ЛВ (putnik1) wrote,
ЛВ
putnik1

Пиар: И ВДРУГ




Ждал. Перегнали. Посмотрел.
Класс.
Рекомендую.
Для тех, кому совсем невтерпеж, - вкратце.

Ирак. Кошмар. Американские (!) журналисты (!!) под обстрелом (!!!). Кто-то убит. Кто-то ранен. Басмачи лютуют. Они не воины, они шакалы. Но. Слава Богу, появляется грузинский патруль. Всех спасают и увозят. Почему-то на Ми-24. Жизнь продолжается. Спасенный уже в Америке.

И вдруг.

Звонок из Тбилиси. Типа, у нас горячо, хочешь посмотреть? Ну и. Уже там. Август, то ли 6, то ли 7. С группой коллег, - в том числе Вэл Килмер, - герой едет в Южную Осетию снимать события. Остановка на ночлег  в грузинском селе близ Цхинвали. Там свадьба. Иностранцы, разумеется, приглашены. Жених орел, невеста лань, ее сестра газель, односельчане тоже, как на подбор, утонченные красавцы. В смокингах и чохах «от кутюр». Дамы в вечерних платьях на зависть свадьбе принца Уэльского, украшения и макияж соответствуют. Танцуют все. Балет рвет душу.

И вдруг.

В небе штурмовики. Бомбы градом. Сплошная Ливия. Гостей высекают очередями. Жених гибнет. Невеста с сестрой и отцом вместе с журналистами бегут куда глаза глядят. На дворе почему-то уже не лето, а поздняя осень, и село окружено русскими андроидами. А также звероподобными осетинскими боевиками. Мирное население целенаправленно расстреливается. Это этническая чистка. Хатынь и Сонгми нервно курят в стороне. Хоррор, естественно, прилежно фиксируется на камеру. Работа есть работа.

И вдруг.

Уже почти вырвавшись из кольца, несчастные попадают в плен. Отец невесты тотчас проявляет вшивость и сообщает интервентам, что у американца есть компромат. Все в шоке, но он, гад, наполовину осетин, чему ж удивляться. Обыск. Но чипа с видео нет: оператор успел его заныкать в кусты. Естественно, начинаются пытки. На дворе, к слову, опять пронзительно жаркое лето.

И вдруг.

Те же и грузинский спецназ. Много крови. Журналисты и девушки спасены. Чип тоже. Негодяй наполовину осетин оставлен с интервентами. Честным людям с ним не по пути. Честные люди бегут через кусты. Интервенты за ними. Погоня. Стрельба. Море крови. Несколько героев спецназа и трудно исчислимое количество интервентов мертвы. Невеста тоже. Над ней, молодой и красивой, остается рыдать слишком поздно все осознавший отец. Не все истлело в его душе. Остальные бегут в Гори. Там грузинские войска и опять поздняя осень.

И вдруг.

Приказ из Тбилиси: отступать на защиту столицы. Иностранцев и сестру невесты зовут с собой, но им нельзя. Журналист, связавшись с Америкой по уличному телефону образца 70-х годов, большому, с диском, хочет перегнать на Запад видео с чипа как можно скорее. Чтобы там знали. Но никто не понимает, как это важно. Куда ни зайди, все смотрят Олимпиаду и слушают речь Путина. Чип никого не волнует, а время идет. Много стрельбы. Спецназовцам (они, конечно, не бросили друзей) уже перекрыты пути отхода. В общем, уйти еще можно, но нет. Они дадут бой, даже если этот прекрасный летний день станет для них последним.

И вдруг.

Полет Валькирии. Апокалипсис сейчас. В осеннем небе темно от Ми-24. Море огня. Триполи отдыхает. Гибнут, гибнут иностранные журналисты, в том числе Вэл Килмер. Явление главного негодяя: kasak, весь в тату (кресты, перстни, звезды, купола, погоны и профиль Сталина), похищает сестру невесты и требует у журналиста принести чип (он, естественно, в курсе) к подножию памятника Вождю. Но нет.  Янки - дудль! Спрятав чип в церкви (туда нечисть войти не посмеет), журналист отдает негодяю другой, пустой. Но kasak думает, что его обманули. Он хочет девушку. Он хочет убить героя.

И вдруг.

Выстрел. Подросток-осетин не выдержал такого вероломства. В нем есть что-то человеческое. Мерзавец мертв. Журналист и сестра невесты свободны. Но не совсем. Надо забрать чип из церкви. А там танки. Много. Очень. Со всех сторон. Площадь окружена, дула направлены на последних  защитников города,  мирное население, пожилого священника, а также журналиста с девушкой и чипом. Кранты. Этот летний день станет для несчастных последним. Но главарь местных бандитов останавливает русских. В его душе еще не все совсем безнадежно. Он отпускает всех.

А в Тбилиси, на проспекте Руставели, митинг. Несломленный народ плачет и размахивает флагами, приветствуя Энди Гарсия, - взволнован, при галстуке, - и его коллег из других демократических стран.

Конец фильма.
Tags: без политики, грузия, изящное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 263 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →