?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О ЖАРКОМ



В одной из дискуссий по поводу сегодняшнего приговора был затронута тема сжигания людей заживо. Нет, никто не требовал жечь Толокно, вот еще газ святой на нее тратить, возник вопрос о сравнении католического правоприменения и православного. Действительно, есть мнение, что костры во имя веры на Руси и в Московском государстве не жгли, как это было в Европе. Это не совсем так...

Уважаемый mikus72 попросил прокомментировать.
Охотно. Тем паче, что интересно, а глядишь, кому-то и пригодится...


Начнем с того, что казнь огнем в Европе до начала "классического средневековья", в общем, не практиковалась. То есть, в варварские времена, по "германским правдам", сжигали, но, в основном, предателей или вражеских вождей, причем в этом случае "огненная дверь" считалась почетом, оказываемым храброму и уважаемому врагу, а в Византии сожжению подлежали лидеры мятежников и заговорщиков. Разнообразных же ведьм, колдунов и прочий хоррор долгое время не преследовали вообще, более того, Папы неоднократно издавали указы, категорически запрещающие в оную мистику верить под страхом отлучения от церкви.

Меняться ситуация начала примерно под конец XII века (или чуть раньше), когда в Западной Европе появились первые "гнезда" катаров, ответвления практически изничтоженных в Византии дуалистов-богумилов. Вот тогда-то появился Св. Доминик, тогда возникла Инквизиция, - но следует иметь в виду, что отцы-инквизиторы вовсе не были теми мрачными, только и вынюхивавшими, кого бы сжечь, уродами, какими их принято предствавлять. Они реально стремились отделять зерна от плевел, а плевелы долго (и в первые века без пыток) переубеждали, что было по тем времнам и важно, и очень актуально (вопрос спасения души был вопросом первостепенным). Позже, по мере появления спиритуалов и всяких прото-протестантских ересей, вплоть до гусизма, появились и пыточные наборы, и костры заполыхали вовсю.

Но все-таки, и это важно отметить, папская инквизиция стремилась решать вопросы по-мягкому. Лень искать цифры (они есть, кто захочет, найдет), но общее число посланных на костер Святым Престолом до Реформации едва ли достигало 10 тысяч, - включая и катаров, и участников "апостолических" мятежей типа Дольчино. Затем, - с явлением Лютера и вспышкой сектанства, - конечно, понеслась душа в рай, и счет поднялся на порядок. Но следует учесть, что протестанты в этом смысле отличались еще большей жестокостью, и если у бедолаги, попавшего в руки римских инквизиторов были немалые шансы выйти из застенков живым и относительно целым, то лютеранские "ведовские процессы" губили народ слоями, опустошая целые города, а причиной для костра могло (в отличие от католических судилищ) стать все, что угодно, от неуместной шутки  до обычной женской красоты.

Мягче протестантских патеров была аже испанская (не путать с папской, которой она не подчинялась) Инквизиция, - печально известная Супрема, - по сути своей бывшая органом не столько церковным, сколько государственным, и отвечавшая, соответственно, за государственную (в том числе, идеологическую, - в те времена это не разделалось) безопасность. Вот она, да, жгла только так. И на Пиренеях, и в испанских тогда Нидерландах. Но, опять-таки, необходимо учесть, что жгла с разбором. Скажем, "открытые" иноверцы, евреи и мусульмане, под ее юрисдикцию не попадали никак и на кострах не горели, - зато очень суровы были следствия и наказания по факту вероотступничества, особенно, скрытого (когда марраны и мориски, формально, преференций и государственной службы ради приняв христианство, втайне исповедовали веру отцов).

Тут горели все, в том числе, и "подстрекатели", и, что важно, у казалось бы, совершенно идеологических репрессий была серьезная политическая подоплека: евреи в Испании считались (и вполне справедливо) потенциальной "пятой колонной" Османов и марокканских Маринидов. В исламских странах им жилось куда легче, чем в Испании, и они, - о маврах и речи нет, - естественно, соответственно, симпатизировали Полумесяцу. В связи с чем, каждый изобличенные "ложный христианин" по определению рассматривался как законспирировавшийся враг Католического Престола, проникший в армию или госаппарат. С соответствующими оргвыводами. То же самое и в Нидерландах: мало того, что там имел место натуральный сепаратистский мятеж с целью оторвать от Испании ее самые богатые земли, так еще и раскручивался этот бунт основными внешними врагами Короны, французскими гугенотами и Англией.

Иными словами, хотя жертв Супремы былои меньше, чем на совести протестантов, но все равно  чудовищно много (иные утверждают, до миллиона), однако "бессмысленной жестокостью" эти казни их не назовешь: государственная безопасность дело суровое, а Средние Века толерантностью не грешили. И, конечно, важно иметь в виду, что основной источник нашего подсознательного отношения к Супреме, - "Тиль Уленшпигель" с его "Пепел Клааса стучит в мое сердце" и Филиппом, мучащим кошек, - написан бельгийским патриотом, к средневековой Испании относившимся, как евреи к Третьему Рейху, да еще и на основе народных памфлетов эпохи "гёзов", аналогичных изображению, скажем, "кровососа Каддафи" в "бенгазийской" и прочей "цивилизованной" прессе.

Что до России, то она, как и сказано в исходном материале, исключением не была. Жгли людишек на Руси, чего уж там. Вот только в количественном выражении никакие сравнения невозможны. "Огнепальные действа" были для русских такой диковинкой, что неукоснительно отражались в летописях, и на весь период Руси Киевской и пост-Киевской число сожженных не превысило десятка-другого "волхвов". Да сожгли еще галицкие бояре, "аки ведьму", некую Настуся, любимую женщина Ярослава Осмомысла, но там церковь была вообще не при делах. Как, в основном, и кострища в конце эпохи Ивана III, когда не понять было, кто еретик, а кто по уши в заговоре.

Вот в эпоху раскола, да, стало куда круче.  Однако и в тот период к костру приговорили не более двух-трех сотен активистов. Причем, далеко не всегда "за веру" (сам Аввакум, как известно, погорел "за великие на царский дом хулы", то есть, по серьезнейшей политической статье, аналогично той, по которой в старой доброй Англии живьем потрошили и четвертовали). А уж позже, чтобы сгореть, отступнику и вовсе надо было очень уж замараться в уголовке (подвиги лихого башкира-рецидивиста в исходном тексте описаны изрядно, а капитан Возницын заработал костер не столько переходом в иудаизм, сколько "матерной хулой лаясь" в адрес императрицы).

В целом же, сравнивая в этом смысле Запад с Востоком, остается констатировать: на "ауто-да-фе" за весь период истории России , - по самому максимуму, - погибла  едва ли тысяча человек, что меньше показателей "культурного мира", - по самому минимуму, - на три порядка. В связи с чем, в в очередной раз повторю многажды сказанное: Россия, от начала своего и до нынешних дней, была обычной державой, такой же, как и все, с такими же тараканами в извилинах и скелетами в шкафах, - но про всем том, во всех случаях, хоть немного гуманнее, порядочнее и чище. Иные говорят, "Богоноснее", но я, будучи агностиком, такой терминологии не приемлю...

Comments

mikuli_shna
Aug. 22nd, 2012 07:26 am (UTC)
Но может дело тут не в доброте, а в слабости?
Вам, либералам, не угодишь: сжигала - жестокая, скажете, не сжигала - слабая! Определитесь уж, чего хотите. Или признайтесь хотя бы сами себе, что Россию ненавидите в любых проявлениях.
А насчет приятного прочтения, то давайте я вам ссылочку подкину (обсуждалось не раз, но, может, вы пропустили):
Сравнительная история зверств Запада и России
Можно и в ругих местах найти. Копий по сети гуляет много.
n0uck
Aug. 22nd, 2012 08:48 am (UTC)
Re: Но может дело тут не в доброте, а в слабости?
Отвечать на выпады шизофреников разумными доводами не стану... ШИЗУЙТЕ ДАЛЬШЕ.
chaos218
Aug. 23rd, 2012 04:29 am (UTC)
Я так понимаю, шизофреник с расщепленным сознанием обвиняет других в шизофрении. Однако это посильнее Фауста Гете.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner