым пострадали и его "люди" - холопы, послужильцы, клиенты, одним словом. А крестьян, пользуясь случаем, опричники, как водилось в те времена, силком вывозили в свои поместья и вотчины (а кто бы в те времена поступил бы иначе - своз крестьян силком обычное дело). Что же до остального - Штаден отнюдь не человек кристальной чистоты. Безусловно, эксцессы и ретивость исполнителей имели место быть заставь дурака Богу молиться, он и не только себе лоб расшибет. Но насколько описания кровожадств Ивана и присных его, сделанные Штаденом, Шлихтингом, Курбским соответствуют действительности? Критика источника!
Re: А что пишет Шапошник ? - thor_2006 - Oct. 10th, 2012 04:19 am (UTC) - Expand
3axappp
Oct. 9th, 2012 02:24 am (UTC)
Отлично! Исчо пжалста ...
farnabazsatrap
Oct. 9th, 2012 02:26 am (UTC)
О казанской ссылке как причине упадка армии.Флоря :
"Наконец, «лета 7077 (1569) генваря в 21 день взял царь и государь князь великий Иван Васильевич Ростов град и Ярославль в опришнину». Около того же времени вошло в опричный удел и Пошехонье. Расширяя территорию «удела», царь укреплял и увеличивал преданное ему опричное войско и ослаблял положение недовольных его правлением. Не случайно свой рассказ об опричных переселениях немец-опричник Штаден заключал словами: «Так убывали в числе земские бояре и простой люд. А великий князь — сильный своими опричниками, усиливался все более».>Взяв в опричнину Ростов и Ярославль, царь в конце концов осуществил тот замысел, который ему не удалось полностью реализовать в 1565—1566 годах. Ростовские и ярославские князья, которых царь не захотел взять в опричнину, должны были окончательно проститься с родовыми вотчинами и превратиться в помещиков в самых разных районах государства. Правда, поместья они теперь получали, как правило, на территории «Московской земли» (многие ярославские князья стали, например, помещиками в Рязанском уезде) и поэтому не были исключены из состава правящей элиты, продолжая входить в состав «государева двора», но их сплоченность, опора их власти и влияния были подорваны. Когда Курбский в 70-х годах XVI века, работая над своей «Историей о великом князе Московском», размышлял о причинах казней и гонений, которые Иван IV обрушил на своих вельмож, он пришел к выводу, что царь губил их потому, что те имели «отчины великие». Представляется, что связь событий была иной: царь отобрал у ростовских и ярославских князей их родовые вотчины для того, чтобы лишить их власти и влияния.Таким образом, в последние годы шестого десятилетия XVI века десятки и сотни детей боярских с женами и детьми, покидая свои привычные насиженные места, родовые усадьбы и могилы предков, должны были совершать подчас долгие и трудные путешествия в далекие и незнакомые места, где им предстояло заново устраивать свою жизнь. Помимо прямого ущерба, который переселения опричных лет принесли жизни и здоровью такого количества людей, они имели ряд последствий иного рода. Некоторые из этих последствий можно считать результатом сознательной политики власти, другие оказались явно непредвиденными и нежелательными.
Отобранные у не взятых в опричнину землевладельцев земли — родовые вотчины — становились собственностью государя, который раздавал их своим опричникам уже как условные владения — поместья. Не случайно составители писцовых наказов первой половины XVII века предписывали писцам следить за тем, чтобы «которые вотчины у вотчинников иманы в опричнину и раздаваны были в поместья», не захватывались опять прежними хозяевами.
Новые поместья получали на новых местах и перемещенные туда дети боярские. Если царь даже и желал лишить некоторые группы дворянства родовой собственности, то ни он, ни его советники вовсе не собирались лишать земских детей боярских земли и крестьян. Это значило бы в разгар большой и тяжелой войны лишиться главной военной силы — дворянского ополчения. Поэтому государственная власть специально занималась устройством детей боярских на новых местах. Так как опричники, судя по всему, наделялись землей по повышенным нормам, то тех поместий, которые они оставляли, переходя на земли царского «удела», явно не хватало для наделения всех высланных. Поэтому для наделения детей боярских стали использоваться государственные «черные» земли. Так, в Каширском уезде раздавались «черные» земли детям боярским, выселенным из Суздаля, костромичам раздавались «черные» земли во Владимирском и Ярославском уездах. Для расширения фонда земель, пригодных для испомещения, власть не останавливалась перед тем, чтобы наложить руку и на родовую собственность тех детей боярских, которые продолжали жить в «земских» уездах и которых опричные переселения как будто никак не затрагивали. Так, в 1567/68 году в Рязанский уезд был послан писец Степан Иванович Колединский, который «отписал» у местных вотчинников половину их земель и роздал их в поместья «иных городов веденцом», то есть переселенцам. Власть явно заботилась о том, чтобы дети боярские были наделены поместьями и могли нести службу.


Edited at 2012-10-09 02:29 am (UTC)
farnabazsatrap
Oct. 9th, 2012 02:28 am (UTC)
О казанской ссылке как причине упадка армии(2)
Что касается отобранных у переселенцев вотчин, то здесь положение выглядело иначе. По букве царских указов за такие вотчины полагалась компенсация. Известен целый ряд случаев, когда сын боярский получал новую вотчину взамен утраченной. Но государство об этом не заботилось, компенсация не предоставлялась механически, ее поиск был делом самого владельца. Костромичи, уже устроившиеся в новых поместьях, все еще выражали надежду, что царь «в прииск где против тое вотчины пожалует нас». В другом документе переселенцы упоминали, что царь «велел против тое вотчины в ыных городех дати, где приищем».Все это, конечно, не было случайностью. Проводя такие масштабные переселения детей боярских, правительство явно ставило своей, может быть, дополнительной, но важной целью уменьшение удельного веса вотчинных родовых и увеличение удельного веса поместных земель, верховная собственность на которые принадлежала государству. Раздачи «черных» земель помещикам ясно показывают, что царь вовсе не собирался лишить свое дворянство земли и крестьян, но он хотел, чтобы на этих землях сидели послушные исполнители его воли, а такого послушания и повиновения было гораздо больше оснований ожидать не от владельца старинной родовой собственности, а от помещика, который легко мог лишиться своего владения за любую служебную провинность.
Вместе с тем то беззастенчивое обращение с наследственной родовой собственностью, которое все более энергично позволяла себе власть в годы опричнины, привело к созданию у детей боярских — вотчинников общего ощущения нестабильности и необеспеченности. Люди стали задумываться над поисками каких-то гарантий, которые исключали бы угрозу внезапной утраты всего родового достояния. В России опричного времени такой единственной гарантией казался монастырь — обиталище царских богомольцев, на достояние которых благочестивый царь не покушался. Отсюда желание все большего количества людей найти в одной из этих обителей приют и защиту. Люди передавали монастырю свои земли, а взамен либо получали право пожизненно пользоваться своей бывшей землей и доходами с нее, либо, постригшись в монахи, находили себе приют в стенах обители. Со второй половины 60-х годов XVI века владения монастырей стали быстро расти за счет родовых владений бояр и детей боярских. Это было явно непредвиденным и нежелательным последствием перемен. Царь и его советники, занятые другими делами, не обращали серьезного внимания на происходящее, и лишь в конце своего правления Иван IV стал принимать меры против роста владений церкви.
Все эти перемещения имели еще один важный объективный результат. Как уже неоднократно говорилось на страницах этой книги, основу вооруженных сил государства составляло дворянское ополчение. Оно формировалось из отдельных отрядов — так называемых «сотен», в которых объединялись дети боярские того или иного уезда. Боеспособность ополчения напрямую была связана со сплоченностью и организованностью входивших в его состав отрядов. В свою очередь, эта сплоченность достигалась благодаря существованию разнообразных связей между детьми боярскими уезда, практике совместной длительной службы. После опричных переселений привычные связи оказались нарушенными. В составе дворянских «сотен» теперь часто служили вместе люди незнакомые и раньше друг с другом никак не связанные. Все это не могло не сказаться отрицательным образом на боеспособности армии. Как представляется, царь и его советники (некоторые из них, как, например, Алексей Данилович Басманов, были опытными военачальниками) не могли не видеть этих отрицательных последствий своих действий. Но для них было более существенно, что уездная дворянская корпорация, утратив свое традиционное единство, становилась неспособной противостоять политике власти и предъявлять ей какие-то требования, как это произошло в 1566 году."

Edited at 2012-10-09 02:30 am (UTC)
thor_2006
Oct. 9th, 2012 04:49 am (UTC)
Re: О казанской ссылке как причине упадка армии(2)
О боеспособности - опять таки о Молодях. Здесь опричные и земские сотни были перемешаны в одних и тех же полках, командовали ими воеводы опричные и земские (в одном и том же полку один воевода был опричный, другой земский). Дивей-мурзу, кстати, взял в плен опричник Темир Алалыкин из суздальского "города" (значит, его "сотня" атаковала, и успешно, свиту мурзы, а это лучшие татаровя, не погонщики-кумысники, а отборные воины.). Финальный удар - опричник Хворостинин атакует из города, земский Воротынский совершает тулгаму, они четко взаимодействуют. И где здесь нарушенное взаимодействие и отсутствие сплоченности сотен?
См : - farnabazsatrap - Oct. 9th, 2012 01:19 pm (UTC) - Expand
(Продолжение) - farnabazsatrap - Oct. 9th, 2012 01:20 pm (UTC) - Expand
Продолжение - farnabazsatrap - Oct. 9th, 2012 01:21 pm (UTC) - Expand
Продолжение - farnabazsatrap - Oct. 9th, 2012 01:22 pm (UTC) - Expand
Окончание - farnabazsatrap - Oct. 9th, 2012 01:22 pm (UTC) - Expand
farnabazsatrap
Oct. 9th, 2012 02:36 am (UTC)
Социальные барьеры нисколько не рухнули-
"в итоге террора социальные барьеры таки рухнули и система назначений в какой-то степенивошла в резонанс с принципом личных заслуг и качеств"

-на место казненного аристократа ставился другой, из того же очень
узекого слоя, даже не из отличившихся знатных дворян, не говоря о худородных.Какие там социальные лифты !
Оснований утверждать, что этот заместитель был способнее предшественника, нет, напротив, тяжелейшие военные поражения показали обратное.

"как на втором этапе Ливонской кампании, - со всей Европой"

О "всей Европе" говорить не приходится.
Основные поражения были понесены от войск Речи Посполитой.
В отношениях с Данией, вассальным королём Магнусом , Швецией
Иван IV допустил грубейшие ошибки, поступая не как дипломат, а
как одуревший от собственной безнаказанности барин.
Удивляться этому не приходится-он зверски казнил опытнейшего главу внешнеполитического ведомства Висковатого, просившего царя прекратить казни.


Что до эпитетов, которыми Володихин наградил воевод, то он их раскрывал в своих очерках.

Edited at 2012-10-09 03:20 am (UTC)
farnabazsatrap
Oct. 9th, 2012 03:39 am (UTC)
Л.Р., у меня к Вам вопрос-Вы ссылаетесь на Скрынникова,
"Факт наличия заговора подтверждает и Генрих Штаден, и летописи, и даже, мягко говоря, не симпатизирующий Ивану, но компетентный Руслан Скрынников ничуть не сомневается ни в самом факте, ни в связях с Вильней, ни в причастности конюшего"

Но Скрынников пишет совсем обратное-ни в каком заговоре Фёдоров не был повинен :
"Планы вооруженного мятежа в земщине были разработаны в мельчайших деталях. Но исход литовской интриги полностью зависел от успеха тайных переговоров с конюшим. Согласится ли опальный воевода использовать весь свой громадный авторитет для того, чтобы привлечь к заговору других руководителей земщины, или откажется принять участие в затеянной авантюре и выдаст лазутчика властям — этим определялись дальнейшие события. Воевода пограничной крепости мог без труда бежать в Литву, куда его настойчиво звал король. Но он не пожелал последовать примеру Курбского и, по-видимому, сам выдал царю лазутчика. Узнав о поимке шпиона, Грозный выехал из Вологды в столицу и занялся «розыском измены». Следствие обнаружило отсутствие каких бы то ни было серьезных оснований для обвинения земских бояр в государственной измене"

Далее,Скрынников прямо объясняет обвинения против Фёдорова
разговорами о престолонаследии, порождёнными заявлениями Ивашки об уходе в монахи :

"По Штадену, недовольные намеревались посадить на трон князя Владимира Андреевича. Шлихтинг утверждал, что бояре заключили договор с целью выдачи Ивана IV королю. Подробности насчет того, что Старицкий, Бельский и Мстиславский посетили Федорова и взяли у него списки заговорщиков, относятся, по-видимому, к области вымыслов. Названные лица находились в разных местах.

Неофициальная летопись земского происхождения сообщала иную версию. Ее авторы в отличие от опричников утверждали, что форменного заговора в земщине не было, что вина земцев сводилась к неосторожным разговорам: недовольные земские люди «уклонялись» в сторону князя Владимира Андреевича, лихие люди выдали их речи царю и недовольные «по грехом словесы своими, погибоша».

Выяснить, где кончались крамольные речи и начинался подлинный заговор, никогда не удастся. Историк в состоянии воссоздать ход событий лишь предположительно. Недовольные исчерпали легальные возможности борьбы с опричниной. Преследования убедили их, что царь не намерен отменить опричный режим. Тогда они втайне стали обсуждать вопрос о замене Грозного на троне. Рано или поздно противники царя должны были посвятить в свои планы единственного претендента, обладавшего законными правами на трон, князя Владимира Андреевича. Последний, оказавшись в двусмысленном положении, попытался спастись.

Иван IV тщательно готовился к военной кампании, которая должна была решить судьбу Ливонии. Появление крупной неприятельской армии у него на фланге расстроило все планы. Донос Старицкого окончательно осложнил ситуацию.

Во время похода в Ливонию князь передал царю разговоры, которые вели в его присутствии недовольные бояре. Царь увидел в его словах непосредственную для себя угрозу, начало боярской крамолы, которой он боялся и давно ждал. Вероятно, показания князя Владимира не отличались большой определенностью и не могли служить достаточным основанием для обвинения Челяднина. Популярность конюшего в думе и в столице была очень велика, и Иван решился отдать приказ о его казни только через год после «раскрытия» заговора"


а список "заговорщиков"-состряпанным палачами, на Пыточном дворе.

"По свидетельству Шлихтинга, князь Владимир помог опричникам заполучить список участников заговора якобы из рук самого Федорова-Челяднина. Более вероятно, что список был составлен на Пыточном дворе в опричнине. В ходе начавшегося розыска опричники взыскали с конюшего огромную денежную контрибуцию и сослали его в Коломну. Многие его «сообщники» были тотчас же казнены. Начался трехлетний период кровавого опричного террора"


"..напоминало мятеж. В связи с чем, всех тут же взяли под стражу. Правда, через пару недель 255 человек выпустили, «не сыскав вины», а 50 самых активных крикунов высекли на торгу, и опять-таки отпустили"

Да нет, тех, кого признали заводчиками, казнили.


Edited at 2012-10-09 05:18 am (UTC)
eyeofevil
Oct. 9th, 2012 03:41 am (UTC)
Отличная статья, уже давно жду её (полтора часа как, с тех момента прочтения третьей части). Ожидаю продолжения.
danieldefo
Oct. 9th, 2012 04:32 am (UTC)
Как Вы ни стараетесь, ЛР, быть адвокатом дъявола, картинка, описанная Вами все равно рисует полоумного маньяка, садиста и беспредельщика. А ведь скинь аристократы этого придурка-садиста, возможно московские нравы приблизились бы к виленским.
thor_2006
Oct. 9th, 2012 04:55 am (UTC)
Боярство именно к этому и стремилось. И в Смуту оно показало, к чему может привести их стремление к неограниченной свободе на манер польской или литовской.
А насчет садизма - шляхта мелкая, польская и литовская, не иначе как из чувства мазохизма приглашали Ивана на трон после Сигизмунда... Нам то, конечно, виднее, кем был Иван, чем им...
(no subject) - danieldefo - Oct. 9th, 2012 04:59 am (UTC) - Expand
(no subject) - thor_2006 - Oct. 9th, 2012 05:13 am (UTC) - Expand
(no subject) - danieldefo - Oct. 9th, 2012 05:40 am (UTC) - Expand
Берега чует. - ornitolod - Oct. 9th, 2012 07:33 am (UTC) - Expand
Re: Берега чует. - zakladom - Oct. 9th, 2012 08:27 am (UTC) - Expand
Сами езжайте - mamlas - Oct. 9th, 2012 07:48 am (UTC) - Expand
Так я знаю. - farnabazsatrap - Oct. 9th, 2012 04:12 pm (UTC) - Expand
Образованец-русофоб — - mamlas - Oct. 9th, 2012 07:44 pm (UTC) - Expand
Нет фантазии словесной. - mamlas - Oct. 9th, 2012 09:20 pm (UTC) - Expand
Любых. - farnabazsatrap - Oct. 9th, 2012 06:08 am (UTC) - Expand
(no subject) - mamlas - Oct. 9th, 2012 08:03 am (UTC) - Expand
Наверное не стоит. - ornitolod - Oct. 9th, 2012 08:34 am (UTC) - Expand
(no subject) - mamlas - Oct. 9th, 2012 08:44 am (UTC) - Expand
Вы заливаете - mamlas - Oct. 9th, 2012 08:18 am (UTC) - Expand
Re: Вы заливаете - danieldefo - Oct. 9th, 2012 08:27 am (UTC) - Expand
(no subject) - mamlas - Oct. 9th, 2012 11:41 am (UTC) - Expand
Re: Вы заливаете - zarathustrarus - Oct. 9th, 2012 01:20 pm (UTC) - Expand
Re: Вы заливаете - danieldefo - Oct. 9th, 2012 01:22 pm (UTC) - Expand
Re: Вы заливаете - zarathustrarus - Oct. 9th, 2012 01:35 pm (UTC) - Expand
Re: Вы заливаете - danieldefo - Oct. 9th, 2012 02:03 pm (UTC) - Expand
Re: Вы заливаете - zarathustrarus - Oct. 9th, 2012 03:40 pm (UTC) - Expand
Re: Вы заливаете - danieldefo - Oct. 9th, 2012 04:35 pm (UTC) - Expand
Re: Вы заливаете - zarathustrarus - Oct. 9th, 2012 06:10 pm (UTC) - Expand
Re: Вы заливаете - danieldefo - Oct. 9th, 2012 06:16 pm (UTC) - Expand
(no subject) - mamlas - Oct. 9th, 2012 08:42 am (UTC) - Expand
Стоглавый собор - svis - Oct. 9th, 2012 09:11 am (UTC) - Expand
Re: Стоглавый собор - svis - Oct. 9th, 2012 09:14 am (UTC) - Expand
Re: Стоглавый собор - svis - Oct. 9th, 2012 09:32 am (UTC) - Expand
чья-бы корова мычала :) - govorilkin - Oct. 9th, 2012 07:48 pm (UTC) - Expand
Re: Стоглавый собор - mamlas - Oct. 9th, 2012 09:34 am (UTC) - Expand
Re: Стоглавый собор - svis - Oct. 9th, 2012 09:50 am (UTC) - Expand
(no subject) - mamlas - Oct. 9th, 2012 10:05 am (UTC) - Expand
(no subject) - svis - Oct. 9th, 2012 10:56 am (UTC) - Expand
(no subject) - mamlas - Oct. 9th, 2012 11:13 am (UTC) - Expand
История всегда права - svis - Oct. 9th, 2012 11:33 am (UTC) - Expand
(no subject) - mamlas - Oct. 9th, 2012 12:21 pm (UTC) - Expand
(no subject) - govorilkin - Oct. 9th, 2012 07:52 pm (UTC) - Expand
ПроЭкт - radson11 - Oct. 9th, 2012 08:19 am (UTC) - Expand
Re: ПроЭкт - danieldefo - Oct. 9th, 2012 08:54 am (UTC) - Expand
Помечтаем. - ornitolod - Oct. 9th, 2012 09:14 am (UTC) - Expand
Re: Помечтаем. - danieldefo - Oct. 9th, 2012 10:12 am (UTC) - Expand
Ермак Тимофеич - ornitolod - Oct. 9th, 2012 11:07 am (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - danieldefo - Oct. 9th, 2012 11:31 am (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - ornitolod - Oct. 9th, 2012 11:41 am (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - danieldefo - Oct. 9th, 2012 11:45 am (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - ornitolod - Oct. 9th, 2012 11:57 am (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - danieldefo - Oct. 9th, 2012 12:36 pm (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - ornitolod - Oct. 9th, 2012 12:58 pm (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - danieldefo - Oct. 9th, 2012 01:20 pm (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - ornitolod - Oct. 9th, 2012 01:25 pm (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - danieldefo - Oct. 9th, 2012 01:34 pm (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - ornitolod - Oct. 9th, 2012 01:43 pm (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - danieldefo - Oct. 9th, 2012 02:08 pm (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - ornitolod - Oct. 9th, 2012 02:18 pm (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - danieldefo - Oct. 9th, 2012 02:30 pm (UTC) - Expand
Re: Ермак Тимофеич - ornitolod - Oct. 9th, 2012 03:24 pm (UTC) - Expand
Re: ПроЭкт - radson11 - Oct. 9th, 2012 09:22 am (UTC) - Expand
Re: ПроЭкт - danieldefo - Oct. 9th, 2012 10:20 am (UTC) - Expand
(no subject) - dao40k - Oct. 9th, 2012 08:06 am (UTC) - Expand
(no subject) - danieldefo - Oct. 9th, 2012 08:21 am (UTC) - Expand
(no subject) - dao40k - Oct. 9th, 2012 12:25 pm (UTC) - Expand
(no subject) - danieldefo - Oct. 9th, 2012 12:43 pm (UTC) - Expand
(no subject) - dao40k - Oct. 9th, 2012 01:38 pm (UTC) - Expand
livejournal
Oct. 9th, 2012 05:07 am (UTC)
ИВАНОВЫ ГОДЫ (4)
Пользователь botic_yellow сослался на вашу запись в записи «ИВАНОВЫ ГОДЫ (4)» в контексте: [...] Оригинал взят у в ИВАНОВЫ ГОДЫ (4) [...]
mamlas
Oct. 9th, 2012 05:07 am (UTC)
С каких это пор наказания за измену стали именоваться террором и репрессиями?

Спасибо-4!
farnabazsatrap
Oct. 9th, 2012 06:09 am (UTC)
Всегда, когда измену сочиняет палач.
.
yadocent
Oct. 9th, 2012 05:16 am (UTC)
Ах, какой добрый царь! За подачу законной челобитной на законном соборе всего-навсего посадил в тюрьму три сотни челобитчиков, выпорол полсотни да казнил троих.
А Старицкого, который выдал ему заговор, как добродушно казнил!
И какие непрошибаемо аргументированные основания - неведомые никому "дополнительные материалы следствия с чем-то этаким" ! Цитат-ссылок, ессна, нету, предлагается верить на слово.
danieldefo
Oct. 9th, 2012 05:44 am (UTC)
+1

Миляга, поэт и незаурядный государственный деятель - наш Иван то.
(no subject) - svis - Oct. 9th, 2012 06:19 am (UTC) - Expand
svis
Oct. 9th, 2012 06:38 am (UTC)
О Скрынникове
...мягко говоря, не симпатизирующий Ивану, но компетентный Руслан Скрынников ничуть не сомневается..

Для хорошего историка, личные симпатии-антипатии дело второе, а для Скрынникова, к тому же, времена Ивана Грозного - специализация и десятки лет в архивах.

Если, что то личное и можно заметить у Скрынникова, так это, ИМХО, сострадание.Несчастный царь, несчастные подданные, государство на пороге Катастрофы. А как все хорошо начиналось..

По опричине - Скрынников не очень доверял Шлихтингу, Штадену и тем более Гваниньи. Первому и последнему Баторий платил золотом за рассказы о Грозном. Второй вообще хрен знает кто - проходимец. Но других источников по опричному времени очень мало - летописание на Руси прервалось в те годы, опричный архив уничтожен, следы зачищены..

За неимением другого приходится читать Шлихтинга.
ctrl_points
Oct. 9th, 2012 08:57 am (UTC)
Re: О Скрынникове
===приходится читать Шлихтинга.===

...и верить, как очевидцу. Раз уж остальных-то зачистили.
И еще верить в то, что те, кто чистил и уничтожал, оставили указнных нетронутыми не потому, что их версия сильнее нравилась, а потому что была объективнее.
Re: О Скрынникове - svis - Oct. 9th, 2012 09:24 am (UTC) - Expand
Re: О Скрынникове - ctrl_points - Oct. 13th, 2012 02:05 pm (UTC) - Expand
Re: О Скрынникове - maedros78 - Oct. 9th, 2012 01:40 pm (UTC) - Expand
Re: О Скрынникове - svis - Oct. 9th, 2012 03:41 pm (UTC) - Expand
Re: О Скрынникове - maedros78 - Oct. 10th, 2012 11:26 am (UTC) - Expand
ray_idaho
Oct. 9th, 2012 07:01 am (UTC)
читать интересно, были ли в Европе люди масштаба Ивана IV?
fvl1_01
Oct. 10th, 2012 07:20 am (UTC)
>читать интересно, были ли в Европе люди масштаба Ивана IV?

Были как не быть - и оклеветали их в истории почти в той же препорции :-)

Примеры - Екатерина Медичи скажем, или Филипп II Что забавно - пропагандистких заказух про них понаписано не меньше. Одна агитка де Костера века пережила

carriers00
Oct. 9th, 2012 08:44 am (UTC)
Значит Грозный,оклеветан типа как Сталин. Хорошо переписали "реестр" людям. Даже по постам здесь видно. Но не всем. Спасибо.
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 276 comments — Leave a comment )

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner