?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Отстрелялся. С народом отобщался. Доволен. Через два часа домой, даст Бог, до полуночи буду. Когда вернусь, если не очень устану в пути, коротко отпишусь по самым любопытным ссылкам из присланных, а насчет поездки расскажу чуть позже, когда впечатления устаканятся. Пока же, пользуясь минуткой отдыха, размещаю, наконец, очередную главу о Ла-Плате, и вообще, судя по всему, вернувшись, возьмусь за это плотно, потому что сиюминутности уже ясны, а стало быть, не интересны...

Продолжение. Ссылки на предыдущее
здесь.





Основы плановой политики

Эта глава писалась урывками. Долго, - более двух месяцев, - и тяжко. По многим причинам. Как потому, что психологически сложно переходить от эпической саги последних дней Парагвайской войны к событиям, на первый взгляд, мелким и суетным, так и по той простой причине, что источников и литературы по истории первого десятилетия послевоенного Парагвая исчезающе мало. На русском нет вообще, на английском раз-два, и обчелся, на испанском тоже, - парагвайские историки эту тему не очень любят, - а с португальским я, мягко говоря, не в дружбе. Тем не менее, дорогу осилит идущий.

Начнем, пожалуй, с того, что «политическая и дипломатическая культура Имперской Бразилии была на порядок выше, чем в бывших испанских колониях. Дипломаты и политики Рио де Жанейро были воспитаны в не прерывавшихся традициях европейской школы, и на их фоне даже интеллектуалы Байреса, не говоря уж о Лиме или Мехико, был провинциальными дилетантами». Так полагает Родрик Джереми Барман из Стэнфорда, ведущий исследователь истории Бразильской Империи, и я не считаю возможным с ним спорить, - а самым ярким политиком Империи того времени по праву считался Жозе Мария да Силва Параньос, виконт Рио-Бранко, - друг юности Императора, основатель Консервативной партии, многократный министр (а с 1871 по 1875 и самый успешный премьер-министр Империи). И вот этот-то человек, которому Дом Педру безоглядно и по заслугам доверял, в августе 1870 года положил на стол монарху «Меморандум о положении Парагвая и наших задачах».

Документ не очень пространный, - два с лишним десятка страниц, - а изложено там примерно то, о чем я уже рассказал в заключительной части предыдущей (54-й) главы, так что, повторяться не стану. Просто перечитайте внимательно, освежите в памяти, что есть что и who is who, иначе ничего не поймете. А если коротко, то: детальный анализ послевоенного политического пейзажа с многократным нажимом на тот факт, что объективно выиграла Аргентина, и это, с учетом того факта, что абсолютное большинство нынешних элит настроено проаргентински, а выжившие остатки широких масс Бразилию по понятным причинам ненавидят, создает проблемы. Во всяком случае, пока в Байресе сидят политики типа Сармьенто, заточенные на восстановление контроля Буэнос-Айреса над всей территорией бывшего вице-королевства, то есть, еще лет на пять. Пояснения опустим, указав только, что все они, как показало время, были точны.

И далее, после двадцати двух страниц аргументов, – вывод: Парагвай необходим как буфер. Он должен быть независимым, целостным, максимально стабильным, а главное, видеть в Империи не врага, но (не друга, что вряд ли возможно) гаранта своей независимости, для чего необходимо формировать в Асунсьоне устойчивое, а не ситуативное, как во время войны, имперское лобби и всячески способствовать его приходу к власти. Делая ставку не на бывших эмигрантов, которые оглядываются на Байрес, но на тех, кто прошел войну и лишь в конце ее «сделал разумные выводы, предпочтя Империю». А далее подробная раскладка по кадрам. С характеристиками и рекомендациями.

Президент Сирило Риварола. Формально с ним все в порядке, клянется в верности, следует рекомендациям, но все же доверять нельзя. К рулю, конечно, пришел с нашей помощью, однако очень себе на уме. Властолюбив, ведет секретные переговоры с Байресом, где у него есть немало знакомых. Короче говоря, своего рода «меньшее зло», - но все-таки зло. Как и министр финансов Хуан Баутиста Гилл, его правая рука. Этот, правда, до поры, до времени надежнее, но только потому, что связей в Байресе не имеет, а с эмигрантами на ножах.

К тому же, крайне честолюбив, очень любит деньги, берет не только у нас, но понимает, что иметь дело с нами надежнее, чем с Аргентиной, у которой богатый кадровый выбор. Таким образом, заслуживает поддержки, - но по-настоящему положиться можно только на сеньора Кандидо Баррейро. Этот – наш. Тесно связан с Лондоном, умен, имеет группу поддержки (асунсьонский «Народный клуб» под его полным контролем) и газету, - однако полностью лишен опоры в массах, поскольку не воевал, а среди воевавших считается предателем, из-за которого Лопес не получил броненосцы. Что, кстати, вполне соответствует действительности, но, с точки зрения Империи, говорит в его пользу.

Вот и все. И больше ничего. То есть, какие-то персоналии еще имеются, но они не влиятельны, стало быть, не интересны. Таким образом, подводит итог виконт, наш джокер – пленные генералы Лопеса, прошедшие с ним до конца. Практически все они у нас, и они на родине очень популярны. Их слово очень много значит для ветеранов, а ветераны там почти все мужчины и многие женщины. Да и среди «чистой публики», не связанной с аргентинцами или их марионетками, их уважают. И если убедить их прислушаться к нашим доводам, ситуацию можно изменить коренным образом. Единственная проблема в том, что они нас не любят, но еще больше они не любят «легионеров», справедливо считая их «предателями». Так что, идея не выглядит фантастично, и я, Ваше Величество, прошу разрешения начать работу с генералом Бернардино Кабальеро, их неформальным (да и формальным, поскольку именно его покойный Лопес официально объявил своим преемником) лидером.



Не время для драконов

Разрешение, разумеется, последовало. Дом Педру доверял своему давнему другу и лучшему из министров, не знавшему, что такое неудача, - да и сам был достаточно умен, чтобы, обдумав, признать его правоту. Так что, уже в начале октября состоялась первая встреча виконта с «почетным гостем Империи» (так официально именовались пленные высших чинов). Разумеется, в сугубо неофициальной обстановке, на загородной даче сеньора Параньоса, и не по приказу, но по «дружескому приглашению», - а вот сам разговор записан не был, и нам приходится доверять интуиции профессора Лидии Бесуче, автора лучшей на сегодня биографии бразильского вельможи, восстанавливающей его, как говорится, на кончике пера. Впрочем, всё дальнейшее свидетельствует о её правоте.

Итак: просторная терраса, за парапетом изумительный вид, на столе – кофе, коробка с сигарами, возможно, бутылка вина. Хозяйка, сеньора Тереса, уже покинула мужчин, избегая скушных разговоров о политике, а радушный хозяин, покончив со светскими сплетнями, берет быка за рога. Понимаю, что Вы удивлены, дон Бернардино, понимаю, что Вы нас не любите, и прекрасно понимаю, что у Вас есть на то основания. Но, с другой стороны, назовем вещи своими именами: сеньор Лопес начал эту войну, плохо рассчитав силы, и проигрыш Парагвая был неизбежен, а война есть война, и на войне неизбежны досадные эксцессы. Тем не менее, что было, то было, мы живы, и надо думать не о мертвых, которых все равно не вернешь, а о живых.

Далее, как можно понять, краткое, в самых общих чертах, изложение того, что было сообщено Императору, с упором на то, что Бразилия аннексировала только «спорные» земли, а войска Аргентины, вопреки всем договоренностям, оккупировали безусловно парагвайские территории, - и: Вы хотите, чтобы Парагвай сохранился на политической карте мира и со временем встал на ноги? Если да, мы с Вами союзники, потому что Империя тоже в этом заинтересована, а противостоять попыткам асунсьонских радикалов полностью лечь под Байрес можете только Вы, генерал Кабальеро, и ваши соратники.

И отстраивать Парагвай, кроме вас тоже некому. Разумеется, новый Парагвай, не по старым лекалам, - неважно уже, хороши они были или плохи, - а как удобно цивилизованному миру, - но, поверьте, в нынешней ситуации возвращение к прошлому уже невозможно. Не по чьей-то злой воле, но потому-то, потому-то и потому-то, а впрочем, Вы сами поймете. Нет-нет, я не требую немедленного ответа. Уверен, что нам с вами по пути, но, разумеется, подумайте, обсудите с друзьями, а потом опять встретимся. Только сразу хочу предупредить: если мы договоримся, - а я уверен, что мы договоримся, - вам, героям и рыцарям, нужно будет многому научиться. Не учитывать фактор «дружеских советов» не получится, и действовать силой, пока Парагвай под оккупацией, тоже, - хотя бы потому, что «под силу» никто не даст кредитов, без которых Вашей прекрасной стране не выжить.

Но самое главное: вам придется привыкать к политике, какова она есть, и принимать людей такими, каковы они есть, без военных крайностей. Мириться с двуличием, больше того, научиться двуличию, принять коррупцию, как реальность, потому что коррупция, увы, главная скрепа реальной политики, - это тяжко, понимаю. Но без этого, увы, никак. Жизнь сложнее идей д-ра Франсиа. И разумеется, следует перестать делить мир на «людей чести» и «предателей», оценивая те или иные персоналии исключительно с точки зрения пользы или вреда, которые они могут принести общему делу. Тем более, что у людей могут быть свои соображения. Вот, собственно, и все, что я хотел Вам сегодня сообщить, а теперь, с Вашего позволения, позвольте показать несколько картин, присланных мне из Парижа, - поверьте, они удивительны…

Спустя несколько дней (13 или 14 октября) там же, на даче виконта состоялась еще одна встреча, а 22 октября встретились уже в расширенном составе: дон Бернардино, сеньор Параньос и срочно вызванный из Парагвая госсекретарь Кандидо Баррейро, - кстати, троюродный брат генерала (что, впрочем, неважно, в Асунсьоне все были так или иначе в родстве), - и об этом нам известно больше. «У меня были опасения, - писал виконт Императору по итогам. – Несмотря на договоренности, лицо генерала, когда он увидел нашего друга, стало гневным, однако сеньор Баррейро спас ситуацию. “C Вашего позволения, кузен, я сяду в угол, - с улыбкой сказал он, - и Вы, если пожелаете, легко сможете меня задушить, но прежде прошу выслушать…”. После этих слов тучи рассеялись, и беседа пошла в желательном тоне. Надеюсь, они найдут общий язык».

И таки да: общий язык нашелся. Говорили долго, потом встречались еще два раза, уже без участия сеньора Параньоса, - а 16 декабря генерал Бернардино Кабальеро покинул Рио де Жанейро в компании десятка генералов, доверявших ему, как единственному лидеру: Патрисио Эскобара, Франсиско Гена, Эрман Серрано и других героев войны, чьи имена нам уже знакомы. Категорически отказался от сотрудничества, предпочтя остаться в плену, только Исидоро Рескин, генерал довоенного разлива, считавший «выдвиженцев» скороспелками, но это уже было несущественно.

Вскоре, за пару дней до Рождества, освобожденные пленники прибыли в Асунсьон, где дон Бернардино по требованию барона Котепижи, посла Бразилии, вошел в кабинет, приняв портфель военного министра. Правда, пока что без армии, потому что Нацгвардия, возглавляемая «радикалом» Бениньо Феррейра, ему не подчинялась, - но на его призыв возвращаться на службу откликнулось множество командиров последнего этапа войны типа молодого, известного мужеством и обостренным чувством чести капитана Хуана Долорес Моласа, которого поминаю особо, ибо и роль он сыграет особую.



Конец это только начало

Впрочем, ничего броского на этом этапе не случилось. Ну, вернулись люди, и вернулись. Угрозы властям от них никакой не предвиделось, и власти делали политику, - а политика звенела и бурлила. Ибо, как выяснилось, более половины британского кредита, взятого Сирило Риваролой под людоедские проценты при посредничестве бразильцев, делась непонятно куда, а параллельно грянул и «серебряный скандал», корнями уходящий еще в эпоху Триумвирата, когда из церквей изымали серебро, чтобы продать в Аргентине, на вырученные деньги купив продовольствие для переполнивших Асунсьон голодающих беженцев, ибо выяснилось, что продуктов куплено гораздо меньше, чем предполагалось, а о качестве и говорить не приходится.

За неимением продававшего серебро экс-триумвира Бедойи, уже сбежавшего в Байрес, откуда его, естественно, не выдавали, на ковер вызвали сеньора Гилла, к серебру имевшего отношение опосредованное, зато, как министр финансов, ответственного за британский кредит, к тому же, взятый под гарантии не «добрых друзей из Аргентины», а «бразильских жуликов». Правда, отчет дон Хуан Батиста дал безупречный, по бумагам все сходилось тютелька в тютельку, но пропавшие фунты стерлингов от этого не появились. Зато появились новые вопросы. Например, на какие, собственно, шиши президент Риварола содержит небольшую частную армию, а сеньор Гилл, человек небогатый (богатых в Парагвае после войны не осталось) открыл частный благотворительный фонд Guarara с ночлежками, больше похожими на казармы, где обосновались почти две тысячи ветеранов, официально - инвалидов, но при руках, ногах, глазах и мачете.

По мнению парагвайского историка Фабиана Чаморро, «оглушительные, затягивавшиеся на сутки дебаты о патриотизме имели очень обыденную подкладку. Депутаты, рассуждая о справедливости, конституции, борьбе с тиранией и даже “позорной коррупции”, в сущности, требовали разделить с ними призы “победы демократии”, в которую они тоже внесли свой вклад. Пойди Риварола навстречу их лидеру, Хосе Сегундо Декауду, и вернись в казну хотя бы часть пропавших средств, кризис был бы урегулирован. Но Риварола не собирался этого делать, и еще меньше собирался это делать Гилл».

В такой обстановке, - не помогали даже жалобы в Байрес (в ответ шли исключительно рекомендации типа “Брали кредит через Бразилию, вот и разбирайтесь сами”), - конфронтация не могла не углубляться, и углублялась: в итоге, дело перешло в суд, и суд признал объяснения министра финансов неудовлетворительными, после чего Конгресс отправил его в отставку. Такое право при наличии двух третей голосов «за» у депутатов было, - но президент наложил свое «вето», на что тоже имел право, и в итоге встал вопрос об импичменте. Однако Риварола сработал на упреждение. 15 октября 1871 года он подписал указ о роспуске парламента и назначил дату новых выборов – 8 декабря. Сей ход, правда, автоматически понижал его статус до «исполняющего обязанности», зато полностью обнулял полномочия депутатов.

Естественно, такой финт пришелся крайне не по душе: через пару дней, собравшись в местечке Такуарари, отставные парламентарии (цвет «умеренного» проаргентинского крыла) объявили о «революции против тирании нового Лопеса», однако бунт был подавлен в зародыше Нацгвардией и «активистами» - частной армией президента, а также калеками из Фонда Guarara, после чего начались расправы, и не только на месте событий: в Асунсьоне тоже творилось неописуемое.

Особых убийств, правда, не случилось, - десятка два жертв, - но всех, кому не нравился президент,  даже непричастных к событиями, избивали, а то и калечили,  - но что интересно, военный министр Кабальеро (кстати, член правления вышеупомянутого фонда) категорически отказавшись участвовать в «братоубийстве» и призвал своих сторонников не вмешиваться, вопреки просьбам дона Сирило передумать, подал в отставку, оставшись в стороне от событий. Как и большинство его окружения, ушедшего в отставку вместе с доном Бернардино. А вместе с ними покинул пост госсекретаря и дон Кандидо Баррейро.

В принципе, расчет Риваролы был точен. Переговорив с послами Аргентины и Бразилии, он нашел у них полное понимание, а провести выборы в нужном ключе после зачисток, да еще и имея деньги (свои плюс сеньора Гилла) проблем не составляло, - кандидатов подобрали из числа проаргентинских «радикалов», проявивших во время событий полную лояльность, - и дон Сирило накануне выборов, подчеркивая полную незаинтересованность, убыл в родовое имение, ничуть не сомневаясь, что министр финансов, лично работавший с кадрами, сделает все, как нужно, и новый состав парламента подтвердит его полномочия.

Однако получилось совсем иначе. На первом же заседании кто-то вопреки утвержденному сценарию заявил, что человек, уличенный в коррупции, не может быть лидером нации, кто-то помянул о «кровопролитиях в Такуарари», а еще кто-то - «мятеж против законного президента Факундо Мачаина». В итоге, кандидатуру Риваролы даже не поставили на голосование, временным же президентом единогласно назначили вице-президента Сальвадора Ховельяноса, кандидатуру которого поддержал генерал Бениньо Феррейра, молодой и дерзкий командующий Нацгвардией, сообщив Конгрессу, что никого другого «армия» не потерпит.

Впрочем, никто и не возражал. Ни военные, ни гражданские, ни lopistas, ни liberales. Да и сам Риварола, запросив, на всякий случай, послов Империи и Аргентины, но не получив ответа даже на уровне вежливой отписки,  все понял правильно, сдал ленту и в тот же день покинул столицу, наглухо засев в удаленном от столицы семейном имении, на всякий случай, превращенном в маленькую крепость, охраняемую двумя сотнями прекрасно оплачиваемых pistolleros.

Таким образом, к рулю в Асунсьоне прорвались самые «радикальные либералы» (новый глава государства, считаясь «умеренным», на деле мало от них отличался), полностью ориентированные на Байрес, - а все видные lopistas (в первую очередь, военные), наотрез отказались от министерских портфелей. По «убедительной просьбе» Бразилии, в новый кабинет вошел только д-р Гилл (как министр финансов, подписывавший документы о британском кредите). Да еще, изрядно поломавшись, МИД принял сеньор Баррейро, альтернативы которому у «легионеров» не было, поскольку никто в Парагвае не имел таких связей в Лондоне, как он, но их влияние при таком Конгрессе было, мягко говоря, очень ограничено.

Короче говоря, в политическом смысле 1871 год завершился полной победой Аргентины, «прислужники тирана» и «наймиты рабовладельцев» улетели на обочину процессов, а бюджет наконец-то оказался под контролем депутатов. Однако отзывать все проигравшего посла Бразилии никто и не думал.  Напротив, как указывает в своем дневнике Жуан Баррозу, барон Котежипи, «получив информацию о составе правительства, я, прежде чем сесть за отчет виконту и Его Величеству, велел откупорить заветную бутылку шампанского, присланную для такого случая из Парижа. Увертюру к нашему бенефису оркестр сыграл превосходно».

Продолжение следует.

Comments

( 29 comments — Leave a comment )
leon24p
Sep. 29th, 2017 05:04 pm (UTC)
Отлично! А то, я уже думал, что в блоге не будет окончания Латинской Америки.
Спасибо.
Андрей Агеев
Sep. 29th, 2017 05:11 pm (UTC)
Наконец то. А я думал Вы забыли про Лат. Америку. Мне уже приходилось по второму кругу перечитывать ликбезы. Уж больно интересны.
jadore_odessa
Sep. 29th, 2017 05:27 pm (UTC)
Все понятно - Лавина ...
alexey43
Sep. 29th, 2017 05:28 pm (UTC)
Судный день прошёл под кофе.. Уже позитив! ) А про Европу говорили?
urman_ru
Sep. 29th, 2017 05:44 pm (UTC)
Улыбаемся и машем!
Давно было ясно.
Юрий Чернышов
Sep. 29th, 2017 06:56 pm (UTC)
Спасибо за продолжение, ждал!
Только вопрос не по тексту, довольны тем что прогнозы верны или все таки позитив какой есть?
Сразу отмечу, верные прогнозы не всегда позитив))
RomanObuhov_2
Sep. 29th, 2017 08:09 pm (UTC)


1. Сакральных крымчан начали лишать сакрального гражданства за невосторженный образ мыслей.
"В распоряжении газеты ВЗГЛЯД оказались материалы проведенной сотрудниками МВД проверки, по итогам которой был лишен гражданства и уволен зампрокурора Симферополя Александр Шкитов. Как заявила ы Наталья Поклонская, Шкитов был «со мной в Крыму в марте 2014 года» и защищал тогда «нашу Родину»."

2. Кошке режут хвост по частям.
"Санкции против банков и энергетических компаний РФ в соответствии с новым американским законом о санкциях начнут действовать с 28 ноября, сообщает минфин США. Акт о санкциях США сокращает допустимое время финансирования российских банков под санкциями до 14 дней, компаний нефтегазового сектора – до 60 дней"

3. Об эффективных менеджерах.
"Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) разрешил бизнесмену Сергею Тигипко приобрести дочернюю структуру Сбербанка на Украине VS Bank."

В сакральной Сирии "черноармейцы" вроде как окружили г.Сухна у Пальмиры
Как правильно заметил т.Стрелков, там если переживать, то только за русских военнослужащих...потому что политически, они туда направлены правящим режимом не ради неких интересов России и не для защиты союзника от западных интервентов и их марионеток
RomanObuhov_2
Sep. 29th, 2017 08:13 pm (UTC)

Описание непотребств, творимых "демократическим руководством свободного Парагвая", напоминает картины после падения СССР ...и м.б. РФ
partagenocce
Sep. 29th, 2017 08:19 pm (UTC)
Увертюру к бенефису оркестр сыграл превосходно
ктобы сомневался

serdzeved
Sep. 29th, 2017 09:39 pm (UTC)
Re: Увертюру к бенефису оркестр сыграл превосходно
А он помнит где у него Родина ?
Вот просто интересно , сколько учительнице музыки в час платили , чтобы обучить этого , сильно потрёпанного галерным трудом раба , такой "виртуозной" игре на пианино.., пардон , на рояле ?

Edited at 2017-09-29 09:41 pm (UTC)
partagenocce
Sep. 30th, 2017 07:15 am (UTC)
такой "виртуозной" игре на пианино
тому кто его обучал пора ... откупорить заветную бутылку шампанского, присланную для такого случая из "Парижу"
livejournal
Sep. 29th, 2017 08:31 pm (UTC)
ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (55)
Пользователь selestafox сослался на вашу запись в своей записи «ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (55)» в контексте: [...] Оригинал взят у в ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (55) [...]
serdzeved
Sep. 29th, 2017 10:21 pm (UTC)
https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
"..– Спокойней, старик, будь к таким вещам, мой тебе совет. Ну переделай, как хотят, тебя что, от этого убудет? Ты просто съездил – и в тебе еще кипит. Спусти пар. Если хочешь здесь работать, не надо этими ужасами пугать, все равно дальше этажа не уйдет, озлишь всех только… Щи полные и бифштекс, – он наконец достиг желанной цели.
И, загрузив поднос, своей неколебимой, как у моряка на колебимой палубе, походкой понес его к столу. Пока готовился мой кофе, я продолжал невольно любоваться им. С чувством рачительного едока он обтер салфеткой ложку с вилкой, развел крепкие локти, взяв наизготовку инструмент…
От его плотного, коротко стриженого загривка веяло лютым спокойствием уверенного в себе на все сто профессионала. Вот так же точно он брал в свою бойцовую ладонь перо, спокойно обращая трепетные факты жизни в бестрепетный газетный материал. И эту поступательную неотвратимость не мог смутить никто – даже известный всем на наших этажах хохмач из «Комсомолки» Миша Палиевский с его двумя коронными примочками: «Писатель! Классик! Автор монографии «Литература – это я»!» И еще – когда в типографии верстались его стишки о Ленине и патриотике или какой-нибудь первополосный официоз: «Внимание! Ключ на старт! От-сос!»
И даже машинистки по своим неписаным законам печатали бесспорные и никогда не заходившие на второй круг Андреевы статьи в первую очередь…
Он сделал первый зачерп, со спины было видно, как вся фигура подалась навстречу пище. Но тотчас пригнутые плечи разошлись, ложка с плеском полетела в щи, он развернулся, и я увидел лютый, несообразный ни с чем гнев в его лице. Он встал с тарелкой и стремительно пронес ее на стойку:
– Опять холодное! Сколько раз можно говорить!
Девчонка, растерявшись сразу, следом кинулась к импульсивной самозащите:
– Я не могу каждому наливать, вас много, а я одна.
– Не можешь, поищи себе другое место. Мы можем хоть у себя здесь иметь приличный буфет!
– Да я заменю, заменю, не кричите только.
Она занялась заменой; шевельнувшаяся было во мне шутка на предмет столь ярой привередливости тут же сдохла по соседству с убийственным, прожигавшим нерадивую буфетчицу взглядом корифея. Он молча принял свеженалитое и унес на свое место. Но теперь его загривок источал, взамен прежнего, отравленное на все сто процентов удовольствие и бурю духа во весь объем большой тарелки.
Я наконец получил свой кофе, но испил его, не решась примкнуть к сердитому рубаке, за другим столиком – и поспешил уйти. Мне стало как-то не по себе при мысли о том, как он сейчас расправится со сбитым на одной крови со мной бифштексом…

И вот вся эта наша партноменклатурная надстройка, к моему изумлению и ужасу, так и не изменилась ничуть с тех упадочных советских лет. Как была до основания уперта в свой борщ с котлетой и в дремучий страх перед начальством, основополагающий для дикаря – так и по сей день не ушла с тех рельс ни на волос, ни на йоту.
За что ж боролись? За что пали миллионы после крушения СССР, неладного в моральном плане, но в социальном очень даже ладного для большинства? За то лишь, чтобы та же номенклатура, обожравшаяся уже до того, что из глаз и ушей лезет еда, бушевала «до потери безобразия» в той же тарелке щей? "

Так вот , к чему это я ? А к тому , что тупоё жлобство и зависть - это сама суть народа - богоносца ...
exarchmk
Sep. 29th, 2017 10:34 pm (UTC)
Re: https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
--так и не изменилась ничуть с тех упадочных советских лет

Это еще с царских времен все... а современная РФ это уникальная структура, взявшая совместившая в себе все худшее из РИ и СССР... квинтэссенция худшего в истории России.
serdzeved
Sep. 29th, 2017 11:10 pm (UTC)
Re: https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
А я давно говорил , что РФ наследовала самое худшее из тысячелетней истории русского народа . Вы думаете , что это случайно , или злокозненно (в смысле очередные происки жидомассонов ) ?
Так вот я вас разочарую - это вполне закономерно .Демократ Ельцин дал укророссиянскому народу полную сободу , в отличие от тирана Сталина ( который всех принудительно заставлял соблюдать все десять библейских заповедей в виде Кодекса Строителя Коммунизма ), и малороссийский и русский народ , вкусив т.с. полной грудью этот дух свобоы , ударился в полную дикую анархию и воровство ,отводя наконец свою душу в безнаказанной вседозволенности порока и разврата ..назло , бля ,всем жестоким тиранам , которые их заставляли соблюдать хотя бы элементарную мораль.
Поэтому коррупция и беспредел на этой земле неистребимы , пока последние носители этого смертельного вируса не вымрут или не эмигрируют ..

Edited at 2017-09-29 11:35 pm (UTC)
exarchmk
Sep. 30th, 2017 12:25 am (UTC)
Re: https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
Железной рукой загоним человечество к счастью. :) Как не любят борцы за свободы и демократии этих слов... которые слова есть чистая правда - ибо в массе своей крестьянское население с архаичным менталитетом другим способом быть нормальными людьми не заставишь никак.
serdzeved
Sep. 30th, 2017 12:48 am (UTC)
Re: https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
И атомизированное городское тоже ..
serdzeved
Sep. 29th, 2017 11:57 pm (UTC)
Re: https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
Вы думаете Стрелковы - Болдыревы своими заговорами что-нибудь изменят ? А нихрена . Ну сидят два десятка пенсионеров за роскошным столом , изобржая на лицах умное выржение и произнося пламенные спичи в своём узком кругу . Ну и что с того ? Это всего лишь обычная ярмарка тщеславия. Или стандартный симулякр .
Где за ними люди ? Т.с. те самые миллионы революционно настроенных пролетарских масс с мозолистыми руками , для которых пох чем махать - хоть кувалдой , хоть прикладом мосинской винтовки - главное только , чтоб эффективно уничтожать классового врага .
Поэтому я просто ржу со всех этих зажигательных стрелковских призывов об объединении трёх монархистов с пятью националистами и одним большевиком-лимоновцем ..
RomanObuhov_2
Sep. 30th, 2017 06:56 am (UTC)
Re: https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
Прощение долгов по кредитам и национализация банков - это поддержит большинство))
serdzeved
Sep. 30th, 2017 12:23 am (UTC)
Re: https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
Единственное реально жизнеспособное и эффективное в нынешней безнадёжной ситуации - это идея "Братства" Романа Василишина , поскольку с кремлёвскими ,чеченскими , цыганскими и проч. подобными "братьями " эфективно может бороться только структура основнная на тех же братских принципах круговой поруки и всех за одного .
Русские наконец то должны когда - нибудь стать нацией , а не родо-племенной солянкой , по прихоти судьбы случайно собранной в одном огромном бараке .

Всё-таки М.Горький был гений..смотреть с 11-ой минуты ..



Edited at 2017-09-30 12:25 am (UTC)
exarchmk
Sep. 30th, 2017 12:27 am (UTC)
Re: https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
Боюсь, что единственный выход для нас, скорее всего, остался только один - любой аналог ИГИЛа с "до основания"... Потому как все предыдущие остановки с другими вариантами мы благополучно проехали.
serdzeved
Sep. 30th, 2017 12:56 am (UTC)
Re: https://publizist.ru/blogs/6/20488/-
Да , точно так .
Остался только один шанс - попытаться увидеть в своём ближнем своего брата . Иначе случится катастрофа .
vladimirovic
Sep. 30th, 2017 07:09 am (UTC)
Браво! Мастерство никуда не денешь.
fdj_ler
Sep. 30th, 2017 04:04 pm (UTC)
В 2013 году Лев Рэмович описывал сеньора Гилла несколько более комплиментарно.
zhur_zhal
Sep. 30th, 2017 07:12 pm (UTC)
Смею предположить, что:
1) Тогда было меньше напрашивающихся ассоциаций с современностью.

2) Тогда было куда больше надежд на лучшее.
fdj_ler
Sep. 30th, 2017 07:14 pm (UTC)
Re: Смею предположить, что:
Лев Рэмович тогда ассоциировал Парагвай и Лопеса с Ливией и Каддафи.
putnik1
Sep. 30th, 2017 07:15 pm (UTC)
Re: Смею предположить, что:
Но про Гилла?!
fdj_ler
Sep. 30th, 2017 07:18 pm (UTC)
Re: Смею предположить, что:
Принцип маятника . От 1 марта 2013 года. Там ссылка на текст в "Однако" и в нём упомянут Гилл. Только там его фамилия пишется вами как Хилл.
putnik1
Sep. 30th, 2017 07:14 pm (UTC)
Я не помню, чтобы в 2013 я писал о Парагвае. Скажу больше, не уверен, что знал тогда о сеньоре Гилле. О Ривароле знал, и то мало.
( 29 comments — Leave a comment )

Latest Month

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner