ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Category:

МЕССИЯ ЗАЧИЩАЕТ ДИСК?



Есть люди, для которых научная фантастика значит очень многое. Я их очень ценю и уважаю. Но как бы далеко они ни заходили в своих изысках и поисках, отправной точкой того, что они делают и думают, их ключевыми словами, будут цитаты: «и тогда дон Румата...», «дон Рэба, орёл наш...» и так далее. Им это нравится, они это любят. Я не могу любить такой функционал. Я не очень хорошо знаю нашу научно-фантастическую литературу, но в эстетическом смысле она для меня делится на очень плохую и просто плохую. Очень плохо писал Ефремов и просто плохо писали Стругацкие. Я не могу восхищаться тем, как это сделано. Это — не моё. Я воспитан на другой литературе. Я воспитан на Томасе Манне, Уильяме Фолкнере, высокой русской и западной классике.Все мои корни, все мои личные коды — всё связано с гуманитарными науками: с филологией и литературой, поскольку это мать; и с историей, поскольку это отец. Моё формальное образование здесь не играет главной роли, оно вторично. Я могу от этой точки двигаться к Борхесу, или — уже с трудом — к Честертону. Но я не могу от неё двигаться в сторону братьев Стругацких. Такой путь для меня попросту закрыт. К подобного рода литературе я отношусь с некоторым высокомерием.

В отличие от Сергея Ервандовича, я пришел к Томасу Манну, Уильяму Фолкнеру и высокой (хоть русской, хоть западной) классике, а от нее к Борхесу и - без всякого труда - к Честертону, наощупь, не имея мамы-филолога (война съела мамино будущее), ни папы-историка. Прише своим путем, во многом как раз через фантастику, как бы это ни было удивительно Сергею Ервандовичу. Впрочем, Сергей Ервандович не догма, а руководство к действию, и пока действие перспективно, а руководство адекватно, - как сейчас, - его мнение для меня важно. Но ровно до тех пор, пока Сергей Ервандович не пытается стать догмой...

В принципе, заявлять, что "Ефремов очень плохо писал" давно уже стало дурным тоном, как и положено трюизму. Иван Ефремович не просто плохо писал: он был начисто (не считая "Великой Дуги" и пары-тройки ранних рассказиков) лишен какого-либо литературного таланта. Он был не писателем, а мыслителем. Философом, этиком, социальным прогностиком высочайшего уровня. А что теории свои старался донести до масс, облекая, как ему, видимо, казалось в занимательную форму, - так что ж, человечество знавало примеры и похуже. Хотя бы того же сэра Томаса Мора с его неудобочитаемой "Утопией" или Кампанеллу с "Городом Солнца".  Иван Антонович, по сути, явление того же порядка. Он излагал свою теорию жизни, рассказывая, каким должен быть Идеал. Но Идеал и реальная жизнь несовместимы.А потому, хоть в какой-то степени пытаться поверять наследие Ивана Антоновича мерками художественными означает с самого начала обречь себя на полное непонимание, - чего, видимо, так и не сумел осознать Сергей Ервандович.

Что касается Стругацких... Тут, дорогие френды и не френды, мне говорить трудно. Помимо гоголевской "Шинели", я, - и как литератор, и как человек мыслящий, - вырос из Братьев, и по сей день первая моя реакция на подобные оценки их творчества и их вклада в развитие моего поколения, - то есть, что самое важное, и меня, - вцепиться в глотку. Но Мофаса уже давно не котенок. Мофаса зрит в корень. И, зря, видит, что обвинения, адресованные Братьям, облыжны. Что бы там ни писал "некто Ихлов" ("Поколению молодых реформаторов повезло: у них были книги братьев Стругацких... переделывать косный мир, им трудно быть богом, но приходится... Гайдар, как Румата Эсторский, вывел танки, они ударили по Белому Дому"), он так и не понял, - а вслед за идиотом Ихловым, ничего не понял и ("мир Стругацких начал приспосабливаться под политическую ситуацию, которую надо понять") Сергей Ервандович. Потому что этот самый "вывод танков" был осужден Братьями задолго до того, как слово стало делом. И что дело "молодых реформаторов", фактически уничтоживших Мир Полдня,  было заранее, за много лет до того, жирно перечеркнуто Братьями в "Хищных вещах века", - это Сергеем Ервандовичем тоже, судя по всему не понято. Как не понят и сам "Полдень", суть которого в том, что самое страшное в жизни "Трусить, лгать и нападать". А что название великой книги присвоил ИНСОР, так вины Братьев в этом нет: "инсоровцы" много чего присвоят, если вовремя не дать по рукам.

В общем, я готов разобрать рассуждения Сергея Ервандовича на эту тему потезисно. Если угодно, то и строчка за строчкой. И обсудить их, эти самые рассуждения, с желающими, ежели такие будут, тоже готов. Но, откровенно говоря, прочитав материал, сильно подозреваю, что когда-то, в далекой молодости, Сергей Ервандович, еще не маститый гуру, тоже писал фантастику. А потом, перечитав и сравнив с написанным Братьями, то ли сжег, то ли похоронил в столе, и больше такими глупостями не занимался, относясь "к такого рода литературе с некоторым высокомерием". Однако обиду при этом затаил навсегда...
Tags: без политики, вопросы теории, моя борьба, подсознательное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 444 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →