ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Categories:

ЦЕНУ ЖИЗНИ СПРОСИ У МЕРТВЫХ



Не знаю, с какой стати пришла в голову мысль вытащить из закромов рассказик, давно уже написанный и немногими, кому следовало, прочитанный, а для многих и не предназначавшийся, но раз такая, вчера еще невозможная мысль пришла, стало быть, пришло и время. Тем паче, что все началось ровно четыре года назад, в 18 часов 07 минут 4 марта 2008 года, у входа в жэдэвокзал Женевы.

Правда, до того было еще 65 дней, и после было 392 дня, вместившие в себя много всякого, пока не стало ясно, что от выбора никуда не деться. От выбора, максимально логичного, взвешенного, с учетом всех "за", всех "против" и, глядя правде в глаза, единственным рациональным, наилучшим для всех, вариантом решения.

А совсем-совсем потом, - еще 171 день, 15 часов и 11 минут спустя, когда все стало безысходно nimmermehr, - пришло то самое. Посидело рядом, чем могла подсобило, и ушло. Но обещало вернуться...

КОНСУЛЬТАНТ

Октябрь. Туман. Золото листвы (ну да, банально, но что ж поделать, если так и есть?!) тяжелое и тусклое, как настоящее золото. Мелкий дождь. Пока еще теплый, но быстрый, осенний - хлещет в лицо наотмашь. Дерется, сволочь. Сена вся в мурашках, как крокодилья шкура. В кафе – ни местечка. Зато набережная пуста, хоть шаром покати. Да плевать! Что там дождь в Париже, пусть хоть буран на Аляске. Неважно.

Двое бегут, держась за руки, ветер обшвыривает швыряет двоих горстями мокрых колючих конфетти, туман затягивает паутинкой. Две смутных тени в дымке: одна – легкая, совсем маленькая, вторая большая, громоздкая.
Два смеха.
Две судьбы.
Или одна?
Он не знает…

- Помнишь Женеву?
- Не-а. Не помню…
- Издеваешься?
- Угу…
- Знала бы ты, как я тогда боялся…
- Боялся? Ты?
- Угу…
- Издеваешься?
В синеве прыгают зеленые чертики…
- Нет. Я в самом деле боялся. Очень.
- А сейчас?
- Сейчас нет.
- Правильно…
Она не шутит.
Нечего бояться. Уже нечего.
Потому что – одна судьба.
Она так решила.

***

Октябрь в Париже.
Ноябрь в Каире.
Декабрь и январь в Сиднее.
- Man, я соскучилась по снегу…
- Понял.

***

Февраль.
Тбилиси.
Снег.
- Ты рада?
- Natürlich.
- Also, beglückwünsche ich dir, mein Glück. Sei glücklich, bitte...
- Прекрати! Если ты считаешь это немецким…
- Уже прекратил. Но все-таки, что тебе подарить?
- Ничего. Ты уже подарил мне целый Тбилиси. Но… - тревожные серебристые лучики в синеве, - все-таки, кто же ты?
- Я это я, незай. Но это не важно. Важно, что ты – это ты.
Серебристые лучики никак не угасают.
- Иногда я боюсь. За тебя. За нас. Мне кажется…
- Перестань, роднуська. Ну посмотри на меня, в самом-то деле – я же толстый и лысый. Самый-самый обыкновенный. Разве такие занимаются чем-то страшным? Я не граблю, не убиваю, не сводничаю, не торгую дурью. Я просто консультант. Я так работаю, понимаешь? И, как видишь, использую служебное положение, чтобы возить с собой тебя.
Смеется. Господи, как она смеется…
- Тебя выгонят.
- Меня? – он выпячивает подбородок и оттопыривает губу. - Никогда!

***

Март в Будапеште.
Апрель в Йоханнесбурге.
Только не задавай вопросы, незайка. Я, сама знаешь,  не умею не отвечать тебе, я рано или поздно скажу – и что тогда? Я ведь, правда, не граблю, не убиваю, не сводничаю, не торгую наркотой.
Нет. Не так.
Не граблю, не сводничаю и не торгую. В этом не сомневайся.

***

Май. Иерусалим.
Полдень.
Бронированный Mers, пять бультерьеров с рациями, четыре метра от дверей до дверцы...
...и на все про все – меньше трех секунд.
Непросто.
Но, с другой стороны, - бразильская техника, немецкая оптика.
И почти три секунды.
Ничего личного. Не мы такие, жизнь такая…
Солнечный блик на лысине.
Рутина…

***

Тель-Авив.
Три пополудни.
- Вы уникальный специалист. Алексу крупно повезло.
- ?
- Простите. Итак. Гонорар за консультацию уже переведен. Десять процентов, как просили, кэшем. Считать будем?
- Зачем?

Он шел к лифту, улыбаясь.
Для тебя, маленькая. Все для тебя.
Ты ведь в курсе...

***

Июнь. Рейкьявик.
В желтых, с искоркой глазах Бьёрна – завистливое недоумение.
- Слушай, парень, да ты светишься... Что случилось? Получил наследство?
- ...
- Или бабу нашел?
- Заткнись.
- Вот так, да?
- Да. Так.
- Э-э, парень, - Бьёрн кривит губу, на глазах теряя интерес. - Пиши завещание.
Он приподнял бровь.
Но Бьёрн уже идет к выходу.
Вразвалочку.
Не оборачиваясь.

***

Номер чист.
Номер пуст.
Только записка на столике.
«Such’mich nicht. So kann Ich nicht mehr leben. Alle diese Geschenke… Alle diese Städte… Du einfach drehst meinen Kopf in die falsche Richtung! Du benehmst dich, als ob du dich fürchtest um Pause machen! Als ob du dich fürchtest, daß ich meine Meinung ändern kann, als wir mal Pause machen! Als ob ich irgendwas von dir wollte! Aber ich brauche dich! Nur dich!... Warum qwällst du mich so?»

***

Семнадцать минут – это очень много. Если нельзя не успеть.
Он успел.
Он выдернул её уже из салона.
Они стояли на летном поле, здоровенный неуклюжий мужчина и крохотная девчонка. Отец и дочь, скорее всего. Стояли, обнявшись, и смеялись. И плакали. То есть, плакала только она, а у него, как всегда, не получалось.
Потом он оплатил штраф за все сразу, и самолет улетел в Мюнхен.
А они улетели в Пуэрто-Рико.
Или в Гонконг.
Какая разница...

***

В сентябре он впервые промахнулся. Слава Богу, в запасе было аж полторы секунды, так что все получилось.
На следующее утро приехал юрист и оформил завещание.
На всякий случай.
А в октябре – опять Париж.
Мокрый Париж.

***

- Алекс? Проект закрыт.
- Молодец. Месяца на отдых хватит?
- Нет. Я устал, я ухожу.
- Вот так, да?
- Да. Так.
- С какой стати?
- Личные обстоятельства.
- Ясно. Хорошо. Завидую. Претензии?
- Никаких.
- Что ж, удачи. Приятно было с тобой работать.
Гудки.
Алекс пару минут думает, покусывая губу. Затем набирает номер.
- Аслан? Как насчет вечера? Свободен? Прекрасно. Да, я помню, ты не пьешь...

***

Звонок.
- Салам, Дуче.
- Привет, Симба. Какими судьбами?
- Сам понимаешь. Не знаю, что ты натворил, дружище, но...
Пауза.
- Вот так, да?
Пауза.
- Да. Так. Только… У нас не как у вас. Алекс мне никто, а вот ты... Я помню Луанду. Аллах не простит, если забуду. Короче, брат, октябрь догуляй, а в ноябре жду в Питсбурге. Кто выживет, даст знать старикам. Если это будешь ты, Алекс утрется. Он ведь не идиот, переть против старых. Годится?
- Спасибо, брат.
- Иншалла...

***

Рейс 18-29 Рим-Мюнхен.
До посадки 14 минут.
Поле далековато. Даже далеко.
Но – бразильская техника, немецкая оптика…
Руки не дрожат.
Прости, Симба. Прости, брат. Не будет тебе иншаллы. Мне не с руки рисковать. Потому что потому. Но я понимаю все, и я сумею обставить так, чтобы молодняк не хихикал…
А потом я позвоню и скажу, что ты проиграл пари.
Старики поверят.
Они знают: я везучий, и я никогда не лгу.
А если не поверят, сделают вид...

***

Сильвестр.
Сейшелы.
Синева глаз. Синева океана.
- Тебя что, уволили? – смеется она.
- Нет, конечно, я слишком ценный кадр. Просто после проекта с алмазным трафиком (тебе не скучно, милая?) мне предложили повышение, а я попросил вместо этого оставить меня при МИДе. Тоже консультантом. Но работы гораздо меньше - беготни этой всей, суеты, поездок... Правда, платят тоже меньше, но нам ведь хватит, правда?..
- Natürlich.
- Издеваешься?
- Uhu, Herr Konsultant…

***

Господи, девочка, что же ты со мной сделала?..


3 марта 2008 года

Tags: без политики, подсознательное
Subscribe

  • ПОСЛЕДНИЙ ПРЕДЕЛ

    Хорошо, согласен: ролик несколько о другом. Но, по сути, о том же самом. Ибо типология ситуаций одинакова: если тебя назначили виновным,…

  • ДОРОЖНЫЕ СПОРЫ - ПОСЛЕДНЕЕ ДЕЛО...

    Это Райан и Джули Эберли. Голосовали за Байдена. Райан - шериф, Джули могла стать медсестрой, но посвятила себя семье, - шесть детей, две…

  • ВЫНУЖДЕННАЯ ВЕРОЯТНОСТЬ

    Обещал - отвечаю. Данный текст есть реакция на заявление г-на Козака насчет возможного удара бУ по ЛДНР: " Все зависит от того, какой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

  • ПОСЛЕДНИЙ ПРЕДЕЛ

    Хорошо, согласен: ролик несколько о другом. Но, по сути, о том же самом. Ибо типология ситуаций одинакова: если тебя назначили виновным,…

  • ДОРОЖНЫЕ СПОРЫ - ПОСЛЕДНЕЕ ДЕЛО...

    Это Райан и Джули Эберли. Голосовали за Байдена. Райан - шериф, Джули могла стать медсестрой, но посвятила себя семье, - шесть детей, две…

  • ВЫНУЖДЕННАЯ ВЕРОЯТНОСТЬ

    Обещал - отвечаю. Данный текст есть реакция на заявление г-на Козака насчет возможного удара бУ по ЛДНР: " Все зависит от того, какой…